Участник «схемы Авакова» Дмитрий Носиков: «Меня убило, что на схеме нет Выдрина»

Участник «схемы Авакова» Дмитрий Носиков: «Меня убило, что на схеме нет Выдрина»

14 Квітня 2014
11914
14 Квітня 2014
09:30

Участник «схемы Авакова» Дмитрий Носиков: «Меня убило, что на схеме нет Выдрина»

11914
Дмитрий Носиков, один из фигурирующих на схеме МВД людей, по мнению Арсена Авакова замешанных в очернении Майдана, рассказал мне о своих сложных отношениях с Виктором Зубрицким, Дмитрием Выдриным, Мустафой Найемом и Алексеем Семеновым, а так же
Участник «схемы Авакова» Дмитрий Носиков: «Меня убило, что на схеме нет Выдрина»
Участник «схемы Авакова» Дмитрий Носиков: «Меня убило, что на схеме нет Выдрина»

Дмитрий Носиков, один из фигурирующих на схеме МВД людей, по мнению Арсена Авакова замешанных в очернении Майдана, рассказал мне о своих сложных отношениях с Виктором Зубрицким, Дмитрием Выдриным, Мустафой Найемом и Алексеем Семеновым, а также ветеранами Афганистана и Александром Турчиновым:

- Расскажите, пожалуйста, чем вы сейчас занимаетесь.

- В данный момент у нас, то есть небольшой группы людей, есть уютный продакшн klvr.pro. Мы вместе пытаемся делать проекты: какие-то успешно, какие-то нет. Работаем на стыке интернета и телевизора, достаточно давно, у нас есть уникальные технологии с уникальными наработками, и, так или иначе, мы их применяем.

Лично я в узких кругах известен как человек, который сопровождает корпоративные конфликты, то есть, я человек, который занимается пиаром конфликтов. В частности,  сейчас я сопровождаю конфликт вокруг Nemiroff.

- Что значит, сопровождаете? Вы его создаете? Или вы его раскручиваете? Или и то, и другое?

- Конфликт подразумевает какое-то количество сторон-участниц, которые должны представлять свои мнения в средствах массовой информации и обращаться к людям, которые готовы это делать. Я -  один из этих людей.

- То есть, вы выходите перед телекамерами и говорите: «А Nemiroff на самом деле не виноват». 

- Я не выхожу перед камерами и не выступаю как медийное лицо. Я выступаю больше, скажем так, как некий пресс-секретарь. И да, на последней пресс-конференции, которая была у Якова Грибова, я модерировал процесс как пресс-секретарь.

- И как с таким родом занятий вы попали на схему МВД?

- Мне начали звонить мои знакомые, друзья, и стали соболезновать по поводу того, что я попал на схему господина Авакова. Схемы на сегодняшний момент нигде нет в хорошем качестве, но, действительно, третий сверху в левом углу вокруг господина Зубрицкого - это некий Носиков Дмитрий Анатольевич, с указанием адреса моих родителей в Бердянске, по которому я не был десять лет, ведь я прописан в Киеве. Я, кстати, без фотографии. В схеме названы персоны - Зубрицкий, Федько (такой сотрудник милиции, который якобы давал команду снайперам стрелять), с которыми я, действительно, общался в те даты.



- И с Федько, и с Зубрицким?

- Да. Вместе не разу, а по отдельности было.

- 18-20 февраля?

- 18-20 февраля, наверное, нет, но в конце января - начале февраля - да.

- Как вы познакомились с Зубрицким?

- Зубрицкого, с тех пор как он появился на медиа-рынке, все знали - нет людей, которые что-то могут и с кем-то общаются, которые не знают Зубрицкого. Он - такой персонаж, который в той или иной степени мог помочь с чем-то на Первом национальном, и который, в принципе, делал хорошие журналистские расследования.

- Например?

- Например, конфликт вокруг махинаций Укрсоцбанка. Скажем так, у господина Тимонькина была схема, по которой он отбирал активы у людей, которые брали кредиты в банке, в эту схему вовлечены первые лица судебной системы Украины. Среди пострадавших  есть жители простых квартир в городе Одесса, банк отобрал  несколько жилых многоэтажных домов. И есть крупные фирмы, попавшие в ту же схему. Я в этом конфликте сопровождал одну из таких компанию «Иса». V-tv делал об этом фильм. Во время производства  этого фильма я  познакомился с Зубрицким.

- Он сам на вас вышел?

- Журналистка позвонила в компанию «Иса» и сказала, что V-tv хотят взять интервью у руководства по поводу хищений Укрсоцбанка. В то время это было очень необычно, что кто-то был готов снимать компромат на ВХСУ. Собственник «Исы» дал мне ее телефон, потому что не понимал, провокация это или нет, - и решил проверить, что это за программа. Я позвонил Александру Пантелеймонову, Егору Бенкендорфу - они порекомендовали мне не связываться с V-tv и этим проектом. В итоге я позвонил журналистке напрямую, она порекомендовала пообщаться со старшим. Таким образом я познакомился с Зубрицким.

- Когда это было?

- Около года назад. Он же недавно появился на рынке, где-то в 2013 году.

- Где вы встречались?

- В ресторане «Токио». Ко мне подошел красивый импозантный товарищ, в костюме в английском стиле, с бабочкой, присел за мой столик и сказал: «Нам ничего не надо. Денег не надо - мы за правду. Дайте информацию».

-  Как вам представился Зубрицкий?

- Я встречался с ним как с руководителем продакшна V-tv.

- После этого вы виделись?

- На каких-то днях рождения, приемах мы пересекались, но каких-то деловых контактов у нас абсолютно не было.

- Расскажите о своей работе с Савиком Шустером.

 - У нас в 2012 году с «Савик Шустер Студио» был интересный совместный проект - мы создали альтернативную систему экзит-пола, и оглашали ее в спецпроекте студии «Ночь выборов».  Мы поставили по всей Украине более 400 человек с электронными средствами, которые  в реальном времени снимали показатели голосования. Обычно экзит-пол собирает статистическую выборку. Мы же показывали большие цифры в реальном времени, то есть у нас человек, которого опрашивали, сам нажимал кнопку, идентифицировал свой возраст и выбирал кандидата. Было очень интересно: бабушки пришли к 8 утра  -  и лидировала Компартия, в обед пришла молодежь - лидеры стали меняться.



- Кто эти «мы», с которыми вы делали этот проект?

- Ребята, в большей части фрилансеры, которые, скажем так, в случае какой-либо ситуации готовы мне помочь. Когда-то мы все вместе строили канал Online1, и у нас тогда работало до 200 человек.

- Расскажите, в чем заключался ваш конфликт с Семеновым и Say.tv.

 -С Say.tv было очень просто. Мы сопровождали в интернете «Шоу номер один» на «Интере», делали дневники шоу в утреннем эфире. Это было как раз, когда мы перестали строить канал Online1, в тот тяжелый период. Тогда на «Интер» пришли ребята из «95 квартала» и это был наш первый совместный проект, - в телевизоре он пошел достаточно сложно, но в интернете - очень хорошо, и посещения были хорошие, и интересный конфликт мы создавали. Тогда я везде носился со своей идеей интерактива Online1 и мы хотели всей командой проекта интегрироваться в «Интер», но не вышло. А при этом собственники «Интера» вложились в Say.tv,  - странную, извращенную форму жизни, по сути - тот же проект Online1, но сделанный очень непрофессионально. Все интерактивные проекты в концепции Say.tv и в концепции канала 112 - это, в принципе, осколки развалившегося Online1.

- Семенов участвовал в Online1?

- Да, конечно. Он был у нас генеральным продюсером, он разрабатывал большую часть форматов. Тогда же вместе с Алексеем Семеновым начинали вести проект «Шалені татусі» на телеканале «Интер». В какой-то момент Леша просто перестал приходить на эфир -  просто перестал ходить на работу, и в итоге  несколько эфиров я вел со своей женой, дальше несколько сотен выпусков уже работал сам.

- Семенов тогда ушел на УТ-1?

- Переход Леши на УТ-1 начинался раньше, параллельно еще было Online1. И какое-то время мы тоже пытались зайти на УТ-1 и поделать для них какие-то проекты. Например, мы сделали 40 проектов, грубо говоря, 40 платформ, на которых творческие группы должны были собирать контент, наполнять эти сайты, например, включать людей через веб-камеры к себе в эфир. Алексей, уже работая на Первом национальном, ввиду наших сложных отношений просто забил на весь этот процесс.

В итоге и я, бросив это все, ушел делать «Шоу номер один» на «Интер», в надежде интегрироваться в канал. Но так получилось, что в «Интер» мы не интегрировались, а мой великолепный и прекрасный alter ego каким-то образом смог найти подход к великому и могучему на тот момент собственнику канала (речь идет о Хорошковском - прим. Дуся) и ему выдали доллары США на строительство прекрасного Say.tv.



-  Каким образом Семенов, Зубрицкий и вы оказались связаны с каналом 112?

- Вы знаете, я никогда не был связан с каналом 112, никогда не встречался с Семеновым и Зубрицким одновременно, и вообще за всю жизнь я встречался с ним, чтобы не соврать, раз десять. Всегда только с ним, и это не были дружеские отношения - мы всегда были на «вы» и очень официальные. 

- Так какое отношение Зубрицкий имеет к каналу «112»?

- Я так понимаю, что он дал денег. И он может дать, он очень небедный персонаж.

- А откуда у него деньги?

- Я не знаю его источников дохода, но все знают, что господин Зубрицкий небедный.

- А каким образом потом проект Say.tv, в который инвестировал Хорошковский, оказался интегрирован со «112»?

- Субъективно ответ звучит следующим образом: у меня есть информация о том, что Зубрицкий купил за деньги этот проект у собственника канала «Интер». А мне об этом рассказал человек, который в тот момент руководил группой «Интер» и был рад этой продаже, поскольку изначально считал Say.tv полным бредом. Это человек моего возраста, потолще меня, побольше.

- Это Порохняк?

- Если вы считаете, что это Порохняк, - можете позвонить ему и расспросить подробности. Если бы это была сделка, он бы к ней имел отношения, де-факто они не скрывали своего участия.

- То есть Зубрицкий купил Say.tv у Хорошковского?

- Да, я знаю такую информацию.

- А когда состоялась эта сделка?

- Я не знаю, когда, потому что я не участвовал в этой сделке. Приблизительно на стыке 2012-2013 гг.

- На какую тему вы общались с Зубрицким в начале февраля?

- Мы сделали проект, который есть сейчас, это nowar.org.ua - вы, наверное, видели клип, где девочки поют: «Папы и мамы, мы не хотим войны»? Зубрицкий и телеканал 112 были единственными которое его поддержали. Сам проект был достаточно раздражающим для режима. И нас попытались втянуть в некое болото для того, чтобы мы не развивали его в том масштабе, в котором мы хотели.

- Почему он не понравился режиму?

- Идея проекта заключалась в том, что кто не хочет договариваться - тот плохой. В тот момент из-за деструктивной позиции Януковича, нежелания видеть очевидное идея была востребована. Это мое личное убеждение: каждый, кто выходит и говорит какие-то жесткие, ультимативные вещи - он плохой, умный найдет компромисс. Мы сделали этот проект и, естественно, начали искать партнеров, которые могли бы вместе с нами сделать этот проект более масштабным. 

- И вы искали партнера?

- Не то чтобы партнера, а медиаплощадку, которая поддержит эту инициативу. Есть прекрасная платформа «Єдина Україна», реализованная недавно «1+1». Но в тот момент ее еще не было, - и мы вышли с инициативой «Нет войне».

Первая встреча состоялась в ресторане «Мясо и рыба», если не ошибаюсь, на Шелковичной, сразу после Нового года. Он расспрашивал меня тогда о том, что мы планируем делать с этим проектом дальше, как его развивать. Говорил в обычном своем тоне - дистанцированно, на Вы, и очень вычурно.  

- Тогда же вы встречались и с Юрием Федько?

- Эту связку очень сложно объяснить, потому что она такая, знаете ли, мифическая. Есть такой орган при МВД, который называется «громадська рада» или как-то так. Я с 2005 по 2008 год руководил молодежным крылом БЮТ. Вместе с Алексеем Гриценко (на тот момент представителем «Нашей Украины») и группой товарищей, достаточно долгое время входил в РНБО в Комитет патриотического воспитания молодежи. Там, в силу специфики этого комитета, мы много общались с ветеранскими организациями. На сегодняшний момент фактически со всеми ветеранскими организациями у меня теплые близкие отношения. Одна из ветеранских организаций, я бы не хотел ее называть, это будет некорректно, поскольку ветераны Афганистана или спецназа  не очень хорошо реагируют, когда кто-то называет их имена без согласования с ними, - обратилась ко мне  в такой ситуации: им предлагали  публично выступить, вмешаться в конфликт, и они привлекли меня, чтобы я осветил эти действия в СМИ.

- Речь идет о Майдане?

- Да. У меня возник ряд предложений, и так родился проект, называется он «За мир», с точки зрения правил PR, проекты с названием на «Нет...» не должны жить, это неправильный посыл.

- А ветераны были связаны с Захарченко или они сами по себе?

- Нет, они в этой Громадськой раде, они там были и есть всегда. И, собственно говоря, ветераны взяли меня за руку и привели к этому господину Федько. И вот так вот приводили, я был в здании МВД с этим проектом, может быть, 4-5 раз.



- Они между собой связаны - Зубрицкий и Федько?

- Встречи Федько-Зубрицкий-я-ветераны не было никогда. Более того, я думаю, что эта схема (Авакова - «Дуся») вся нарисована каким-то сводящим счеты параноиком из медийного сообщества. При этом я думаю, что, скорее всего, Федько и Зубрицкий между собой знакомы, и были вхожи к министру Захарченко. Но при мне они ни разу не встречались и друг друга не обсуждали. Я лично никогда не был у Захарченко, никогда его не видел, и ни разу не видел всех этих людей вместе.

- Почему «всем известный человек Зубрицкий» должен быть знаком с Захарченко и быть вхож к министру?

- Мой субъективное мнение таково. Если ты владеешь какими-то медиа-активами и демонстрируешь какую-то определенную позицию, то всегда люди, находящиеся у власти, даже сейчас, в той или иной форме будут пытаться на тебя влиять, и ты так или иначе должен вступать с ними в некий диалог. Ты должен найти компромисс между их требованиями, своей совестью и потребностью в деньгах. Если вы скажете, что существует в этой стране медиа-группа или некий медиа-ресурс, который живет по-другому, я вам не поверю.

- То есть, Зубрицкий в данном случае, выступал как посредник между вами и властью?

- В моем случае это выглядело так. Мы разослали на телеканалы ролики, - с девочками и у нас был еще один ролик на 14 февраля, очень провокационный ролик. Естественно, в тусовке понятно было, что за этим проектом стою я, и Зубрицкий на меня вышел, чтобы понять, чего мы хотим, и услышать наши предложения.

«За мир» и Nowar просто произошли параллельно. Суть проекта «За мир» была очень проста: мы рисовали что-то типа бренд-бука, где планировался некий очень взрослый лидер, человек авторитетный, ну, Леонид Макарович как вариант, который возглавит ветеранские организации, которые должны были встать посередине между «Беркутом» и протестующими на Майдане и создать условия для что бы стороны договорились. На тот момент я увидел, что многие люди из силовых структур хотели компромисса. И то, что я увидел в милиции, - это, конечно, была жесть: сидят дядьки с погонами, вообще не имеющие никакого отношения к политике, ждут какого-то приказа, но им никакого приказа не дают. И при этом они понимают, что все идет в плохую сторону.

По поводу господина Федько и того, что господин Аваков говорил и написал, я подробно не знаю. По крайней мере, в этой схеме есть абсолютно понятные вещи, которые, скорее всего, таковыми и являются, и я не стал бы говорить о том, что это схема лживая и неправдивая во всем. Но для меня Федько - это замначальника департамента экономических преступлений,  и мы с ним общались как с куратором ветеранских организаций. Он, грубо говоря, должен был создать условия для того, чтобы ветеранам было комфортно. Я никогда с ним лично не встречался один на один - всегда с нами были ветераны. И у нас была одна встреча с Дмитрием Выдриным. Тогда мне позвонил сам Федько, и мы встретились с Выдриным в центре города. Но Выдрина на схеме нет, вот это меня вообще убило.

- А Выдрин кого представлял?

- Господин Выдрин, и я готов об этом сказать и ему лично в лицо, в тот момент был в статусе советника президента Януковича, отвечающего за все происходящее, определяющего стратегию позиционирования власти. Федько, собственно говоря, с дрожащими руками, ногами и коленками привез меня к вот этому товарищу для того, чтобы он все эти инициативы, которые мы накреативили, оценил и сказал, правильно это или неправильно, и после этого донес эти наши мысли президенту и министру.

- Выдрин донес ваши инициативы президенту и министру Захарченко?

- Он должен был донести. Но по факту все заглохло, все контакты прекратились, поскольку Выдрин все проекты зарубил: девочки - бред, «За мир» - говно. Мы больше не встречались.

- То есть Выдрин работал непосредственно с Захарченко и имел выход на Януковича.

- Это известный факт - Выдрин консультировал и Захарченко, и Януковича. Поэтому я очень удивлен, что роль Волан-де-Морта отдали Зубрицкому, а про Выдрина ничего не сказали. То есть на самом деле старшим по всем движухам всегда был Выдрин, это все знают, это во-первых. Во-вторых, почему в схеме нет ни одного сотрудника милиции? Был же «Беркут»? Его же свезли со всей страны? Кто-то же дал команду его свозить? И «Беркут» же подчиняется какому-то начальнику, областному, городскому, - есть же у них главный? Тогда почему он до сих пор на должности? Почему его нет в схеме? Когда показывают схему, в которой какие-то пиарщики и полуаферисты, вьющиеся около медиа, дают команду каким-то полубандитам, я вижу, что  это бред.

- Что произошло на встрече с Зубрицким по поводу ваших инициатив?

- Нам было сказанно «если у вас какие-то инициативы, предлагайте, они могут быть услышаны». У нас такой бизнес - предлагать какие-то идеи, а они могут понравиться или не понравиться, быть наполнены бюджетом или нет. В отличии от Выдрина, Зубрицкому идея  ветеранов-переговорщиков «За мир» понравилась, мы это обсуждали. Были телефонные звонки, и они касались именно этого. Недавно я написал Мустафе Найему, попросился в эфир независмого hromadske.tv рассказать свою позицию о том, как все происходило, но Мустафа мне не поверил. Если есть доступ к моим телефонным звонкам, если есть доступ к видеокамерам внутри МВД, станет понятно, кто куда, когда ходил и в какой кабинет.

- Вам известно о финансовой связи Семьи или Захарченко с каналом 112?

- Канал 112 - это не канал «1+1» и даже на 5 канал, это, в принципе, три студийки. Пусть они сделали их чуть-чуть лучше, чем «Эспрессо» или «Громадське», но, по сути своей, это такой же инди-канал, который не стоит огромных денег. Online1, например, был, наверное, раз в пять масштабнее. То есть затраты на 112  - достаточно подъемные деньги для телевидения, поэтому говорить о том, что за этим всем стоит какой-то «космонавт-чиновник», не стоит. Я думаю, что Зубрицкий был в состоянии это построить.

- Почему этот канал изначально все время связывали то с Захарченко, то с Арбузовым?

- Я могу высказать свое субъективное мнение. У 112 было невероятное конкурентное преимущество: их пустили в базу МВД - все происшествия, которые происходили в Украине, показывали в реальном времени на канале. Это реально было преимуществом, потому что больше ни одного ресурса в интернете с доступом к такой базе нет. Их просто технически пустили в сервера событийного ряда, его даже никто не модерировал, потому что там такой вал шел из тысячи событий - от украденной сумки до перестрелки. Обычно такие вещи не отдают на публику, потому что может произойти что-то, что не надо, чтоб знали.

- То есть, вы считаете, что участие Захарченко там было?

- Да, действительно, я считаю, что господин Зубрицкий у господина Захарченко отвечал за какие-то вопросы, и каким-то образом помогал ему с пиаром. Но старшим, в любом случае, был господин Выдрин.


- Зачем  тогда министру был Зубрицкий?

- Есть люди, которые очень хотят быть полезными власти, это такой достаточно прибыльный вид деятельности. Людей, которые стараются быть полезными власти, в этой стране очень много, и господин Аваков является одним из таких. Вот он попытался быть полезным власти, на него обратили внимание, и ему дали такую возможность. Так же и господин Зубрицкий, вполне допускаю, мог хотеть в той ситуации и в то время, чтобы на него обратил внимание тот же господин Захарченко или кто- либо другой, чтобы быть им полезными - и получить за это какие-либо преференции для какой-либо работы.

- В разговоре с Зубрицким каким-либо образом фигурировал медиа-холдинг «Мультимедиа-инвест групп»?

- Нет. В общении с Зубрицким ресурс «Вести» и все остальное для возможности размещения чего-либо никогда не предлагался. Вот на Первом национальном, де-факто, решал вопросы Зубрицкий - это чувствовалось, да и Савик это может подтвердить.

- Лично с вами милиция связывалась по поводу этой схемы? Вас вызывали в прокуратуру? Вы даете какие-то показания? Что-то вообще происходит?

- Да, происходит. Я написал в Фейсбуке господину Авакову и он мне не отвечает, зато Мустафа Найем оказался очень компетентным в событийном ряде - по крайней мере, он знает о количестве моих звонков Зубрицкому.    

- Но вас не вызвали, вы из схемы не исчезли и никаких показаний вы не давали?

- Нет, не давал и со мной никто не связывался.

Ваша Дуся

Фото: Евгения Петрученко, facebook.com

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
11914
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду