15:25
Четвер, 13 Квітня 2017

Мыкола Вересень: «Украинские ведущие вообще очень плохие, но эти, московские – хуже»

Ведущий высказал свое мнение об украинской журналистике, критике и журналистах, пришедших во власть
Мыкола Вересень: «Украинские ведущие вообще очень плохие, но эти, московские – хуже»
Мыкола Вересень: «Украинские ведущие вообще очень плохие, но эти, московские – хуже»

Ведущий и актер Мыкола Вересень стал гостем программы «Циники», и помимо разговоров о его актерской деятельности, отношении к славе, политикам и языковому вопросу, высказался на тему украинской журналистики. Так, отвечая на вопрос ведущих, почему в топе рейтингов сейчас присутствуют ведущие Евгений Киселев и Матвей Ганапольский, но нет самого Вересня, он сказал:

– Люди, которые владеют каналами, олигархи – у них страшный пиетет перед Москвой. Я не буду называть фамилии, это неправильно, но я смотрел рейтинги. И очень часто они уступают среднему украинскому ведущему. Украинские ведущие вообще очень плохие, но эти, московские – хуже. Но для олигархов, для печерского политикума посидеть за одним столом с кем-то из них, – это важно. Это такой пережиток Совка. Вообще, это такое пренебрежение к своим людям, к 40 миллионам людей – это ужас! Олигархат надо уничтожать, он мешает – и не только потому, что это люди с деньгами и властью, но еще и потому, что это люди, которые предельно ненавидят то, что они видят вокруг себя.

Также Вересень объяснил, почему он не зарегистрирован в соцсетях, хотя его жена имеет свой аккаунт и ведущий иногда читает фейсбук-ленту:

– Когда я открываю фейсбук, я вижу 90% идиотов, которые ни в чем не разбираются, ни в музыке, ни искусстве, ни в политике – это просто какой-то поток сознания. Мне очень страшно попадать в этот коллектив – и поэтому я совершенно сознательно там отсутствую.

Читайте також

Говоря о солидарности в журналистском сообществе, Вересень заявил, что в Украине нет журналистки:

 Нет профессии журналиста в Украине – есть некоторые журналисты. И солидарности тоже нет. Во всем мире существует набор пунктов журналисткой этики. Если ты признаешь их – ты журналист, если нет – то ты не журналист. Если мы пересечем границу на запад, то там все подписываются под этим списком пунктов, и это нормально. А украинская журналистика такая, какая она есть, потому что ее фактически нет – потому что кто-то принимает эти пункты, и этих людей мало, а остальные нет.

Это вообще очень трусливая профессия. Я всегда привожу один и тот же пример: вот эти все разговоры, которые происходят каждый год 16 сентября по поводу смерти Гонгадзе. Народ идет по Крещатику с серьезными лицами, выступает с пламенными речами на Майдане… Ребята, не выйдите в эфир один раз в этот день! Все! Вот тогда всех убийц найдут – не только Гонгадзе. Потому что придут в кабинеты свои президент, премьер, – а нету у нас сегодня в стране ни телевидения, ни газет, ни интернета, – ничего. Они почешут затылок, а может и жопу – и побегут искать, и наймут ФБР-овцев, и все будет хорошо. Но нет же, нам же нужно лица серьезные сделать и рассказать, какая у нас опасная профессия.

В ходе программы затронули и тему журналистов, пришедших во власть:

 Моя колоссальная претензия к НГО, к грантоедам и журналистам, которые зашли во власть, очень простая: вы уже все сделали для журналистики? Вы создали свод законов, который бы позволил свободно развиваться журналистике в этой стране? Вы обезопасили журналистов от редакторов, редакторов от хозяев? Вы создали систему законов, когда сложнее было бы закрыть «Радио Вести», например? Я не против того, чтобы их закрыли, если есть основания. Более того, я не против того, чтобы ушли и «1+1», и «Интер». Потому что это странно выглядит: почему им всегда дают лицензии, а мы вот с Дорошенко придем с концепцией, с банковскими гарантиями, чтобы сделать свое телевидение – почему нам не дадут сделать его на волнах «1+1»? Как бы все имеют право. Да что тут говорить, все и так понятно. Но все те, кто пришли из журналистки в Раду, они занимаются политикой. Но у них должок: я, например, рассчитывал, что они придут, расчистят поле для нормальной журналистки, создадут все условия для этого – и потом, пожалуйста, пусть займутся политикой.

Только пусть они не продолжают писать на сайтах – давайте решим: или – или. Я в этом смысле очень люблю Егорку Соболева. Потому что он официально заявил: «Я ухожу из журналистки, становлюсь политиком». И он действительно не пишет. И вот это правильный подход.

Ведущий рассказал, что критики должны «соизмерять себя с критикуемыми», и он бы сам не стал разговаривать с журналистами, которые этого «не заслужили»:

– Надо заслужить разговоры: я бы вот с вами не сел здесь (обращаясь к соведущему программы Дмитрию Терешкову.  ДМ). А вот с Костей Дорошенко – сел. Потому что он заслужил давно. (…) Я вообще не люблю, когда мелкие какие-то люди критикуют даже очень плохих. Я вряд ли буду разрешать всем при мне критиковать Сашу Ткаченко. Мы все знаем, что такое «1+1» сегодня, но он работает на рынке 25 лет, и у него были большие успехи. Для того чтобы обсуждать кого-то, нужно быть соизмеримым с ним.

Интересное получилось интервью – наглядное, можно даже сказать.

Фото: Циники

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
3000
Переглядів
Коментарі
ДМ
17:07 / 13 Квітня 2017
В тексте указано: "Также Вересень объяснил, почему он не зарегистрирован в соцсетях, хотя его жена имеет свой аккаунт и ведущий иногда читает фейсбук-ленту"
Media Sposterigach
16:48 / 13 Квітня 2017
микола вересень: "– Когда я открываю фейсбук, я вижу 90% идиотов, которые ни в чем не разбираются, ни в музыке, ни искусстве, ни в политике – это просто какой-то поток сознания. Мне очень страшно попадать в этот коллектив – и поэтому я совершенно сознательно там отсутствую". У мене питання, яке потребує компетентної відповіді. А хіба можна відкривати фейсбук, якщо тебе там немає? Чи є така технічна можливість: не маючи свого акаунта - переглядати чиїсь сторінки?
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop