ПРОЕКТИ
13:23
Четвер, 26 Жовтня 2017

Николай Фаенгольд: В борьбе с пиратством мы находимся по одну сторону баррикады с честными провайдерами

Коммерческий директор StarLight Digital – об уголовном деле против провайдера-пирата, сотрудничестве с законопослушными провайдерами, борьбе с андеррепортингом и пиратстве как бизнесе.
Николай Фаенгольд: В борьбе с пиратством мы находимся по одну сторону баррикады с честными провайдерами
Николай Фаенгольд: В борьбе с пиратством мы находимся по одну сторону баррикады с честными провайдерами

Один из круглых столов Kyiv Media Week 2017 был посвящен ходу борьбы с пиратством в Украине, которой несколько лет назад вплотную занялись крупнейшие украинские медиагруппы. Во время этого круглого стола коммерческий директор StarLight Digital Николай Фаенгольд сообщил, что в конце августа медиагруппа StarLightMedia подала первое заявление в Киберполицию с целью открыть уголовное производство против провайдера-пирата. Провайдера медиаменеджер не назвал, зато рассказал о системе борьбы с пиратами, которую стремится выстроить группа, и подчеркнул, что StarLight Digital готов делиться опытом и инструментарием со всеми правообладателями, у кого эта система еще не налажена. В частности, рассматривая бизнес пиратов, StarLightMedia определяет три их задачи:

  • создать максимальное количество мест контакта пользователя с аудиторией. Это может быть готовый видеохостинг (например, YouTube, социальные сети и т.д.), или же вхождение в удобный для пользователей магазин мобильных приложений;
  • привлечь максимальное количество пользователей;
  • максимально монетизировать эту аудиторию. Есть две модели монетизации пиратского бизнеса: рекламная и прямые платежи от пользователей.

Задача правообладателя – сделать так, чтобы каждая из этих задач была максимально сложной для пиратов.

«Самые популярные видеохостинги в Украине – это YouTube, Facebook и до недавнего времени – "ВКонтакте", "Однокласcники", Mail.ru. Чтобы заблокировать там незаконно используемый пиратом контент, правообладателю нужно заполнить специальную форму. За всю историю Центра мониторинга контента StarLightMedia (с 2013 года. – ДМ) в YouTube и Facebook мы заблокировали 341 тыс. видео, во "ВКонтакте" – 6,5 тыс., в "Однокласcниках" и Mail.ru – 16 тыс. Чтобы заблокировать контент в AppStore и Google Play, нужно также воспользоваться специальными ссылками. В AppStore мы удалили восемь приложений, в Google Play – 16. Кроме того, когда мы начали чистить AppStore и Google Play, пираты поняли, что мы дойдем и до Smart TV. Smart TV мы постоянно мониторим и там у нас было только одно удаление приложения», – привел статистику Николай Фаенгольд.

Также он рассказал, что группа еженедельно мониторит каждую из перечисленных выше систем, а KPI вовлеченных в борьбу с пиратством сотрудников медиагруппы определяются не за количество удаленных ссылок, а за их отсутствие.

Также StarLightMedia заблокировала 22131 случай поисковой выдачи размещенного пиратами контента медиагруппы в Google.

«Что касается препятствования пиратам монетизировать их аудиторию, то мы действуем в двух направлениях. Во-первых, ежемесячно выкладываем на http://blacklists.org.ua/ перечень сайтов, к которым у нас есть претензии, с целью информировать рекламодателей. На данный момент мы сообщаем о претензиях к 146 сайтам из 539, которые представлены в общем списке. Во-вторых, 2,5 месяца назад мы начали использовать внутренние правила Visa и MasterCard, согласно которым эти платежные системы запрещают использовать себя для пиратства. За это время мы подали в них 12 заявлений, из них в шести случаях наш контент удалили, в одном сайт-нарушитель находился на территории Украины и мы с ним договорились, и еще пять – на рассмотрении», – также рассказал Николай Фаенгольд.

«Детектор медиа» встретился с ним и узнал подробности.

– Николай, вы рассказали, что, наконец-то, подали в Киберполицию первое заявление против провайдера-пирата. Летом на ДЭК вы говорили о намерении привлечь к уголовной ответственности не одного, а нескольких провайдеров, и о том, что вы не ожидали того объема подготовительных работ, которые вам понадобились, чтобы добиться начала уголовного производства. В чем заключалась сложность?

– Да, действительно, я не ожидал, что подготовительные работы займут столько времени. До сих пор поражен этим. Вопрос в правильной подготовке документов для подачи заявления в Киберполицию. Ведь нам важно не просто подать заявление, а сделать это так, чтобы дело было доведено до конца. Поэтому мы предварительно заказывали проведение экспертных исследований.

Наша задача – доказать, что в сети конкретного провайдера происходила незаконная ретрансляция. К тому же, необходимо обосновать размер понесенного нами убытка.

Сейчас мы проходим этот путь впервые. На полученном опыте мы выработаем алгоритм (технологию), который поможет нам быть более эффективными. У нас уже появились специальные технические средства, которые позволяют Центру мониторинга контента оперативно фиксировать нарушения.

– Когда вы летом анонсировали свои планы завести несколько уголовных дел против провайдеров за пиратство, мне показалось, что это показательная порка для этого рынка, акт устрашения и, возможно, попытка найти их болевую точку или даже заставить включиться в борьбу с пиратством. Я права?

– Начнем с нашего отношения к пиратству: мы считаем, что пиратство – это грязный бизнес, средство нечестной конкуренции. Давайте рассмотрим ситуацию, когда на одной территории услугу предоставляют несколько провайдеров. Причем рядом с честными провайдерами, которые соблюдают авторское право, находятся те, кто его не соблюдают. Первые, честные, несут существенные затраты на роялти (предположим, 30 %), а рядом есть те, кто их не несут. В этом случае честные провайдеры заинтересованы в выравнивании условий на рынке. Поэтому сейчас мы в первую очередь реагируем на заявления провайдеров-партнеров. Это могут быть неофициальные заявления. Нам достаточно электронного письма или телефонного звонка. Для ускорения процесса провайдер может нам помочь в поиске дислокации для фиксации нарушения. Больше от провайдера нечего не требуется.

Что происходит дальше? Мы прилагаем усилия, чтобы прежде всего поговорить с провайдером-нарушителем. Отправляем письма по электронной почте, шлем бумажные с уведомлением, звоним. Это момент, когда провайдер может начать с нами общаться. Если на этом этапе сотрудничество не налаживается, мы делаем техническую и видеофиксацию факта пиратства. Кстати, именно во время такой фиксации нам удалось договориться с одним из провайдеров. Мы приехали в региональный центр, далеко от Киева, где нам неожиданно назначили встречу. На ней мы договорились о честной, на наш взгляд, компенсации за прошлый период и не стали передавать дело в Киберполицию.

Возвращаясь к вашему вопросу: изначально у нас было три кейса провайдеров-пиратов, которых мы были готовы привлечь к уголовной ответственности. По результатам переговоров с двумя из них мы заключили договора. Мы готовы к диалогу, но только до того момента, пока не открыто уголовное дело.

Я уверен, что в борьбе с пиратством мы находимся по одну сторону баррикады с честными провайдерами. И наверняка результаты наших совместных действий докажут это.

– Надеюсь, провайдеры хотя бы перестанут вас бояться. С вами нужно держать ухо востро: уж больно хорошие у вас юристы (смеется. – ДМ).

– Я надеюсь, хорошие у нас не только юристы (смеется. – ДМ). И я действительно не понимаю, почему нас надо бояться. Ведь у нас понятные условия. Они одинаковые для всего рынка. Мы делаем только то, что декларируем. Наше сотрудничество с провайдерами началось с января этого года, и за этот период мы не слышали в свой адрес обвинений о предоставлении неравных условий работы.

Так как мы говорим о пиратстве и наших взаимоотношениях с провайдерами, важно поднять тему андеррепортинга. На наш взгляд, он ничем не отличается от классического пиратства, которое мы с вами обсуждали выше. Но если борьбу с обычным пиратством мы возложили на наш Центр мониторинга, то за борьбу с андеррепортингом отвечают менеджеры отдела продаж.

Действительно, иногда провайдеры не знают количества своих абонентов до момента, пока с ними не рассчитались. Такая проблема характерна для провайдеров, которые предоставляют услугу аналогового кабельного ТВ. То есть менеджеру вместе с провайдером приходится искать объективный путь оценки объема абонентской базы.

Мы уже ведем переговоры с провайдерами, у которых был замечен андеррепортинг. По договорам, которые мы заключали, наша оценка андеррепортинга – в пределах 10 %. Но нужно понимать, что для общей абонентской базы, которая исчисляется миллионами, 10 % – это сотни тысяч. И их нужно найти.

Актуализировать абонентские базы нам проще всего с ОТТ. Для ОТТ-провайдеров в прошлом году мы начали внедрять новый подход и сейчас уже почти со всеми в этом сегменте рынка работаем именно на его основе. Например, у какого-то ОТТ-провайдера 50 тыс. абонентов. Он дает ежемесячный отчет. Мы говорим: «Спасибо, а теперь дай, пожалуйста, ID этих абонентов – 50 тыс. уникальных строк». Они могут быть закодированы специальной кодировкой. Мы, в свою очередь, сравниваем полученные данные с ID скрытой закупки. Мы хотим убедиться, что ID нашей скрытой закупки присутствует в списке ID, который дал нам ОТТ-провайдер. Для других технологий это пока неприменимо.

– То есть ОТТ-провайдеры согласны передавать вам ID своих абонентов. А IPTV-провайдеры? Летом был большой шум вокруг этого.

– Разговоры действительно были. Но что было их катализатором, мне непонятно.

– Можно сказать, что разговоры подняла я. Вернее, вначале был Facebook-пост Александра Федиенко (главы Интернет-ассоциации Украины. – ДМ), а я, увидев его, начала задавать вопросы.

– Я не знаю, откуда у Александра эта информация. У меня не было с ним диалога по этому поводу.

– Потом было несколько публикаций на «Медианяне», в которых речь шла о том, что всему виной конфликт между провайдерами Trinity и StarCards.

– С моей стороны некорректно комментировать взаимоотношения с нашими партнерами. К обеим компаниям есть вопросы от других ОТТ-провайдеров, о чем им известно. Поэтому мы сейчас с обоими провайдерами ищем удобную для рынка модель взаимоотношений.

– Во время своего выступления на круглом столе вы рассказывали об эволюции ваших инструментов борьбы с пиратами. В частности, о том, что когда вы в 2013 году запустили свою видеосеть и продвигали свой плеер, то одной из важных аудиторий, на которую были направлены ваши антипиратские усилия, были веб-мастера пиратских сайтов. Правильно ли я поняла, что сегодня вы уже не боретесь с веб-мастерами?

– Как правило, веб-мастера были хорошими SEO-оптимизаторами, которые пиратски размещали у себя наш контент и оптимизировали свои сайты для выдачи их в поиске по ключевым запросам наших проектов. Мы писали им письма, блокировали их сайты с помощью DMCA, а именно – функцией блокировки выдачи сайтов в Google. Кроме того, мы активно предлагали им заменить пиратский плеер на легальный. Проводили расследования с помощью адвокатов. Находили этих людей, общались с ними, объясняли, что они нарушают закон. Что произошло в результате? Система дистрибуции пиратов, которые воровали наш контент и размещали у себя в плеере, уменьшилась (из-за снижения трафика из поисковых систем. – ДМ). У многих возник вопрос рентабельности этого занятия. И, по сути, у них этот бизнес схлопнулся.

Есть ли сейчас пираты, которые пиратят наше видео? Конечно, есть – те, кто находятся далеко и до кого мы не можем дотянуться. Однако у них наше видео не смотрят. У наших сайтов большая аудитория, они занимают в выдаче Google первые три-пять строчек. Плюс YouTube. Пиратства в YouTube практически нет. Там есть функция contentID. Да, есть ребята, которые ее обходят. Наша команда отслеживает такие видео и подает заявки на блокировку вручную.

С 2013 года в YouTube было выявлено порядка 300 тыс. единиц юзерского контента, который был основан на нашем. По отношению к такому видео мы выбираем политику: блокировать или монетизировать. На каком-то этапе мы нашли ребят, которые пиратили наш контент в YouTube, но делали это интересно. Они брали видео наших проектов и комментировали их.

– Они его популяризировали.

– Наверное, но немного иначе. Наши шоу очень востребованы. И те смешные ситуации, которые они комментировали, и так были популярны. Но мы поняли другое. С точки зрения бизнеса это дополнительная аудитория. Мы поговорили с этими блогерами и договорились. Они стали нашими партнерами. Они используют наши видео, но и мы, и они в этом заинтересованы.

– С вашей точки зрения, успешная борьба с пиратством – это когда у пиратов нет вашего контента. И если при этом там есть контент, к примеру, Warner Brothers, то вам все равно?

– Нам абсолютно не все равно. Например, «Чистое небо» сделало blacklists.org.ua – сайт для всех рекламодателей и правообладателей. Но мы можем защищать права только на то, на что они у нас есть. Мы не можем прийти и сказать: «Не пиратьте “Игру престолов”». Потому что у нас нет прав на «Игру престолов», у нас нет никакой бумаги, которая разрешила бы нам защищать эти интересы. Если бы она у нас была, было бы замечательно.

Что сейчас? Если сайт попадает в список blacklists.org.ua, то есть мы видим, что у какого-либо правообладателя есть претензии к сайту, то мы прекращаем с ним сотрудничество. Конечно, ресурс может не признать включение себя в это список, он может судиться или удалить видео. Но в любом случае начнется диалог между правообладателем и этим ресурсом. Я очень надеюсь, что к этому движению «Чистого неба» присоединятся как можно больше правообладателей.

Читайте також

– И поэтому сейчас вы стараетесь популяризировать инструментарий борьбы с пиратством: чтобы поднять эту волну, чтобы хотя бы каждый украинский правообладатель начал защищать свои права?

– Да. Но нам нужно как-то достучаться и до иностранных правообладателей. Нужно их как-то мотивировать. К сожалению, рынок Украины с точки зрения доходов для них сейчас мизерен. Но мы верим, что та же борьба с пиратством приведет к росту этого рынка, и он станет интересен.

– А насколько трудозатратно бороться с пиратством? Сколько человек работает в вашем Центре мониторинга контента?

– На этот вопрос я вам отвечу немного по-другому. Мы сначала стараемся понять, что нам нужно делать, зачем и как, а потом уже выстраивать структуру Центра мониторинга. Мы стараемся все по максимуму автоматизировать, прописывать алгоритмы работы так, чтобы она была правильной, простой и самое главное – результативной.‎

Проверкой фактов нарушения наших прав провайдерами сейчас занимаются три человека. Но мы уже понимаем, какие задачи нам предстоит решать в следующем году, и бюджетируем команду. А также пишем под эти задачи софт, который позволит автоматизировать повторяющиеся процессы.

– Закон «О государственной поддержке кинематографии» ввел статью о том, что можно привлекать к уголовной ответственности за финансирование пиратов. Есть ли в ваших планах привлечь хотя бы одного рекламодателя к ответственности, по аналогии с тем, как вы сейчас привлекаете провайдеров?

– Рынок меняется, и сейчас рекламодатели сами уходят от финансирования пиратов. Мы скорее хотим сделать так, чтобы рекламодатели понимали риски. Суть blacklists.org.ua – в информировании рекламодателей о сайтах, к которым у нас есть претензии.

Кстати, буквально на прошлой неделе мы опробовали алгоритм блокировки нелегального контента через хостинг-провайдера. Пират размещался на хостинге «Воли», система сработала безукоризненно. Когда хостинг заинтересован в борьбе за легализацию рынка, механизм работает.

– Почему в борьбе с пиратством вы сейчас идете одним фронтом с «1+1 медиа», тогда как даже «Медиа Группа Украина» (МГУ) борется несколько особняком?

– Я не могу сказать, что мы с «1+1 медиа» идем одним фронтом. Мы обмениваемся знаниями. Все, что каждый из нас делает в рамках «Чистого неба», известно абсолютно всем. У МГУ много кейсов по хозяйственным судам с провайдерами.

– А вы в хозяйственные суды не ходите?

– Мы не до конца для себя понимаем смысл походов в хозяйственные суды на текущем этапе развития рынка. Если мы оштрафуем провайдера на 60 тыс. грн, то это не будет для него большой суммой денег. У него бизнес, который работает годами. Допустим, он продолжит нас пиратить после штрафа – что мы будем делать?

Мы не исключаем хозяйственных судов – но только после того, как поймем, зачем с ними работать. Должна быть модель, которая действительно решает проблемы правообладателей, связанные с пиратством. Наша цель – не наказать конкретного провайдера, а решить задачу системно, сделать все необходимое, чтобы уменьшить рынок пиратства. В данном случае путь через уголовную ответственность нам кажется эффективнее.

– Насколько существенный рост просмотров своего контента в легальном поле вы ощутили после того, как стали бороться с пиратством? Сложно выделить, что именно влияет на рост, но тем не менее.

– Да, конечно, мы увидели ощутимый рост просмотров в интернете, и в партнерской видеосети, и на сайтах СТБ, ICTV и Нового канала.

– А насколько выросли ваши доходы от рекламы в интернете, например, за последний год?

– Доходы выросли. Это связано не только с закрытием сайтов пиратов.

– Какие проблемы пиратства вашего контента вам пока не удается решить? Могу предположить, что если сайт хостится не в Украине и монетизируется по рекламной модели, то его не достать.

– Если пират находится за пределами Украины и у него рекламная модель, то бороться с пиратами помогают рекламодатели, которые внимательно смотрят в свои медиапланы и обязуют подрядчиков по размещению рекламы не включать в медиамикс пиратские сайты. Цена трафика для каждого пользователя из Украины у него выше. То есть затратная часть у него высокая, доходы от рекламы благодаря сознательности рекламодателей уменьшаются, плюс мы блокируем в выдаче Google, используя DMCA, и его по нашему контенту меньше находят – все, его бизнес-модель неэффективна.

В интернете много рекламы сет-топ-боксов, после покупки которых можно всю жизнь бесплатно смотреть 600 или 1000 каналов. Мы сейчас ищем, как решить эту проблему.

Есть пока сложности с плей-листами, которые находятся за рубежом и раздаются бесплатно.

Проблем безумное количество, но многие мы прошли. Это даже не проблемы – это задачи, которые необходимо решать. Пираты постоянно развиваются. Наша задача – развиваться вслед за ними, а еще лучше, если на каком-то этапе мы их обгоним и предугадаем, что еще нужно сделать.

Фото: Андрей Шматов

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2791
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop