15:06
Середа, 31 Січня 2018

Суд над Шабуниным: акт первый

«Пострадавшего» Всеволода Филимоненко пришли поддержать блогер Мирослав Олешко и с десяток бабушек, замеченных на акциях Вадима Рабиновича. На стороне «обвиняемого» Виталия Шабунина – медийные общественники, антикоррупционеры и «автомайдановцы»
Суд над Шабуниным: акт первый
Суд над Шабуниным: акт первый

Вчера в Днепровском районном суде Киева состоялось предварительное заседание по делу против главы общественной организации «Центр противодействия коррупции» Виталия Шабунина. Ему инкриминируют ч. 2 ст. 345-1 Уголовного кодекса Украины – «угрозы или насилие в отношении журналиста». Наказание – до пяти лет тюрьмы. Повод для уголовного преследования – прошлогодняя стычка Шабунина с преследовавшим его видеоблогером канала «Голос народа» Всеволодом Филимоненко. Шабунин ударил Филимоненко, а тот облил главу ЦПК из газового баллончика.

Под зданием суда собралась небольшая толпа – человек пятьдесят. Местные бабушки с внуками и праздношатающиеся с интересом поглядывали на две группы людей с плакатами. Камер было больше, чем активистов, поддерживающих как Филимоненко, так и Шабунина, так что журналисты окружили пикетчиков плотным кольцом. Люди, пришедшие поддержать Филимоненко, вызывали особый интерес. Их было человек десять, все – пенсионного возраста, и в руках они держали самодельные, написанные от руки плакаты с лозунгами вроде «Шабунин, хватит врать!», «Нападение на журналиста – преступление против общества!», «Будь мужиком, ответь за свой поступок!» и даже «Шабунин, прекрати давление на суд!».

Бабушки неохотно вступали в разговоры с журналистами. Одна из них рассказывала, что познакомилась с Филимоненко на акции, которую организовывал депутат Вадим Рабинович. Другая громко заявила, что «давно дружит с Сережей Филямоненко, он настоящий журналист», и по собственной воле пришла высказать ему поддержку. На мой встречный вопрос, знает ли она, что Филимоненко зовут не Сергей, а Всеволод, досадливо отмахнулась: «Ну что вы прицепились ко мне. Вон у нас старшая – к ней идите!».

«Старшая», в розовом пуховике, действительно охотно отвечала на вопросы журналистов. Все ответы сводились к следующему: у вас своя правда, у нас – своя; Филимоненко – журналист, а Шабунин – коррупционер; обо всех подробностях дела можно почитать на странице Филимоненко в фейсбуке – а остальное расскажут в суде. Создавалось впечатление, что ответы были заранее отрепетированы, потому что даже о том, при каких обстоятельствах Шабунин ударил Филимоненко, «старшая» не могла ответить внятно. В конце концов, пикетчиков-пенсионеров оставили в покое – появился Филимоненко, и журналисты стали задавать вопросы ему.

Он тоже пришел не один – его, например, сопровождали блогер Мирослав Олешко и еще несколько молодых людей. Филимоненко пришел на суд, обвязанный флагом Евросоюза и с маленькими флажками США – чтобы, как он сказал, «напомнить суду о европейских ценностях, в том числе, независимом суде, к которым мы стремимся».  Он еще раз повторил, что Шабунин ударил его якобы в отместку за расследования о деятельности главы ЦПК, которое сделал Филимоненко. Кто-то из толпы выкрикнул: «Да ты же спровоцировал его!». Филимоненко живо отреагировал, явно получая удовольствие, в отличие от своей группы поддержки, от оказанного ему внимания: «А что плохого в провокации?  Это часть работы журналиста».  В толпе засмеялись.

Кто-то попросил уточнить, журналистом какого СМИ являлся Филимоненко на тот момент, когда его ударил Шабунин, и есть ли у него удостоверение. Он ответил, что представлял издание Flash On Time News, и удостоверение есть – но оно в рюкзаке, и его сложно достать, потому что рюкзак повязан сверху флагом. В дальнейшем, кстати, издание Flash On Time News или удостоверение Филимоненко не вспоминал – хотя в зале суда разделся до футболки с надписью «Школа коррупции» и еще неоднократно отвечал на вопросы журналистов о том, где он работает. Интересно, что на сайте Flash On Time News есть только один авторский материал Филимоненко, где его называют «спецкором» издания – за 2015 год. А в мае 2017 года, за месяц до инцидента с Шабуниным,  на том же сайте вышел материал, где Филимоненко уже представлен «журналистом «Голоса народа».

Читайте також

Затем к журналистам вышел Шабунин в сопровождении одного из своих адвокатов – Дениса Овчарова, и руководителя Института массовой информации Оксаны Романюк.

Первым говорил адвокат: «Давайте вспомним, что произошло. Был бытовой конфликт, Виталий ударил в лицо господина Филимоненко. Последний вызвал скорую, она приехала, ничего не подтвердила, в лечении Филимоненко не нуждался и претензий к Шабунину не имел. Через 12 дней, как стало известно из материалов дела, выяснилось, что у него есть телесные повреждения, перелом кости. Мы считаем, что есть признаки того, что данная экспертиза сфальсифицирована. Например, в материалах дела на сегодня отсутствует рентген, по которому было бы можно определить степень повреждений, и сама экспертиза противоречива: в одной части экспертизы указано, что били в левую часть лица, в другой части – что в правую. Дело вели десять следователей, дважды менялась статья. Дело интересное с точки зрения юриспруденции, потому что идет оценка – где грань между журналистской деятельностью и провокацией. Мы считаем, что в действиях господина Филимоненко есть признаки хулиганских действий, и это банальный бытовой конфликт, который господин Шабунин не отрицает. Мы видим, что на сегодняшний день правоохранительная система не способна расследовать банальное дело, тратит на это полгода – на дело даже не о драке, а нанесении одного удара, по которому можно говорить о штрафе и административном правонарушении».

Оксана Романюк рассказала, что, по мнению медиаэкспертов, дело не связано с журналистской деятельностью, о чем уже было сказано в совместном заявлении «Детектора медиа» и ИМИ, которое поддержали сорок три правозащитных организаций Украины. Она также сказала, что Филимоненко нарушил все этические нормы работы журналистов, и «осуществлял целенаправленные провокации». «По нашему мнению, правоохранительным органам было бы лучше заниматься делами о нарушении прав реальных журналистов, а не использовать уголовный кодекс для преследования активистов», – добавила руководитель ИМИ. Пока Романюк говорила, сторонники Филимоненко и он сам что-то выкрикивали и громко комментировали выступление.

Наконец, слово взял Шабунин: «Я признаю, что ударил мужчину. Сделал это из-за того, что он травил одну из сотрудниц ЦПК. У меня не было другого способа восстановить справедливость, поскольку наши заявления про преступления, про травлю моей коллеги полиция не расследовала. Я готов нести ответственность за то, что я совершил. Но я хотел бы сказать, что это никак не связано с журналистской деятельностью потерпевшего, и точно никак не связано с нанесением телесных повреждений средней тяжести, которые заявлены в сфальсифицированной экспертизе».

На этом импровизированный пресс-брифинг закончился, все двинулись в здание суда. Поскольку это было предварительное судебное заседание, все ожидали, что оно будет коротким. Судья должна была рассмотреть предоставленные документы. Она могла отклонить обвинения и отправить дело на дорасследование. Или просто назначить дату суда, где уже будут рассматривать дело по сути. Но в итоге заседание затянулось почти на два часа.

Во-первых, заседание началось с опоздание на полчаса. Пока в переполненном зале (многим пришлось стоять в проходе) ждали судью, Филимоненко солировал: отвечал на вопросы журналистов, подарил Шабунину конституцию США, «чтобы изучать конституцию страны, которая поддерживает журналистов». Кто-то в зале крикнул «Браво!». В углу, где собрались сторонники Филимоненко, раздались аплодисменты – хлопал один человек. Один из автомайдановцев, пришедших поддержать Шабунина, повернулся к бабушкам «за Филимоненко», и строго спросил: «А вы почему не хлопаете?» Пенсионерки растерялись, а одна сердито сказала: «Так нам не говорили!». Кто-то посоветовал Филимоненко попросить в США политического убежища.

Пока длилось ожидание, журналистка канала «24» пыталась выяснить у Филимоненко, на каком ресурсе он первоначально публикует свои расследования и о чем они. Филимоненко сначала отвечал, а потом стал рассказывать, что канал «24» – «пропагандистский» и выступает на стороне «якобы коррупционера», не предоставляя слова «второй стороне». В группе, где стоял Мирослав Олешко, кто-то закричала: «Да он не антикоррупционер – он якобы работает, а в стране становится коррупции все больше!». В зале захохотали.

Филимоненко, ничуть не смущаясь, продолжал выступать. «Я хотел бы жить в стране, где права журналистов, пусть даже блогеров, были защищены и где бы серьезно относились. Я не знаю, кто такие антикоррупционные активисты – есть вот, например, православные журналисты, и это что-то такое же, как антикоррупционные активисты. Я знаю, что у нас в стране есть группа лиц, которые не совсем честно распоряжаются деньгами, которые выделяются нашими западными партнерами на развитие демократии и свободы слова». Кто-то спросил: «Доказательства есть?». А кто-то другой: «А зачем вы вообще спрашиваете о чем-то?».

Шабунин решил вступить в диалог и напомнил, что ЦПК недавно выиграло суд против депутата Павла Пинзеника, который в Раде презентовал фильм журналиста Василия Апасова, где утверждалось, что ЦПК «выводит» деньги, то есть тратит их с нарушением законодательства. Суд обязал Пинзеника опровергнуть недостоверную информацию, озвученную им на брифинге, который был показан на канале «Рада». Пока Шабунин рассказывал это журналистам, из «угла Филимоненко» кричали: «А почему ваши посты лайкает Ренат Кузьмин? Это ж как вы боретесь с коррупцией, если главный коррупционер вас поддерживает?». Шабунин предложил адресовать этот вопрос прокуратуре, которая до сих пор, не смотря на заявления самого ЦПК, не посадила Кузьмина.

В конец концов, судебное заседание началось. Судья Елена Козачук собрала все документы, попросила представиться всех участников процесса. Так выяснилось, что Филимоненко проживает в «Межигорье», в резиденции бывшего президента Виктора Януковича. Шабунин признал свою вину, и заявил, что готов возместить стоимость лейкопластыря Филимоненко – поскольку это единственное, что было ему необходимо после удара. Соблюдя все формальности, судья отправилась в совещательную комнату – и пропала больше, чем на час.

Филимоненко пытался еще выступать, но, в конце концов все устали – и задавать вопросы, и отвечать на них. Пенсионерки обсуждали рецепты, ребята из «Автомайдана» – свои суды, уже состоявшиеся и будущие. Кто-то сказал: «Что-то долго Козачук думает». И в ответ ему пояснили: «Да наверное, с начальством обсуждает. С той самой Нелей Ластовкой». (Судья Неля Ластовка во времена Майдана лишала прав активистов «Автомайдана» за поездки к «Межигорью». В марте этого года Ластовку отстранили от работы, но вчера, в тот же день, когда рассматривали дело Шабунина, Высший совет правосудия отказался ее увольнять – и теперь она снова руководит Днепровским районным судом – Ред.).

Через час судья вернулась с ожидаемым решением: она удовлетворила требование стороны потерпевшего пригласить для дачи показаний Юлию Марушевскую, которая была свидетелем словесной перепалки Шабунина и Филимоненко, когда тот только начал свое «расследование» работы ЦПК. Также Козачук сообщила, что суд будет рассматривать дело по существу 9 февраля и именно по той статье, которая была заявлена прокуратурой в обвинительном акте – «угрозы или насилие в отношении журналиста» (ч. 2 ст. 345-1 УК).

Решение судьи встретили без особой реакции – Шабунин сказал, что ожидал его. Журналисты разъехались делать материалы, пенсионерки остались дожидаться «старшей» перед судом. 9 февраля, очевидно, они снова придут поддержать «друга».

Фото: Гала Скляревская, фейсбук-страницы Дмитрия Дмитриева, Мирослава Олешко, ЦПК

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2063
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop