22:42
Понеділок, 22 Травня 2017

Соня Кошкина об ограблении и угрозах в свой адрес: «Полагаю, что это – только начало»

Шеф-редактор «LB.ua» рассказала, как запугивают активистов, выступивших против застройки  участка, на котором раньше находился Сенной рынок
Соня Кошкина об ограблении и угрозах в свой адрес: «Полагаю, что это – только начало»
Соня Кошкина об ограблении и угрозах в свой адрес: «Полагаю, что это – только начало»

Сегодня на своей странице в фейсбуке  шеф-редактор «LB.ua» Соня Кошкина написала, что квартиру ее мамы ограбили – или, как написала журналистка, скорее имитировали ограбление, поскольку  воры оставили ценные вещи и деньги, лежавшие на виду, на месте.  Шеф-редактор издания связывает это вторжение с профессиональной и общественной деятельностью: она считает, что между статьями, выходящими на сайте, о застройке участка, где ранее находился Сенной рынок, и  вторжением в квартиру ее мамы есть связь.

В комментарии «Детектору медиа» Соня Кошкина рассказала, что угрозы поступали и ей, и ее коллегам-активисткам, и она предполагает, что на этом история не закончится.

«Мы, Lb.ua, много внимания уделяем освещению незаконных, а то и просто «токсичных» строек Киева. Так, мы занимались Позняками, Никольской Слободкой и т.д. Логично , что занялись и Сенным рынком. Напомню, на месте бывшего Сенного - на участке площадью в неполных два гектара – так называемый «британский инвестор» (в действительности – бывший заместитель генерального прокурора Виталия Яремы Виталий Даниленко и Ко) - пытается построить 14 зданий с высотностью до 22-х этажей. Да, 14 зданий, 22 этажа. Этакая «мини-Троещина» в центре города, что напрочь уничтожит исторический центр.

Около полугода тому я включилась в борьбу против застройки Сенного. Нас, активистов, несколько человек. В частности я, Оля Балицкая – депутат Киевского горсовета, у которой месяц тому назад под окнами устроили символические «похороны». Можете себе представить: выходной день, ребенок выглядывает в окно, под окнами: «в гробу» лежит «Оля». То есть, просто инсценировка: гроб, в нем – кукла с Олиной фотографией вместо лица. Но, впечатление, подобное, конечно, производит.  И осадок оставляет. Также – Юля Никитина, которой за это время  уже дважды серьезно угрожали. Ну, и я. Мне тоже несколько раз угрожали. Кроме того, была серьезная медиакампания против меня (контекст традиционный: «Кошкина, де, сука, проститутка, всего добилась через постель, а тексты за нее вообще пишет папа и т.д.) на обеспечение которой (532 упоминания на 34 сайтах за пять дней) потратили, по подсчетам моих коллег, минимум 30 тысяч долларов. Да, 30 тысяч. Минимум. По нынешним временам. То есть, денег люди вообще не считают.

Читайте також

 Наша, как активистов, задача – добиться снижения высотности строительства минимум на семь этажей. Подобное позволит уменьшить плотность застройки, также – решить вопрос с транспортной нагрузкой микрорайона. Учитывая, что «цена» снижения этажности на семь пролетов – около 15 миллионов долларов (по неофициальным подсчетам представителей самого инвестора) – на медиакампанию против меня затрачены не такие уж и значительные средства. Да, я надеялась, что грязной медиакампанией все ограничится. Что если бить дальше и станут, то точно – по мне. Никак – не по родителям. Но предпочли родителей. Как самое дорогое, что у меня есть. И самое больное. Вчера днем мне позвонила мама: они с мужем вернулись с дачи и обнаружили, что их квартира вскрыта. Стоит отметить: речь об обычной хрущевке на Левом берегу Киева. Брать там особо было нечего. Ну, как в обычной квартире: бытовая техника, компьютеры, скудные мамины украшения. Впрочем, ничего этого не взяли. Все – на месте. Включая деньги. В том числе, те, что лежали на видном месте. Да, это можно было бы списать на рядовую «бытовуху», если бы не несколько «но». Главное – в этой квартире я прописана. И я ею, наравне с мамой, владею.

То есть, очевидно, что шли ко мне. А даже если и к маме, то исключительно чтобы запугать. Согласитесь: когда не берут деньги, украшения, ценности, но выворачивают наизнанку всю квартиру, а в центре ее оставляют порванными мои детские рисунки и фотографии (какому нормальному вору придет в голову кромсать детские фотографии и рисунки 88-89-го года выпусков?!), это о чем-то, да и говорит. Словом, я не сомневаюсь в том, что произошедшее связано с моей профессиональной деятельностью. Конкретно – с борьбой против Сенного рынка. Не хочу каркать, но, полагаю, что это – только начало. Дальше, очевидно, будет. Первое, что приходит в голову – машина. Подрыв или поджог. При том, что я никогда (подчеркиваю – никогда) не оставляю ее без присмотра, на улице,  на неохраняемых – без видеокамер – участках и т.д. Просто считаю нужным сейчас – в рамках данного комментария – это зафиксировать, дабы в дальнейшем не возникало вопросов».

Напомним, что о случаях, когда вторжение в квартиры родственников обставлялись как грабеж, сообщали и другие журналисты.

Фото: 112.ua

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
15605
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop