ПРОЕКТИ
16:14
Середа, 13 Травня 2015

Татьяна Гнедаш: «Сейчас градус реальных эмоций за окнами такой, что Индиана Джонс может отдыхать»

Татьяна Гнедаш: «Сейчас градус реальных эмоций за окнами такой, что Индиана Джонс может отдыхать»
Татьяна Гнедаш: «Сейчас градус реальных эмоций за окнами такой, что Индиана Джонс может отдыхать»

В рамках спецпроекта «Кухня сериала» на вопросы МБ ответила Татьяна Гнедаш, руководитель продакшн-компании Front Cinema (входит в Медиа Группу Украина). «Затянули пояса, засучили рукава и вперед!», - так характеризует она сегодняшнюю ситуацию в кино-сериальном производстве и отмечает, что в экономическом кризисе есть и большой плюс - оздоровление всего организма. «В такие моменты соревнуются не бюджетами: идет соревнование систем, организаций, подходов, креативного мышления, энтузиазма, здоровья и еще раз здоровья», - говорит она. По ее словам, во всем мире - сценарный голод, дефицит свежих идей и новых героев, а для украинского актера сейчас прекрасная возможность не столько заработать, сколько заявить о себе. Коснулись мы и украино-российской темы: «Любой продукт, который сделан на русском языке, воспринимается на территории Украины и на территории России уже давно по-разному: эта война может только усугубить давно существующее различие», - признает Гнедаш. О психологическом состоянии украинского зрителя, жанрах, героях, трендах, «сериальной экономике», копродакшене, открывающихся возможностях и планах Гнедаш-сценариста, - читайте в интервью.

 

- Как Вы оцениваете жанровые предпочтения зрителей, что в тренде сейчас для Украины? Учитывая экономическую ситуацию в стране, общественно-политическую. 

 - Украинский зритель сейчас находится в состоянии сильнейшей депрессии из-за войны, неоправдавшихся ожиданий и скопившегося социального, эмоционального напряжения. Все устали. В те редкие моменты, когда мы готовы к восприятию чего-то другого, кроме новостей, - хочется, чтобы нам рассказали интересную историю. Результаты измерения телесмотрения фиксируют, что сегодня мало, что изменилось: охотно смотрят истории о любви и победах человека над обстоятельствами, отлично идут приключения, а также веселые, смешные истории. А самый универсальный жанр - это мелодрама, так как может вместить в себя всё это одновременно. Вот сколько будет существовать человечество на этой планете, вот столько будет мелодрама впереди планеты всей. Она способна видоизменяться, развиваться, возникать в различных симбиозах. Это главный жанр.

 

- Канал «Украина» - это мелодрама, и «Украина» - одновременно криминально-детективное. Как это сочетается? 

- На всех каналах общего смотрения, в разных пропорциях, присутствуют детективы и мелодрамы, есть научно-популярные фильмы, документальное кино. На самом деле, речь идет не о жанровом предпочтении канала, а об идентификации с героем. «Доктор Хаус» - это медицинский детектив, «Глухарь» - это милицейский детектив. «Комиссар Коломбо» - это полицейский детектив. Сериал «След» - это, как бы, научный детектив. Совершенно разные проекты с разным кругом почитателей. Вопрос не в жанре, вопрос в герое. Зритель идет не на жанр, зритель идет на героя. 

 

- А наше время диктует изменения в отношении героя?

- Конечно. Разные времена рождают разных героев. Сюжеты повторяются. Везде одно и то же: любовь, предательство, возмездие, хорошие получают приз, плохие наказаны. Различие только в героях. Вот, как вы думаете, что главное в кино: событие или персонаж?   

 

- Скорее персонаж...

- Я тоже так считаю. Но огромное количество моих коллег считает иначе. Постоянные дискуссии и споры по этому поводу. Но факт остается фактом: побеждает тот, кто создает нового героя. Кому верят, за кем хотят наблюдать, кому готовы сопереживать? Очевидно, человеку, способному противостоять проблемам, которые нас всех беспокоят. Герой должен быть примером для подражания, источником для вдохновения.

 

Тренд последних десяти лет - «Женщина в опасности». И постепенно, из года в год, «героини» становятся всё старше. Наверное, потому, что юной, полной сил, красавице достигнуть успеха и победить обстоятельства проще, чем Синдерелле в возрасте. Когда всё рушится у девушки «немного за 30-ть», схватка с врагами выглядит драматичнее и убедительнее. Общество стареет, и наши герои становятся не такими юными. Авторы это понимают, чувствуют. Их ощущения, в свою очередь, подтверждают социологи и маркетологи.

 

-  Военные и не военные жанры, темы мирного времени и военного - есть такое четкое понятие? В последний год я слышала мнение, что нужен сильный герой, а семейные истории - это примета мирного времени, которое, увы, ушло в прошлое. 

- Пустые рассуждения. Война обостряет чувства, делает нас нервными, злыми и, одновременно, великодушными. «Семейные истории» не могут «уйти в прошлое», пока существует понятие семьи. Любая история, где есть взаимоотношения поколений, является семейной историей. И ситком «Воронины», и семейная сага «Дом с лилиями». 
Приметы времени? Когда-то давно на Новом канале впервые появились «Телепузики» и я помню реакцию на новое, непонятное явление, помню истерику взрослых людей на форумах: расстрелять телепузиков, уничтожить телепузиков... Ничего, прошло время, и теперь все смотрят на фиолетового Лунтика без агрессии. Поэтому, когда кто-то рассуждает о временах, о том, какие герои, фильмы, истории нужны людям сегодня, а какие не нужны - это фарисейство. Мы не можем знать, мы можем только предполагать, с различной степенью точности.

 

- Но какого героя сейчас готовы предложить Вы, как сценарист, как руководитель продакшена?

- По моим ощущениям, сегодня наш герой - это наш современник-сосед: девушка из нашего двора и парень с нашей улицы. Сейчас градус реальных эмоций за окнами такой, что Индиана Джонс может долго отдыхать.

 

Еще два - три года назад мы понимали, что будет сокращаться объём российского контента. Я не говорю о политической составляющей, исключительно о бизнесе: было безумием платить такие деньги за право показа, когда за эту же сумму можно сделать свое. И канал «Украина» активизировал собственное производство, позже был создан Front cinema. Вышла «Дворняжка Ляля», сейчас в эфире «Бессмертник», в запуске «Клан ювелиров», написан сценарий сериала «Не зарекайся», дописывается «Певица» - это всё сто серийные истории. И это тоже вопрос бизнеса: чем больше серий в проекте, тем дешевле  обходится каналу производство одной серии. Тематика? Например, «Не зарекайся». События развиваются в Крыму, на Юго-Востоке, в Киеве и на Западе Украины. История начинается в Евпатории, 25 лет назад и все сходится в сегодняшнем Киеве, где мы сейчас живем, любим, сопротивляемся, верим и страдаем. Родина в огне войны и кризиса, и есть страх не успеть, не осилить. Во время войны девушка, провожая парня в армию, не знает, вернется он или нет. И, всё-таки, она готова выйти за него и родить от него ребенка, потому что настолько любит этого человека, что по-другому быть не может. Пока политики врут и делят землю, проходят годы нашей с вами жизни. «Надо жить, а не ждать и осторожничать» - говорят наши героини. Мы писали сценарий, как дышали. Поэтому написали абсолютно реалистичную историю. Конечно, наши персонажи оказываются в неожиданных местах в нужные нам моменты, и так не бывает в обыденной жизни, но наша сказка, вся целиком, основана на десятках реальных событий. Я очень верю в эту историю, в сериал «Не зарекайся».

 

- И он сейчас снимается? 

- Сценарий готов, сейчас нужно понять, как мы его снимем. Но мы его снимем, другого выхода просто нет. Отсутствие выхода иногда называют «импортозамещением».

 

- А как сохранить качество, с учетом необходимости выбирать только экономические варианты?

- А быть честными. Когда у меня спрашивают: «У вас большой или маленький бюджет?», отвечаю: «Он достаточный для того, чтобы выдать вот это качество в эти сроки». Дно цены пока не нащупал никто. Представители  всех сфер индустрии должны сейчас искать компромиссы: технический рентал, актеры, режиссеры, художники, композиторы, пост продакшен, сценаристы... Это очень серьёзный психологический аспект. «Как же так, я выходил на съемочную площадку за 800 долларов съёмочный день!», - громко скажет кто-то. Но сейчас другие времена, и память о долларе мешает работать. Как долго продлится этот период, никто не знает. И где границы компромисса, тоже никто сейчас сказать не может. Что делать? Маневрировать. И продолжать работать. 

 

- Компромисс будет, потому что деваться некуда?

- Украинская экономика умерла, а мы нет. Значит, есть жизнь после смерти, зрители ежедневно включают телевизоры и рассчитывают на премьеры.

 

- Но, тем не менее, звучит мнение, что все упадет в качестве очень сильно...

- Это мнение ошибочно. Когда рекламный рынок отсутствует, каналы ограничены в средствах, и свет в конце тоннеля не предвидится, наступает момент истины. В такие моменты соревнуются не бюджетами: идет соревнование систем, организаций, подходов, креативного мышления, энтузиазма, здоровья и еще раз здоровья. 

 

- Мы отвыкли от такого понятия как энтузиазм. 

- Привыкаете, если хотите встретить рассвет: живыми - раз, победителями - два. Например, сейчас наступил звездный час для украинских актеров. Посмотрите на «Дворняжку Лялю». Ада Николаевна Роговцева и Оксана Михайловна Сташенко - две звезды 100% медийной узнаваемости. Остальные - фантастически талантливые, но в кино и сериалах работали не так много, как, возможно, хотели. Для украинского актера сейчас прекрасная возможность не столько заработать, сколько заявить о себе. Главная роль?  - Пожалуйста, бери!    

 

- Но потенциальный успех сериала часто связывают именно со «звездой» в ролях.

- Наличие звезды в сериальном проекте не является гарантией успеха. Это может помочь. Это приведет людей на первую серию, но если беспомощная  история, если кроме звезды нет ничего, то и результата не будет. Но если неизвестный актер с потенциалом звезды приходит в сильную историю, в дружную команду - тогда и результат хороший. Сериал - это длинное путешествие, за время пути звезды гаснут и загораются новые. На самом деле, серьезная проблема - актерская школа. У нас с актерами не все хорошо. И скамейка запасных довольно короткая. И актеров в Украине, если сравнивать с нашим северным соседом, способных с первого дубля выполнить режиссёрскую задачу, меньше, чем в России. В разы меньше. Но они есть. Это значит, что с ними нужно работать. Мы планируем в рамках медиа-группы создать актерскую школу повышения квалификации.

 

- Понятно, что мы сейчас переориентируемся на украинских актеров, но российские актеры у нас могут появляться? При каких условиях? Насколько это рискованно, дорого?

- Сейчас гонорары русских актеров стремительно уменьшаются, потому что у них тоже кризис. Но гонорары - это не основная проблема. «Дорогая звезда» - величина относительная. Поймите, для талантливых, уважающих себя актеров всегда важен материал. У меня неоднократно были случаи - актер или актриса читает сценарий, и говорит: я хочу эту роль, готов (готова) сниматься по специальной цене. Так было всегда и так будет всегда.  Но когда речь идет о длинных сериалах, возникает ряд вопросов, например: актер готов приехать сюда и жить здесь полгода? Есть проблемы с пересечением границы, ограничением пребывания, и т.д. Всё определяется целесообразностью. Если нам нужен российский актер для сериала, он у нас будет.

 

- Ввиду экономии средств, что снимать наиболее и наименее рискованно? 

- Когда мы говорим о длинных проектах, следует различать горизонтальный и вертикальный сериалы. Горизонтальный снимать дешевле, чем вертикальный. Потому что в вертикальных историях большее количество объектов, чаще обновляется кастинг, это дороже. Суть вертикального формата в том, что каждая серия - это некий законченный рассказ. При этом может присутствовать сквозная горизонтальная сюжетная линия. Но вертикальный сериал проще свернуть, если проект не пошел. «Горизонталку» в сто серий свернуть нельзя, можно только снять с эфира, не дожидаясь окончания. А это очень неприятно для канала, для бизнеса. Что касается жанров, то мы вошли в эпоху их полного смешения. Чаще всего, «вертикалка» - это детектив. Но есть «Секс в большом  городе», который  определяют как вертикальную мелодраму, драму, драмеди. Сейчас в слоте 18.00 на канале «Украина» идут авантюрные мелодрамы. Это не наше изобретение, но мы первыми взяли его на вооружение. Это мелодрамы с приключениями, где на протяжении 90-100 серий с героями может приключиться, что угодно. Разумеется, они борются за любовь и счастье, но в процессе может состояться детектив, могут отыскаться сокровища, могут прилететь инопланетяне (у меня такое было в «Марусе»). Я рада, что канал разрешает мне хулиганить.

 

- Если горизонтальные сериалы оптимальнее по деньгам, то мы можем прогнозировать, что в ближайшее время будет перекос на экране в сторону длинных историй? 

- Как говорят лучшие руководители департаментов программирования: может быть, что угодно, но главное - сохранить сетку.

 

- Ранее проекты снимались, как правило, для двух рынков. Сейчас канал продажи на Россию закрыт?

- Формально нет. Но все заморожено. Поэтому учимся выживать собственными силами. Это, с одной стороны, тяжело, но в этом и большой плюс - оздоровление всего организма, мощная санация.

 

- Позволю себе ремарку: когда все закончится, наверное будет между нами пропасть существовать в восприятии одного и того же, в интерпретациях. 

- До войны уже было так, не пропасть, но ощутимые различия.

 

- Не будет такого унифицированного продукта, который показывает некую реальность между Чопом и Владивостоком?

- Унификация только в одном - русский язык. Нет русского мира, есть огромное русскоязычное пространство на планете, и не только в границах РФ. Если человек говорит на русском или понимает русский язык - это наш потенциальный зритель. Никакой политики. Но любой продукт, который сделан на русском языке, воспринимается на территории Украины и на территории России уже давно по-разному. Эта война может только усугубить давно существующее различие. Почему, например, сериал «Ледниковый период» скромно прошел у нас и «порвал» всех в России? Почему американский сериал «Комиссар Коломбо» очень хорошо шел у нас и очень средне в России? Примеров уйма. Уже тогда, лет 15-20 назад, все было не одинаково.

 

Чем дальше во времени от нас СССР, тем больше будет увеличиваться разрыв в восприятии мира, в менталитете. Реакция на всё: музыку, театр, литературу будет разной. Не хорошей или плохой: просто разной. От Курил до Калининграда, русскоязычное население становится все менее однородным. Русский язык - это уже не гарантия того, что тебя поймут. Теперь с русским дела обстоят так же, как английским: ничего личного, только вербальная система. Поживем - увидим. Хорошие, классные истории, на каком бы языке они не были написаны, везде будут восприниматься хорошо. Надеюсь.

 

- Например, медицинские истории полагают практически беспроигрышными. Эта тема  действительно всегда универсальна и актуальна? 

- Это очень дешево в производстве. Когда все действие происходит в больнице - мы тотально экономим на всем: на костюмах, на декорациях. Тюремные истории - тоже все в одной декорации и минимальные затраты на костюмы и реквизит, какой-нибудь необитаемый остров с Робинзоном и так далее. Но это сложное сценарное производство: придумать яркую историю в ограниченном пространстве.

 

- Медицинская, тюремная история - это понятно. Но, скажем, есть какие-то тренды: милиция, бизнесмены...? Или профессии, которые не воспринимаются зрителем? Например, людей творческих профессий, представителей медиа, на экране у нас мало. Как определяется, про кого снимать? 

- Например, история любви Ляли и Сергея в «Дворняжке Ляле» развивается на фоне цыганского колорита: лошади, песни, пляски, костры. Но, разве, эту историю нельзя рассказать на фоне металлургического производства, а не цыганского коневодства? Можно. Пожилой металлург со своей женой воспитывают юную внучку, а в это время сын хозяина металлургического комбината... Однако, сценаристы посидели, подумали, загорелись песнями, цыганами, и - понеслось. В результате - успешный сериал.
Сейчас началось производство проекта «Клан ювелиров». История родилась из фантазии, из блеска грузинских кинжалов, запаха львовского шоколада. В какой-то момент, я открываю глаза, смотрю в потолок, и все складывается: это же так красиво. Муза пришла и ушла, а сериал остался.

 

- Что самое важное для канала «Украина» в сценарных заявках?

- Соответствие формату канала. Канал «Украина» интересуют, безусловно, мелодрамы, безусловно, детективы. Это канал широкого семейного смотрения. И знакомый с профессией сценарист понимает, какому каналу, что предлагать.

 

Для сценария главный фактор - внятность. Суть любой истории можно изложить в нескольких фразах. Сценарная заявка - это половина страницы текста. Для начала читаешь эти пол страницы и сразу понимаешь, интересно или нет. Например, заявка мелодрамы: мальчик девочку любил, мальчик дружбой дорожил, но пришел крокодил и... О! Крутая идея! А теперь дайте мне почитать развернутый синопсис. Да, это по-прежнему круто, но что-то я запутался с крокодилом, поэтому дайте-ка мне теперь почитать поэпизодник. Ага... Значит так: я это куплю, но крокодила убрать, поменять на хомяка, согласны? И если вы имеете дело с профессиональным сценаристом, он скажет: да, подпишите со мной предварительное соглашение, заплатите мне аванс, и я начинаю думать над образом хомяка. Вот так, на самом деле, должна происходить работа со сценаристом. Со стороны заказчика должен сидеть толковый человек, который четко понимает, что ему нужно от сценариста. Драфт за драфтом, терпение и труд, и успех гарантирован.

 

- А понятие «сценарных табу» существует? 

- Я первый раз слышу от вас это словосочетание. Даже не знаю... Это вопрос воспитания. У каждого сценариста свой жизненный опыт, детство, семья, друзья, образование. Мне в голову не придет написать о чем-то... табуированном. Не потому, что нельзя, а потому, что... я даже не знаю, что об этом можно писать в принципе. Вы застали меня врасплох этим вопросом, правда. Нет, действительно, в порнографических фильмах есть сценарий или нет? Наверное, там должен быть какой-то сценарий? Или это табу?

 

- Т.е, нет такого...

- Я, как сценарист, могу описать сцену, в которой над бездыханным телом рыдают родственники. Как это показать? Это вопрос этики. А можно показать стенания и ощущение смерти, но при этом в кадре не будет трупа. Это вопрос самоцензуры, личного чувства меры. Думаю, что сценарных табу нет. Есть закон о телевидении и радиовещании, закон об информации. Что не запрещено, то разрешено. Остальное - личное дело каждого. Для меня есть табу на пошлость, треш и подмену понятий, не только в сценариях.

 

- А исследовать, - что пойдет, а что не воспримется?

- Хорошо, когда ты собираешь фокус-группу, чтобы проверить себя, насколько точно твое видение, твое мнение. Хуже, когда у тебя нет мнения, и готовности его отстаивать. В таких случаях удобно уйти от ответственности, прикрывшись фокус-группой, чтобы потом сказать: «Это не я, это они ошиблись...». Тогда ты плохой продюсер.

 

Пожалуйста, возьми на себя ответственность за этот продукт. Ты выбрал этот сценарий - отстаивай его. Самое плохое, когда человеку все равно. Он приходит на работу, получает зарплату и стремится не принимать никаких решений. Коммерческие каналы с эффективным менеджментом от таких сотрудников избавляются.
Когда не принимаются решения по развитию собственного производства, когда вещатели не готовы вкладывать в свое и боятся экспериментировать, тогда наше место - в длинной очереди за импортным товаром. Как раньше, драться за контент чужого производства, переплачивать за товар, нередко, сомнительного качества и не важно, производства какой он страны.

 

- К слову, попытки адаптации польского комедийного сериала «Родина Кепських» на «Украине» прошла неудачно. Польша вроде бы и близкий рынок,  но вместе с тем я не помню успешных польских проектов у нас, в отличие о  турецких...

- А как вы их можете помнить, если их не показывают. Турецкие пошли благодаря «Роксолане» - это просто уникальный продукт. И после нее уже стали востребованы турецкие сериалы. Зрителю надо дать возможность попробовать. А он уже решит, нравится ему или нет. Был большой период в 80 - 90-х, когда все смотрели латиноамериканское «мыло», все в нем разбирались, все знали актеров, детей именами героев называли. Трактор заведенный бросали в поле и бежали в ближайшую хату, потому что там начиналась «Просто Мария». Но, для начала, «Рабыню Изауру» должны были пустить в эфире центрального телевидения. Ничего не изменилось: ищите контент, делайте перевод и предлагайте зрителям. И запаситесь терпением, зрителю необходимо время, чтобы «распробовать», привыкнуть и полюбить.

 

- С американскими сериалами замкнутый круг получается: если в первые дни не пошел - его в эфире переносят на более позднее время, позже показывают - значит зритель не идет тем более.

- Всё будет хорошо с американскими сериалами, и с другими тоже. Люди любят то, к чему привыкли. Вопрос в тактике и стратегии программирования. Как долго руководство канала готово ждать роста показателей? У всех по-разному. Обычно, смотрят на динамику неделю, две и выносят вердикт. Но в новых условиях, возможно, все станут терпеливее. Повторюсь, нужно время.

 

- Часто говорят, что проблема «нерусских сериалов» в том, что их герои и проблемы - чужие. Но у нас же был опыт латиноамериканских сериалов...

- История должна быть понятной - прежде всего. Только в этом случае она сможет захватить зрителя. И, по большому счету, не важно, где развиваются драматические события - на бразильской фазенде или в космосе. Переживания героев, мотивация и логика их поступков должны быть абсолютно понятны зрителям. 
Персонаж должен быть узнаваем в своих переживаниях. И тогда зрительница из украинской, российской или американской глубинки скажет: «У этой инопланетянки Лауры всё, как у меня в жизни» Примерно так.

 

- Сериалы смотрит аудитория более старшего возраста, и по большому счету это совпадает с аудиторией телесмотрения вообще. А как привлечь более молодого зрителя к сериалам? 

- К сериалам или к телевизору? И молодые, и не очень молодые - все смотрят сериалы много и с удовольствием, но в он-лайне. Общее телесмотрение во всем мире уменьшается и будет уменьшаться. Развиваются другие виды и способы донесения контента до потребителя.

 

- А копродакшн в сериальном производстве возможен? Помимо российского...

- Копродакшн - возможен и желателен в любом производстве. Он позволяет разделить риски. Но, если не с россиянами, то с кем? Сейчас много разговоров о потенциальных партнерах в Европе, о поляках, например. Почему бы не поговорить об этом, не порассуждать? Но с точки зрения бизнеса эти разговоры мало продуктивны. Чтобы привлечь партнера, в любом виде экономической деятельности, надо предложить выгодный ему проект, внятный бизнес-план. Медиа бизнес не исключение. 
Продажи нашего контента по всему миру идут, но далеко не так успешно, как хотелось бы. Охотнее покупают форматы. Пример с «Нюхачем» - отличное тому подтверждение.

 

- То есть потенциал в этом...

- Да. Сценарный голод во всем мире. Посмотрите, какой по счету «Человек-паук» выходит? Острый дефицит свежих идей, новых героев. Думаю, в нынешних условиях рынок форматов для нас очень перспективен, как рынок сбыта.  Последние пять лет все дружно смотрят в сторону Кореи. Там «Корейская весна»... Молодцы, корейцы, что скажешь.

 

- Адаптировать или придумать новое - что сложнее и почему?

- Для меня адаптация сложнее, т.к. ты скован требованиями формата. Интереснее работать «по мотивам произведения», когда приобретаются права только на сюжетные предпосылки. Придумать новое проще всего, для этого надо чаще бывать в метро, общаться с народом и читать беллетристику. Это мое мнение.

 

- Проекты, посвященные теме АТО: как полагаете, есть опасность слишком увлечься конъюнктурной темой? 

- Зритель не даст слишком увлечься, просто не примет. Возвращаюсь к началу нашего разговора: общество в состоянии перманентного стресса. Все устали. Внутренних переселенцев уже почти миллион. Кризис, безработица. Представьте себе, все регулярно собираются перед телевизором: много свободного времени, мало свободных денег для иного досуга. И голосуют пультами. Ежедневно приходят результаты телесмотрения. Посмотрите на цифры. Всё, что подвержено конъюнктуре, отторгается

 

- Но ограничение российского продукта это все-таки шанс для нас? 

- Безусловно. Потребность в контенте осталась прежней. Спрос на наш труд увеличился в разы. Но это произошло в ситуации жесточайшего экономического кризиса, финансового паралича. В тот день, когда во всех выпусках новостей сообщили, что принят закон 1317, мне позвонил один из моих коллег сценаристов и радостно завопил в трубку: «Татьяна, ура! И на нашей улице перевернулся грузовик с пряниками!». Дорогие друзья, грузовик перевернулся - это факт, но пряников нет. Затянули пояса, засучили рукава и вперед!  

 

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Ярослава Наумова, «Медиабизнес»
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2299
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
Опитування
/
Результати


Чи користуєтеся ви зараз
на будь-якому сайті
push-сповіщеннями?

Так, користуюсь!
Ні, не користуюсь!
Не знаю що таке push-сповіщення
Інше або коментар:


Чи користуєтеся ви зараз
на будь-якому сайті
push-сповіщеннями?

Так, користуюсь!
15.1% (13)
 
Ні, не користуюсь!
54.7% (47)
 
Не знаю що таке push-сповіщення
25.6% (22)
 
Інше або коментар:
4.7% (4)
 
Загалом відповідей: 86
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop