16:10
Вівторок, 27 Серпня 2019

От одиозного и слышу

Атака блогеров-антимайдановцев на качественные СМИ — часть зачистки политического поля от любой критики.
От одиозного и слышу

Представители блогерского сословия играют всё более важную роль в украинской общественной и политической жизни. Один даже заимел политическую партию на госфинансировании, ещё несколько — обзавелись депутатскими мандатами. И, в общем-то, на здоровье. Вот только культура коммуникации огорчает. 

Например, одна акула пера и топора называет журналистку «тупой овцой». Другая — к этому оскорблению присоединяется, а ещё записывает обращение к «Детектору медиа» в стиле «пасть порву, моргала выколю». 

Смотришь и думаешь: вот так экспрессия! Вот так слог! Вот так оригинальность, остроумие, точность! Теперь понятно, почему журналисты так боятся, что их профессия вымрет, а на смену придут блогеры. 

Журналисты, например, обычно не называют кого-то тупой овцой. Это выражение скорее из лексикона гопников, поэтому журналисты, даже если их переполняют негативные эмоции, исходят из того, что выражаться так не комильфо. Перед аудиторией неудобно. Как если бы преподаватель во время лекции об этике подошёл к окну и громко высморкался в штору. 

А тут ещё «тупая овца» в сочетании со словом «одиозный». Услышанное где-то умное словцо, которым любят козырнуть, но значения так и не знают. Сразу вспомнились характерные персонажи 90-х в малиновых пиджаках, с образованием и кругозором ПТУшников и криминальными наклонностями, резко возомнившие себя «элитой». Они как раз могли бы так выразиться: овца ты тупая, одиозная. Универсальный ответ на все внешние раздражители. 

Второй наш герой продемонстрировал словарный запас и манеры, характерные для тех же персонажей, но уже продвинувшихся по криминальной дорожке. Впрочем, смысл остаётся всё тем же. Меня зацепили, аргументов, чтоб оспорить сказанное, у меня нет, посему поупражняюсь в искусстве хамства и нецензурщины. 

Мало того, что оба расписались в своей интеллектуальной убогости и культурном плебействе, показав, что даже для выражения крайнего презрения не могут найти своих, оригинальных слов, а только матерные и тюремные штампы. Они ещё и подставили ту часть общества, выразителями интересов которой стремятся быть. 

Кто-нибудь, покажите мне среди блогеров поборника «русского мира», способного общаться вежливо, без мата и блатных интонаций! Покажите критика Майдана, который бы не съезжал на феню и примитивные штампы, подслушанные в российских блатных телесериалах! Который бы действительно заставил задуматься: а вдруг и вправду не туда идём, вдруг Майдан — это было что-то не то? 

Увы и ах: «майданутые», «майдауны», «порохоботики» и тому подобное, но ни капли смысла.

Покажите мне защитника русского языка, который защищал бы язык Толстого и Достоевского, а не язык гопников и мелких уголовников. Покажите сторонника России, чьи тексты источали бы хвалёную русскую духовность, а не злобу и зловоние! Неужели таких не существует? Или это такая спецоперация по отвращению вменяемых людей от «русского мира»? 

В агресссии, направленной против журналистов, нет ничего нового: бывало такое и ранее. Но не в таком количестве. И вот ведь какое совпадение: волна оскорблений сопровождает неоднократные заявления новой власти о том, что традиционные средства массовой информации ей больше не нужны. Можно даже допустить, что это не совпадение, а причина и следствие. Высказывания представителей власти поощряют ненавистников, надеющихся, что на их улице настаёт праздник. СМИ теперь в опале, а они в фаворе. 

То, что мы наблюдаем — кампания, направленная на маргинализацию профессиональных, качественных СМИ, дискредитацию их в общественном сознании. Культивирование общественного недоверия к тем журналистам, которые стараются соблюдать профессиональные стандарты (как, впрочем, и к самим стандартам). Ситуация довольно опасная, ведь политические сдержки и противовесы ослаблены. Вся власть принадлежит одной политической силе, а оппозиция маргинализирована. Судебная власть… давайте не будем о грустном. В такой ситуации роль единственного противовеса власти ложится на медиа. Только они могут давать независимую оценку ей и её действиям, расставлять флажки в местах, где руководители государства сходят с демократической колеи. 

В таких условиях попытки маргинализации СМИ выглядят как зачистка политического поля от критики. Чтоб оценивать и комментировать действия власти могла только власть и больше никто. Что было потом, мы видим на примере соседнего государства, где в 1994 году с разгромным счётом победил кандидат, обещавший побороть коррупцию. Вместо коррупции он поборол оппозицию и независимые СМИ… И остаётся президентом до сих пор. 

И ещё экскурс в историю. На волне перестройки и независимости, как и сегодня, произошла массовая смена политической элиты. Собственно, последняя перед нынешней. Как и при любой смены элит, при этом всплыло много пены — условно говоря, «малиновых пиджаков», которых так сильно напоминают нынешние блогеры-антимайдановцы. 

Пена тогда победила.

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
220
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду