11:43
П'ятниця, 25 Березня 2016

«Александр Клименко не собственник холдинга "Вести" - это домыслы Светланы Крюковой»

Глава холдинга «Вести Украина» Ольга Семченко рассказала, что происходит на «Радио Вести», в холдинге и не рассказала, кто является его собственником
«Александр Клименко не собственник холдинга "Вести" - это домыслы Светланы Крюковой»
«Александр Клименко не собственник холдинга "Вести" - это домыслы Светланы Крюковой»

Вчера свое двухлетие отпраздновало «Радио Вести», и, пользуясь случаем, «ДМ» поговорил о происходящем на радио да и в целом в холдинге с главой медиахолдинга «Вести Украина» Ольгой Семченко:

- Расскажите, пожалуйста, почему вы пригласили Отара Кушанашвили в качестве ведущего на радио?

- Мы долго искали то, чего хотим, то есть это не было спонтанное решение. Мы сознательно это делаем, и уже во второй раз: по сути, мы сейчас делаем полуперезапуск станции, чтобы опять насытить эфир интересными ведущими, интересными людьми и немножко поменять контекст.

- Вы не боитесь обвинений в том, что приглашаете российского ведущего с неоднозначной репутацией?

- Во-первых, он не негативно настроен по отношению к Украине – наоборот. Во-вторых, мы сейчас много будем говорить о примиренческих моментах, то есть мы поставили себе задачу нести позитив, и этот позитив вы увидите в его тезисах, в его работе. И акцент будет как раз на примирение.

- Может быть, можно было бы найти кого-то, кто продвигал бы идеи примирения с украинской стороны?

- У нас достаточно украинских ведущих, и мы будем миксовать их – в том числе и с Отаром.

- А кто займет место Сакена Аймурзаева и Валерия Калныша?

- Что касается Сакена: мы сейчас фокусируемся больше на информационной службе, и ее руководителем уже назначена Ольга Куришко, она будет курировать это направление. Что касается главного редактора – то мы сейчас размышляем над организационной структурой станции, как ее правильно изменить так, чтобы она была естественна для самой редакции. Потому что редакция «Радио Вести»  - это особенная среда, свободные журналисты, которые любят творить, и к ним нельзя кого-то взять и поставить сверху – он может оказаться инородным телом.  Поэтому это непростое решение, и мы в процессе размышлений.

- С чем связан уход подряд нескольких ключевых игроков станции?

Читайте також

- Почему уход? Валерий Калныш остался на радио – это было его личное решение. Что касается Матвея – это было планомерное совместное решение, мы к нему шли, и к новому году ни  для кого не было это неожиданностью – мы готовы были с ним расстаться, а Матвей с нами. Ему более интересен на сегодняшний день телевизор – и он сам об этом говорит, и я это вижу.

- Аймурзаев заявил, что он уходит потому, что ему теперь сложно влиять на процессы, происходящие на станции.

- Мне сложно понять, что он имеет в виду, – я сама с ним говорила об этом. Мы все знаем Сакена – он очень интересный ведущий, интересный человек.  Но мне со стороны непонятно, почему он считает, что не может влиять на процессы: видимо, есть какие-то моменты, которые связанные со взаимоотношениями внутри редакции, но мне сложно о них судить – я не настолько погружена в организационные процессы. Это живой организм, практически саморегулирующийся.

- У нас есть информация о том, что время от времени проводятся видео-летучки с Александром Клименко для сотрудников холдинга. Вы не могли бы прокомментировать эту информацию?

- С Клименко никто не включается.

- Вы никогда не обсуждаете вопросы, которые касаются холдинга?

- С кем?

- С Клименко.

- Я лично?

- Не вы, а руководящий состав редакций.

- Редакция не обсуждает. Клименко не имеет никаких рычагов, чтобы влиять. Я не понимаю, зачем с ним что-то обсуждать. Какова природа и необходимость этого?

- Бывшие сотрудники «Вестей», в частности Гужва и Крюкова, заявляли о том, что Клименко является собственником холдинга – вы же не можете об этом не знать?

- Клименко не собственник холдинга «Вести». От Гужвы я не слышала таких заявлений, а о заявлениях Светланы Крюковой я могу сказать, что это исключительно ее домыслы, которые постоянно транслируются в СМИ. Я с ней ни разу не общалась лично – но я звонила ей, и она ни разу не взяла трубку и не отвечает на звонки с моего номера. Поэтому мне сложно сказать, почему она так говорит.

- Наверное, домыслы в СМИ исчезли бы, если бы вы публично назвали инвесторов или собственников?

- Мы их называли. У нас группа инвесторов, которые официально все это делают, открыто.

- Вы не могли бы назвать сейчас хотя бы три фамилии людей, входящих в эту группу?

- Смотрите: у меня в контракте проговорены эти моменты – я не могу их называть. Как только наступит такая необходимость, в рамках будущего закона, мы обязательно это сделаем.

- Тогда кто же называл имена собственников – если не вы?

- Я не называла их, и говорю о том, что в рамках моего контракта я не могу это сделать. Но как только закон потребует – мы их назовем публично.

- Финансовые трудности, с которыми столкнулся холдинг в начале года, уже решены?

- Решены. Но это были не  финансовые сложности – просто праздничные дни, и люди после них сложнее переносят какие-то сдвижки по зарплате.

- Их недовольство было довольно громким.

- Мы вообще очень громкие – у нас всегда так: скандальчик, потом очередной скандальчик, и у нас репутация такая.

- Вы будете предпринимать усилия по изменению репутации? Вот, например, новый курс на примирение сторон – это чья идея?

- Эту позицию мы фиксируем в трендах, и мы решили ее поддерживать. Поскольку функционал СМИ – не только информировать, а иногда – чуть-чуть больше: если мы видим какой-то тренд, то наша задача его поддержать, и какими-то словами его описать.

-Но кому-то же первому в холдинге пришла в голову идея «поддержать тренд»?

- Я не могу объяснить, как это происходило. Это не спонтанное решение, это произошло в результате многих обсуждений и дискуссий внутри коллектива. У нас вообще дискуссий очень много, и мы постоянно что-то обсуждаем, и нет человека, который бы самостоятельно принимал какое-то решение.  Мы постоянно смотрим, какие наши решения в краткосрочной перспективе приносят какие изменения, и часто действуем методом проб и ошибок. Это нынешняя особенность работы в холдинге, и то, чем отличается работа в холдинге от того, что было при Игоре – он более авторитарно принимал решения. А сейчас эта модель перестроена полностью.

- Как обстоят дела с судебными преследованиями холдинга?

- У нас были летом очень сложные моменты, когда мы были вынуждены много времени проводить в судах, до этого, еще до меня, весной, почти двести человек ходили на следственные действия – и, надеемся, что уже все прошли. По всем вопросам у нас четкая правовая позиция, с нашей стороны нет никаких нарушений, мы открыты, мы предоставили всю информацию. Наши юристы очень профессиональны, и некоторые вещи, по неактуальности, уже прекращены.

Фото: vesti-ukr.com

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
5394
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop