17:15
Вівторок, 21 Березня 2017

Интервью Андрея Садового «Зеркалу недели»: так накручиваются страсти?

От интервью остаётся осадок какой-то таинственной недосказанности на самой грани конспирологии. А ещё — предубеждённости.
Интервью Андрея Садового «Зеркалу недели»: так накручиваются страсти?
Интервью Андрея Садового «Зеркалу недели»: так накручиваются страсти?

Интервью с городским головой Львова и лидером партии «Самопомич» Андреем Садовым в «Зеркале недели»... Какой-то странный оно оставило осадок. Вроде бы, и придраться формально не к чему — у интервью свои законы жанра, оно — априори взгляд одной стороны, и ни о каком балансе позиций речи быть не может. Да и Сергей Рахманин — человек, чьё мнение нельзя легкомысленно отбрасывать: уже неоднократно самые смелые его предположения и прогнозы, казалось бы, вопреки всему оправдывались. И тем не менее, от интервью остаётся осадок какой-то таинственной недосказанности на самой грани конспирологии. А ещё — предубеждённости. Предубеждённости, возведённой в ранг якобы объективных фактов и объективных доказательств.

И, может быть, к данному отдельно взятому интервью и нужно было бы относиться именно как к отдельно взятому, всего лишь отдельно взятому. Вот только подобные интервью, пусть и не так филигранно выписанные, сегодня — тенденция. Ещё один способ возводить мнения отдельных политиков или лидеров общественного мнения в абсолют.

На нужную тональность настраивает уже вступление: «Чем слабее становится президент, тем активнее он использует репрессивный аппарат. В топку угасающего рейтинга он бросает романтиков и циников; бизнесменов и политиков; своих и чужих. Процесс набирает обороты. Из последнего: команда "фас!" на активистов блокады; анонс преследования Садового; постановка задачи силовикам присмотреться к деятельности Гройсмана…». Так и хочется добавить к этому скорбному списку страшных репрессий: арест Насирова... Потому что, если отвлечься от сгущаемых эмоций, просто выглянуть в окно и посмотреть на окружающую жизнь, то где здесь репрессии? «Анонс»? «Присмотреться»? Это уже репрессии? Как говорят в Одессе, дай им здоровья хоть двести лет присматриваться.

Но нет, не всё так просто: «В этом списке ангелов нет. Более того, кто-то может посчитать подобные инициативы главы государства долгожданными и оправданными. Может и мы присоединились бы к думающим подобным образом, если бы не понимали, что за каждой из команд "ату!" стоит попытка сатисфакции за упущенную выгоду. Политическую или коммерческую». «Но мы-то понимаем!» — это, вообще-то, классический аргумент советской пропаганды. Газеты «Правда», например. Надо сказать, и вправду неотразимый аргумент — поскольку контраргументов не предусматривает: если не понимаешь — отщепенец.

И завершение вступления: «Порошенко образца 2014-го, и даже 2016 годов не был готов к подобным действиям. Но на смену великодушной хитрости пришло злое бессилие. И, очевидно, с этим нам всем придется какое-то время жить. А кому-то уже сегодня — в этом. Например, мэру Львова Андрею Садовому». Прежде всего, роль и место Садового в украинской политике определяет не должность мэра Львова, седьмого по численности населения города страны, а пост лидера «Самопомочи» — одной из парламентских партий. А главное: вот таким вступлением не заявил ли автор почти прямым текстом, что Садовый в данном случае — лишь озвучиватель его собственных мыслей?

Первый же вопрос: «Андрей Иванович, представители "Самопомочі" были активными участниками торговой блокады, за что Банковая подвергла партию и ее руководителя критике. Станет ли меньше у вас и вашей политической силы проблем после решения СНБОУ?» Стоп. Если «подвергла критике» — это «проблемы», то что тогда должно быть? Банковая должна петь оды и осанны, и никак не иначе?

Реплика Садового: «Блокада — инициатива украинских граждан, занявших принципиальную позицию. Среди этих граждан, безусловно, есть и представители партии "Самопоміч". Нас в последнее время много упрекают. Мы спокойно это воспринимаем. Таковы реалии нашей жизни, к величайшему сожалению». Обратите внимание на смысловой ряд: «нас упрекают» — «спокойно воспринимаем» — «к сожалению». А как должно было бы быть, чтобы не к сожалению? Это если бы упрекнуть никто и пикнуть не смел? Накручивание эмоций на пустом месте, выдавание вполне нормального (если не искать в тексте скрытых смыслов) положения вещей за нечто вопиющее, только и всего.

Вопрос: «Еще одна цитата президента: "Действия наших блокадников влетят Украине в копеечку, это очевидно. В какую именно — покажет калькуляция. И эти счета мы выставим не только самопровозглашенным "республиканцам", но и "Самопомочі", "Батьківщині" и другим зачинщикам и промоутерам блокады". Что Петр Алексеевич имел в виду под счетами, которые должны уплатить?» Спрашивать у Садового, что имел в виду Пётр Алексеевич — классический вопрос из серии: «Зачем Володька усы отрастил?». И единственный корректный ответ, по идее, должен был звучать так: «А Пётр Алексеевич его знает!» Но нет, Садовый отвечает, пусть даже и совсем не на тот вопрос, который прозвучал: «Речь идет, наверное, о деньгах, которые украинские барыги зарабатывали на торговле с захарченками. Кто-то, наверное, должен компенсировать эти потери». Здесь, в принципе, интервьюер должен был бы попросить уточнить значение политологического термина «барыги» — аудитория в высокой терминологии может и не разбираться. И ещё попросить уточнить: так Украине в действительности блокада в копеечку не влетела, нет? Но не попросил и не уточнил.

Вопрос: «Каким, по вашему мнению, будет решение суда?» Ответ: «Прогнозируемым. Суд у нас работает четко по вертикали». А мы говорим: Россия, Путин, преследования в Крыму... А выходит: уж чья бы корова мычала — так?

Садовый о преследованиях: «Многие псевдогражданские организации проводили пикеты. Люди, это организующие, сидят в уютных кабинетах на Банковой, анализируют, мониторят это все. Такая у них работа. Такова жизнь». Здесь даже оторопь берёт: в таком виде и в такой формулировке замени Банковую на Белый дом — и выйдет один к одному то, что российская пропаганда говорила и говорит о Майдане. Нет, мы-то понимаем: на самом деле в таком демократическом городе, как Львов, все горожане плечом к плечу, все, как один, всецело одобряют и глубоко поддерживают своего горячо любимого дорогого Леонида Иль... простите, Андрея Ивановича. А настоящие, не «псевдо», гражданские организации и пикеты — это вообще две вещи несовместные, даже в теории. Так что и говорить о сильных натяжках изложения нет никаких оснований.

Вопрос: «Вы опасаетесь возможного задержания или ареста?» Ответ: «Если вы пошли в украинскую политику, должны понимать, что это может произойти в любое время». Вот здесь очень бы хотелось — ну просто чрезвычайно хотелось бы — увидеть весь списочек политиков, арестованных «в любое время», причём таких, которые на самом деле ничего преступного не совершали. И, в частности, хотелось бы, чтобы господин интервьюер попросил господина интервьюируемого привести примеры того, о чём он говорит. Иначе ведь может создаться совершенно искажённое впечатление, будто господин Садовый считает, что политика нельзя арестовывать вообще и никогда, ни за какие деяния и ни при каких обстоятельствах.

Садовый: «Мы — инородное тело в сегодняшнем политикуме, многим это не нравится». Здесь тоже хотелось бы пояснений. Потому что в противном случае одна эта коротенькая фраза превращает всё интервью в банальный пиар. А ещё потому, что нет в Украине ни одного партийного лидера, который не произносил бы этой же самой фразы. В течение достаточно длительного периода из публичных заявлений однопартийцев львовского мэра не только у меня одного складывалось впечатление, что «Самопомич» работала на бэк-вокале у Радикальной партии, а сам Олег Ляшко называл партию Садового побратимами. А РПЛ, как ни крути, таким уж инородным телом не выглядит, увы.

Опустим значительный отрезок интервью, где просто нагнетаются страсти — мол, с партией вот-вот сделают что-то очень-очень страшное: конкретики никакой, но это вот нагнетание ужаса — почти хичкоковское. Но вот ряд ответов Садового: «Как можно уладить определенные проблемы? Петр Алексеевич хочет, чтобы "Самопоміч" в Верховной Раде голосовала так, как ему это нужно и выгодно. Он сожалел снова и снова, что я не согласился занять должность премьера. Мы обменялись мнениями. Я склонен говорить то, что думаю, независимо от того, кто передо мной. И так, чтобы не мучила совесть. Разговор продолжался долго, около двух часов. Договорились еще созвониться». Обратите внимание на лексику: разговор с президентом подан как акт незаурядного мужества Садового.

Но дальше: «Он хочет общаться. Он всегда обижается, когда я в Киеве и не звоню ему. Я объясняю, что не хочу отвлекать его от неотложных дел... Общаясь с президентом, мы, в частности, много дискутировали об обмене пленными... Дискутировали о блокаде. Последнее решение Совета национальной безопасности отчасти могло родиться под влиянием нашей дискуссии. Вопрос, будут ли это решение выполнять». И опять обратите внимание: Порошенко, оказывается, вовсе не прочь встретиться с Садовым и обсудить разные проблемы. А если вчитаться во все эти цитаты внимательно — речь идёт об обычном рабочем процессе, и не более. Да, Порошенко хочет, чтобы партия Садового голосовала так, как он считает нужным. А почему бы и нет? Но он что, при встречах выкручивает Садовому руки? Нет, просто убеждает. И снова: а почему бы нет?

Но атмосфера репрессий и преследований, уже навеянная к этому моменту интервью, заставляет воспринимать все эти действия Порошенко как едва ли не демонические. Воспринимать написанное не по смыслу текста, а эмоционально. Но вот этот ответ лидера «Самопомочи» просто подкупает: «Он всегда хочет, чтобы делали так, как ему это нравится. А я его всегда убеждаю, что надо делать правильно, исходя из стратегических интересов». У Порошенко — какие-то непонятные желания, а вот у самого Садового — непреложное видение стратегических интересов. «Есть две точки зрения: одна — моя, другая — неправильная», — так, господин Садовый? Выглядит именно так. Но господин Рахманин подаёт это как чистую монету, как откровение!

И совсем уже странное. Вопрос: «"Украинская правда" обнародовала ксерокопии так называемых темников, где, в частности, речь шла о вас. Вы верите, что это реальный документ, а не фейковый?» Ответ: «Убежден на 100 %, что это правдивый документ. Во-первых, я доверяю информации, обнародованной на "УП", во-вторых, у меня свои источники». А теперь определимся с терминологией — что, вообще-то, должны были сделать господа Рахманин и Садовый. Во времена Кучмы, когда и возник сам термин, темниками называли рассылаемые из Администрации Президента директивы (приказы) к СМИ освещать события тем или иным предписанным образом. Не «что освещать», а «как освещать», в каком ключе и в какой тональности — разумеется, искажая при этом реальность. За невыполнение темников СМИ грозили реальные наказания вплоть до закрытия и увольнения журналистов. Ни господин Рахманин, ни господин Садовый, ни «Украинская правда» по всем ссылкам, которые удалось найти (вот эту, например) не только не указывают, что представленные документы навязываются для обязательного исполнения средствам массовой информации, но вообще не ведут об этом речи! Как, кстати, и регулярно публикующий эти инструкции спикерам самой БПП (чем, на самом деле, они являются) сайт «Страна ua». По крайней мере, прецеденты принуждения СМИ именно так освещать события неизвестны. А если так, то и любой, например, пресс-релиз можно назвать темником. А страницы АП в соцсетях — и подавно. Но это же, простите, манипуляция.

Но хватит. Да, и Сергей Рахманин, и Андрей Садовый — люди, владеющие намного большей, чем рядовые граждане, информацией о закулисных процессах, происходящих в политике. И поэтому всё, о чём они говорят, вызывает доверие. И тем более обидно, когда они этим доверием... как бы это сказать... злоупотребляют. Когда это доверие не сопровождается фактами и доказательствами. Когда читателю предлагают воспринимать текст, исходя не из самого текста, а из вложенных в него эмоций. Предлагают читателю предубеждение.

В данном случае журналист и интервьюируемый не скрывают близости своих позиций, тождественности своих взглядов. Собственно, диалог единомышленников — тоже одна из форм интервью, почему бы нет? Только вот обычно подобные диалоги единомышленников касаются более общих и более широких вопросов. Оценки общеизвестных фактов, а не выяснения самих фактов. Демократически настроенный журналист берёт интервью у демократически настроенного политика и обсуждает с ним пути развития страны — всё нормально.

Когда же поддерживающий некоего конкретного политика журналист берёт интервью у него же, этого самого конкретного политика, и касается это интервью трактовки текущих событий, причём событий весьма сложных и неоднозначных, — тут единомыслие уже выглядит совсем иначе. Это могло бы быть похоже на интервью «чего изволите» — если бы не личность самого Сергея Рахманина, репутация которого не позволяет даже предположить подобное. Так что в случае с Рахманиным это похоже на «чего изволю я, журналист» — когда интервьюер поощряет, вынуждает, провоцирует интервьюируемого говорить то, что хотел бы сказать сам, но по каким-то причинам предпочитает вкладывать эти слова в уста политика.

Ещё один момент. Даже если интервью выдержано в стиле диалога единомышленников, в нём всё равно никогда не бывает стопроцентного совпадения мнений. В нём не бывает вопросов, явно подсказывающих ответы. Это всегда дискуссия — пусть и не антагонистическая, и в ней всплывают неожиданные аспекты, стереотипы, некорректно поставленные вопросы или недостаточно продуманные, недостаточно аргументированные выкладки. Стороны как бы модерируют друг друга. Иначе зачем тогда вообще интервью, если авторская колонка читается легче? В данном интервью ничего подобного нет и близко — вот откуда, возможно, это впечатление едва ли не сервильности.

Интервью с Андреем Садовым — это фактически монолог на двоих, вот в чём, наверное, дело. Монолог, поданный под видом диалога.

И да, общество всё меньше понимает действия Петра Порошенко. Всё меньше понимает его цели, задачи и стремления. Всё меньше понимает, чего от него можно ожидать. И, разумеется, подозревает худшее. Но дело ведь в том, что данное интервью Андрея Садового — это такая же имитация публичности! Такая же неоткрытость! Точно так же, как Порошенко, Садовый с помощью Рахманина предлагает просто верить ему на слово! Предлагает веру вместо знания.

Фото: golos.dyvys.info

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1509
Переглядів
Коментарі
Читатель
03:25 / 22 Березня 2017
От колонки остается какой-то осадок. )) Вроде бы чистая вода, фонтан слов, бесконечно пишущий автор (минимум 2 заметки в неделю), а осадок остается )) Как может детектор выдавать такие тексты - непонятно.
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop