16:16
Понеділок, 7 Березня 2016

За что посадили в подвал Марию Варфоломееву

Как следует из интервью журналистки, она не знала, зачем и по чьему заданию фотографирует военные объекты т.н. «ЛНР».  Комментарий Юрия Асеева
За что посадили в подвал Марию Варфоломееву
За что посадили в подвал Марию Варфоломееву

Сегодня «Левый берег» опубликовал интервью с освобожденной журналисткой Марией Варфоломеевой, которая после реабилитации присоединится к команде «1+1». Мария рассказала о своей жизни в плену, где провела более года, об угрозах, о психологическом давлении на нее, и о том, как и почему она оказалась с фотоаппаратом в частном секторе возле здания, которое нельзя было фотографировать. Цитируем интервью с Марией:

«Ты знала, чьи дома ты фотографировала, когда твой друг тебя попросил это сделать?

- Я объясняла следователю, который вел мое дело, что если бы я делала это осознанно, зная, чьи эти дома, я бы никогда не подошла уточнить адрес, сделала бы это тихо и незаметно. А так я просто стояла и обычно фотографировала. Я у Юры спросила, что это за дом. Он мне ответил – обычный частный дом. Спросила, а зачем это? Говорит, для работы нужно. Я подумала, что если это пишет украинский журналист, может быть, о сбежавших олигархах, о разбитых сепаратистами домах, я так это понимала. И думала, что административные здания – это одно, а частные дома – не представляют угрозы. Из дома как раз вышли люди, и я к ним подошла уточнить адрес. А они на меня смотрят, обалдевшие, мало того, что фотографирую, еще и адрес спрашиваю. «Пройдемте-ка с нами», - говорят.

- Вы говорите о журналисте, который попросил вас сфотографировать. Вы с ним общаетесь?

- Юра Асеев? Он же Гуков. Он на обмен тоже приехал, но я не могла ему в глаза смотреть. Он сейчас утверждает, что я знала, на что шла, это неправда. Мы раньше общались, как коллеги, на брифингах, пресс-конференциях, когда в наших краях была украинская власть. Потом многие уехали, в том числе, и он. И поскольку я поехала в Луганск, решил меня попросить. Я до сих пор не могу понять, как можно было так поступить?»,  – рассказала Мария журналистке LB.ua Марии Лебедевой.

«ДМ» обратился за комментарием к Юрию Асееву, представителю по связям с общественностью Харьковской правозащитной группы, который косвенно стал причиной пленения Марии.

-  Юрий, при каких обстоятельствах вы познакомились с Марией и просили ли ее фотографировать  дома?

- Мы познакомились там, где начал формироваться батальон «Айдар», в лесу (редакция «ДМ» решила не указывать точное место тренировочного лагеря). Я был в числе первых добровольцев в батальоне, и где-то через неделю после начала его формирования туда приехала группа людей, в том числе и Маша. Там я увидел ее первый раз.

Потом мы увиделись уже в Харькове, после того как я ушел из «Айдара», случайно – Маша сама меня окликнула, я ее не узнал, потому что была зима, она была в зимней одежде.  Она сама меня узнала, напомнила, при каких обстоятельствах мы познакомились. Я стал расспрашивать ее, чем она занимается, как попала в Харьков – оказалось, что она ехала в Киев на Новый год, сказала, что у нее есть несколько часов до поезда. Я пригласил ее к нам домой попить кофе, и мы просидели часа три с нею, моей гражданской женой, дети тоже были дома. Она рассказывала, как живет в Луганске, чем занимается. А буквально за несколько дней до этого меня попросили коллеги найти какого-нибудь человека, который сделает пару фотографий в Луганске. Я спросил у Маши, готова ли она сделать несколько фото. Она согласилась, сказав, что всю жизнь фотографирует. Я начал рассказывать ей, как это сделать – аккуратно, не привлекая внимания, пройти несколько раз, сделать это еще раз попозже, через час, оценить обстановку визуально, снять смартфоном – в общем, все меры безопасности. Просил ее: не вздумай проявлять храбрость, это все не нужно.

Когда Маша у нас была – я заметил, что у нее два телефона, на одном наклейка «Слава Украине!», на другом – «ЛНР». Я ее предупредил, что за оба телефона и там, и тут могут ее побить, или еще что-то хуже сделать.  Она мне тоже ответила, чтобы я не переживал и не волновался.

Я не знал, что это за дом, который просили снять - мне не сказали.  Это потом я узнал, что там была какая-то учебка «ЛНР». Маша сказала тогда: «Юра, я не маленькая, хватит мне рассказывать, как нужно себя вести». Я подумал, что она и правда не маленькая уже, должна понимать.

Потом она уехала в Киев, оттуда после нового года – прямиком в Луганск, и 7 января я в сети ей напомнил, что она обещала сделать фото. Она ответила, что помнит, просто холодно сейчас, и сказала, что позже займется этим. Я даже где-то выкладывал в сети нашу переписку с ней из В контакте – сделал скрины.  После этого она пропала, и я числа 14-го еще раз ей написал, и мне пришла смс, что у нее сейчас какие-то проблемы, она позже  напишет. Как я потом понял, это уже кто-то другой вместо нее отвечал. И еще позже, уже из видео допроса, которое потом выложили, я понял, что она сделала все с  точностью до наоборот.  Пришла с большим зеркальным фотоаппаратом, спросила у охранников, точно ли это тот адрес, которые ей нужен… Меня потом неоднократно упрекали, что я ее не инструктировал – но это не так.

«ДМ»: Очевидно, что версии происшествия в интерпретации Марии и Юрия  не совпадают и, видимо, это недопонимание друг друга  и послужило причиной пленения Марии.

Напомним,  Мария Варфоломеева 3 марта была освобождена в обмен на передачу так называемой «ЛНР» двух людей –  Ольги Литовченко и осужденного на 11 лет за терроризм гражданина Российской Федерации Ивана Горбунова.

Фото: Левый берег

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
3040
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop