ПРОЕКТИ
12:37
П'ятниця, 17 Березня 2017

Все, что сейчас презентуют Грицак и Бычок перед страной, EBU и Кабмином по «Євровидению», — наша заслуга

Все, что сейчас презентуют Грицак и Бычок перед страной, EBU и Кабмином по «Євровидению», — наша заслуга
Все, что сейчас презентуют Грицак и Бычок перед страной, EBU и Кабмином по «Євровидению», — наша заслуга

В ответ на публикацию в «Детекторе медиа» интервью с и. о. генерального директора НСТУ Анной Бычок свое видение ситуации с проведением в Украине «Евровидения-2017», а также с созданием Общественного вещания нам предложил Александр Харебин. Господин Харебин — первый заместитель генерального директора уже не существующего НТКУ и один из исполнительных продюсеров «Евровидения-2017». Напомним, что он вместе с двадцатью пятью коллегами и сотрудниками заявили о прекращении работы над конкурсом и уходе из проекта, подготовка к которому, по их словам, перестала отвечать их ценностям. Публикуем точку зрения Александра Харебина без редакционных правок.

Редакция «Детектора медиа» готова к продолжению дискуссии и публикации мнений всех желающих принять в ней участие.

Что случилось с «Евровидением-2017»

Когда Джамала победила в Стокгольме и фактически привезла «Евровидение» в Украину, страна приняла этот вызов, понимая всю важность проведения конкурса как части своего европейского будущего. Деньги в бюджете были, а ожидания скорого создания Общественного вещания привлекали к нему повышенный интерес даже со стороны Президента, который на своей пресс-конференции в июне 2016-го заявил о том, что конкурс обязательно проведет Общественный вещатель. «Я хочу, чтобы “Евровидение” транслировало Общественное вещание. Оно должно быть интереснее, чем УТ-1», — сказал тогда Петр Порошенко. И если не считать заявления министра финансов Александра Данилюка, который единственный публично засомневался в целесообразности проведения «Евровидения», то все остальные официальные лица выступили с полной поддержкой и четким пониманием политических дивидендов от проведения конкурса в Украине.

Что же пошло не так и почему вопрос о возможности проведения «Евровидения» в Украине стал ключевым для топ-политиков, среди которых вице-премьер-министр Вячеслав Кириленко, фактически забравший у министра культуры Евгения Нищука руль управления конкурсом, певица Руслана и даже премьер-министр Владимир Гройсман, возглавляющий организационный комитет конкурса, синхронно заявившие, что «Евровидению» ничего не угрожает?

Почему ушли

Причина происходящего до боли простая и весьма банальная. Очень большие деньги и реванш системы государственного телерадиовещания. В Украине давно не было возможным так быстро и так много потратить денег, причём на закупки товаров и услуг, в спецификациях и необходимости закупки которых мало кто понимает. Именно с этим связано появление Грицака, нового руководителя «Евровидения» в Украине, активно поддержанное его многолетними бизнес-партнерами Александром Ксенофонтовым и Русланой Лыжечко, которая, как мне рассказывали, очень настойчиво донесла до премьер-министра важность этого человека для такого национального проекта, как «Евровидение». Все остальное было делом техники. Система начала работать на вытеснение, на создание искусственного кризиса, который может «решить и преодолеть» только опытный менеджер. Система технично тебя блокирует, попутно очерняя и подрывая репутацию. Активное вмешательство в работу оргкомитета, в котором Грицак присутствовал с момента его создания, неслучайно совпало по времени с полной остановкой и блокированием нашей работы со стороны конкретных чиновников.

Неформальные попытки предложить Грицака в качестве одного из ключевых людей «Евровидения» предпринимались разными людьми весь прошлый год, однако внимательно изучая акты контролирующих органов по итогам проведения «Евровидения» 2005 и 2013 гг., в которых подробно изложены многочисленные факты многомиллионных нарушений, мы уже тогда понимали, что подобные специалисты не могут быть частью «Евровидения-2017». Но мы оказались излишне самоуверенными. Реформа Общественного вещания, институциональная неспособность системы к изменениям, устоявшиеся бизнес-связи, а также многолетние отношения и схемы работы между конкретными министрами Кабинета министров, Госкомтелерадио и временно назначенными руководителями НСТУ сделали «Евровидение» заложником ситуации.

Конкретно почему

Вы знаете, нас иногда упрекали, что мы драматизировали ситуацию и на самом деле все было хорошо, однако факты — упрямая вещь. 10 октября 2016 года в устной форме и 27 октября 2016 года в виде официального письма-предупреждения НТКУ получила от EBU уведомление о задержках и отставании при подготовке к конкурсу. Этот вопрос обострился после публичного ухода и заявления Зураба Аласании о невозможности НТКУ провести конкурс и об отсутствии денег на его проведение. На заседании Наблюдательного совета 9–11 ноября 2016 года команде НТКУ, нашей команде, взявшей на себя ответственность за проведение конкурса, удалось показать прогресс в подготовке и убедить Наблюдательный совет EBU в способности Украины выполнить все поставленные задачи. На заседании Генеральной ассамблеи EBU в Лозанне 8 декабря 2016 года после нашего полного отчета о прогрессе в подготовке к конкурсу Украина получила «зеленый свет» и гарантировала себе право на проведение «Евровидения» в 2017 году.

Что случилось потом и что произошло за последующие месяцы? А произошло то, что реформа НТКУ и преобразование ее в Общественного вещателя (ПАТ «НСТУ»), уход в самый ответственный момент руководителя НТКУ, политические торги и длительная неопределенность с назначением нового генерального директора, который в итоге так и не был назначен, привели к потере достигнутой динамики по срокам подготовки к проведению конкурса. Последовавшее назначение главой комиссии по реорганизации НТКУ действующего главы Госкомтелерадио Олега Наливайко еще больше усугубило ситуацию. Его попытка переложить ответственность за подготовку к конкурсу на комиссию по реорганизации лично у меня вызвала шок. Это все вдобавок наложилось на многомесячное юридическое ограничение моих полномочий со стороны подавшего в отставку генерального директора, что по факту привело к длительному осознанному саботажу подготовки к «Евровидению» со стороны руководителей финансово-экономического блока НТКУ, в частности возглавившей впоследствии НСТУ и. о. главы правления Анны Бычок, человеку, которому Аласания оставил право подписи и все полномочия.

Нежелание всех этих людей подписывать документы, намеренное блокирование подписания бюджета конкурса, необходимого для запуска тендеров, целенаправленное вытеснение нашей команды под приход нового человека фактически поставило под угрозу выполнение НТКУ своих обязательств перед EBU и проведение «Евровидения» в Украине.

Для новопришедшего Грицака и особенно для Анны Бычок оказалось полной неожиданностью наше желание, знания и возможности активно отстаивать свои позиции. Целых два месяца, спасая «Евровидение» и репутацию страны, мы искали и предлагали компромиссы в распределении обязанностей и ответственности, но, к сожалению, они оказались никому не нужными. Наоборот, создавались все условия, которые иначе как человеческой подлостью назвать сложно. Чего только стоило заявление Бычок о том, что «я повешусь, но не ни копейки денег за Евровидение ваша команда не получит». Вы знаете, действительно, за июнь — декабрь 2016 года команда НТКУ не получила ни единой надбавки, положенной ей решением Кабинета министров. На одном из декабрьских заседаний в Минфине, на котором этот факт был озвучен, заместитель министра в эмоциях четко назвал это «антигосударственным саботажем». А Бычок… ну что Бычок. Стала временно исполняющей обязанности главы правления ПАТ «НСТУ». Теперь всем рассказывает, что она главный реформатор и единоличный руководитель компании. Кстати, с удовольствием прочитал ее интервью вашему сайту, узнал много нового о себе, понравились ее цитаты. Людям, которые занимаются ее публичным имиджем, советую дать ей прочесть сказку Пушкина «О рыбаке и рыбке», там тоже для нее будет много аналогий и параллелей.

Абсурд ситуации

Согласен, что со стороны это все выглядит театром абсурда, но факты и документы — упрямая вещь. Достаточно запросить полные аудиозаписи заседаний комиссии по реорганизации НТКУ за декабрь 2016 года, чтобы понять всю глубину пропасти, в которой мы находились. Поведение конкретных должностных лиц Госкомтелерадио и НТКУ никаких иных чувств, кроме глубокого омерзения, у меня лично не вызывает. Увы, так работает государственная система. Можно много рассказывать о фамилиях, рукопожатиях, звонках, встречах и выдвигаемых условиях, которые имели место в этот период, но это все уже история. История создания Общественного вещания, все интриги и перипетии которого точно требует отдельного изложения и которая, дай бог, завершится в апреле 2017 года избранием главы правления ПАТ НСТУ. Реальность же такова, что пытаясь стабилизировать и выровнять ситуацию, мы в тот период так часто и громко говорили, что нам нужна помощь в преодолении бюрократических процедур, помощь в изменении законов и изменении отношения людей как к конкурсу, так и к процессу создания Общественного вещания, что на каком-то этапе страна, а точнее конкретные чиновники устали помогать. И не нашли ничего лучшего, точнее, никого лучше, чем нашли.

Их логика вполне понятна: никто не любит проблем, но это как в плохой медицине — вместо лечения, залечиваем. Впрочем, в отношении НСТУ так во многом. Достаточно вспомнить ситуацию по нашему судебному спору с Euronews, проигрыш по которому может обрушить на НСТУ финансовое бремя в 11 млн евро. Вместо того чтобы предоставить всю требуемую доказательную базу нашей правоты, от нас отмахиваются и пишут отписки, которые точно не помогают отстаивать интересы НСТУ и страны в судах. Причина? Орган управления, который не провел юридическую экспертизу контракта с Euronews и который закрывал глаза на многолетние нарушения бюджетного законодательства в НТКУ, все так же остался управлять теперь уже НСТУ, несмотря на многочисленные заявления европейских экспертов и институций о недопустимости и неприемлемости такого подхода к Общественному вещанию.

Что было сделано

Практически все, и это будет честным ответом. Все, что сейчас презентуют Грицак и Бычок перед страной, перед EBU и Кабмином, — наша заслуга и наша работа, которую мы им передали. Что конкретно? Наша команда впервые сделала город, принимающий «Евровидение», полноценным соинвестором конкурса. Мы нашли и передали на подписание контракты с тремя национальными спонсорами, которые письменно подтвердили свое желание и возможность заплатить НТКУ около 17 млн гривен, плюс у нас есть четвертый спонсор, который также готов подтвердить свой статус, но ожидает, как разрешится сложившаяся ситуация со сменой команды. Мы приняли все необходимые для качественной подготовки к конкурсу постановления Кабинета министров, мы поменяли Закон о публичных закупках, выбрали туристического оператора, который в соотношении 50/50 готов делить свою прибыль с НСТУ, мы выбрали билетного оператора, отобрали все площадки и локации для мероприятий «Евровидения», включая Еврогородок на Крещатике, красную дорожку возле Мариинского дворца и Евроклуб в КВЦ «Парковый», провели все творческие конкурсы, включая дизайн сцены и логотип, мы отобрали ведущих и креативную команду для подготовки шоу, сформировали технические задания для начала и запуска тендеров, начали формировать прозрачный и понятный бюджет, — и вот тут заинтересованные люди поняли, что пора приходить и собирать урожай. В итоге на наших глазах вся структура и идеология конкурса, которые мы сформировали совместно с EBU и к которому шли, стала рассыпаться на глазах. Так бывает. Новая команда, разные группы влияния, центры принятия решений, разные интересы, свои подходы, свое видение творчества и национальной айдентики.

Факты. Что пошло не так

Уточню, что пошло не так с приходом Грицака и людей, уполномоченных государственным органом управления руководить НСТУ и «Евровидение». Что конкретно? Смотрите: лоббируя в ноябре внесение в Верховную Раду и последующее принятие изменений к Закону о публичных закупках, которым давалось право НТКУ по решению Кабинета министров проводить закупки под «Евровидение» по упрощенной процедуре, мы обещали, я лично гарантировал комитету Верховной Рады, депутатам, нас поддержавших, что таких закупок будет около десятка, что это исключение, связанное с особенностями планирования конкурса. В декабре их столько и было. В январе, без согласования с нами, таких исключений стало 62, намного больше, чем даже в 2005 году, т. е. фактически абсолютно все закупки по «Евровидению» пройдут по переговорной процедуре. Используя ограничения в технических заданиях, можно легко манипулировать отбором участников переговорной процедуры, отсекая неудобных. Например, именно такая ситуация случилась с выбором подрядчика, который должен был предоставить в аренду трибуны для размещение зрителей.

Далее — бюджет конкурса. Наша команда в течение полугода ответственно заявляла стране о том, что расходная часть бюджета «Евровидения-2017» будет составлять 655,7 млн гривен, а заработать мы планируем от 200 до 250 млн гривен, что обеспечит стоимость проведения конкурса в сумме около 455 млн гривен (около 15 млн евро), и тут мы случайно узнаем, что 6 февраля 2017 года, не согласовав с нами и не объяснив возникшие цифры, уполномоченные лица подписали плановый бюджет конкурса, в котором доходная часть равна затратной части и эта цифра — 855,46 млн гривен. А добавив к этой цифре фактически потраченные деньги 2016 году в сумме 34,45 млн гривен… Итого получаем запланированный общий бюджет на проведение «Евровидения-2017» в сумме 890 млн гривен, что эквивалентно 30,5 млн евро. Простите, но это или вопиющий непрофессионализм, или манипуляция государственными деньгами. Более того, анализируя пункты этого бюджета, мы уже сейчас видим колоссальные разночтения в плановых цифрах и цифрах затрат по запущенным тендерам.

Опять-таки, звучащие объяснения о том, что так работает бюджетная система страны, являются чистой профанацией, т. к. НСТУ с января уже коммерческая организация — ПАТ, финансируемая из бюджета, но могущая полноценно зарабатывать и тратить деньги, а также могущая снизить свои бюджетные запросы по «Евровидению» либо перераспределить свои доходы от «Евровидения» на развитие Общественного вещания, которое недофинансировано на 2017 год на сопоставимую сумму. Кстати, о доходах. Нам сложно найти объяснение тому, что временное руководство НСТУ на протяжении месяца игнорирует подписание подготовленных нашей командой прямых договоров с, как я уже сказал, тремя национальными спонсорами, не удивлюсь я также, если репутационные риски превысят желание четвертого партнера капитализировать свой бренд, и он откажется от спонсорства. Причина этому простая. Непрофессионализм новой команды и их неспособность вовремя запустить промокампанию конкурса, которая была частью спонсорского пакета. Более того, по рынку сейчас ходят активные разговоры о попытках внедрения посредника между НСТУ и спонсорами, который старается перевести все рекламные контракты на себя с банальной целью заработать на комиссии. И это еще не начались продажи партнерских пакетов для локаций конкурса.

Что с деньгами

Деньги у страны и НСТУ есть и были всегда, но недальновидность конкретных чиновников поставила компанию в ситуацию, когда полноценно тратить их стало возможным только с начала марта, а деньги Киева — и того позже. Несмотря на наши попытки своевременно урегулировать эту ситуацию, изменить налоговый статус НСТУ, изменить статус плательщика НДС, урегулировать процедуру получения бюджетной субвенции Киева в пользу небюджетной НСТУ, о чем мы сообщали на всех совещаниях и писали в докладных записках весь последний квартал прошлого года, и даже несмотря на четкое поручение премьер-министра, решение этих вопросов было проигнорировано и затянуто. Госкомтелерадио только сейчас спохватился, осознав масштаб проблем и начав писать письма и разрабатывать нормативные документы для Кабинета министров. Полная депрофессионализация и профнепригодность.

Можно много еще рассказывать о плановых нарушениях валютного законодательства при расходовании денег, которые НСТУ должно получить от EBU, о возможных миллионных платежах вне рамок украинского правового и банковского поля, об отсутствии понимания капитальных затрат на проведение «Евровидения»… Впечатление такое, что новые временные руководители НСТУ до сих пор не осознали, что они работают уже не в бюджетной компании, а в коммерческой, на которую распространяются все обязательства Налогового кодекса, включая ответственность за его нарушения. Иногда мне кажется, что полученный ими от правительства карт-бланш окончательно лишил их разума.

Что сейчас с подготовкой

Колоссальная искусственно спровоцированная задержка по ключевым параметрам подготовки к проведению конкурса, срыв всех мыслимых сроков по проведению тендеров, отсутствие подписанных контрактов на производство и техническое обеспечение шоу, завышенные затраты, тотальная многомесячная ложь руководителям страны и искреннее желание Европейского вещательного союза провести конкурс в Украине — вот как выглядит сегодня подготовка к «Евровидению». Становиться прикрытием, а тем более частью этой истории «успеха» нам просто не позволили жизненные принципы.

Дополнительными факторами для ухода из проекта стали тотальный микроменеджмент новых руководителей, игнорирование масштабов конкурса, двойные стандарты, катастрофическое отсутствие коммуникационных навыков, абсолютное отсутствие диалога, спорный профессионализм, а также полностью неприемлемые для нас подходы в части формирования команды. Мы ушли; ушли, чтобы дать возможность конкурсу состояться. Как нам объяснили — «поезд Евровидения уже набрал скорость, вы своей правдой мешаете, разберемся потом».

Почему все так, почему нужно было довести ситуацию до кризиса, а не спокойно и уверенно, вовремя, честно и прозрачно провести конкурс? Это риторический вопрос. Институциональная неспособность системы, нет другого объяснения. Что касается будущего «Евровидения», то оно должно пройти. Все органы власти сейчас будут спасать конкурс и решать проблемы, поэтому дальше все будет хорошо. Европейскому вещательному союзу даны абсолютно все гарантии и заверения. Страна справится. Киев справится. Как говорят, «мы за ценой не постоим».

Почему я не принял участие в конкурсе на должность главы ПАТ НСТУ

Два года жизни, которые я посвятил реформе Общественного вещания, знание всех процессов вокруг НСТУ, а также всех внутренних творческих, экономических, юридических и кадровых проблем этой компании позволяют мне утверждать, что общество и особенно государство пока не готовы к созданию Общественного вещания как независимой медиакорпорации. Общество, да и Наблюдательный совет НСТУ, по моим ощущениям, ожидают во главе компании концентрированную «совесть нации», такого себе патриарха журналистики, способного задать и соблюдать стандарты Общественного вещания. Государство ждет понятного для них безликого чиновника, управляемого и покладистого исполнителя. Интересно было увидеть финальный список участников конкурса, потому что с чиновником все понятно, а вот с совестью нации есть вопросы. Хотя, опять-таки, по ощущениям, итогом выборов станет такой себе согласованный заранее компромисс, в котором условное «зло» будет противостоять условному «добру», а по факту и волки будут сытыми, и овцы останутся нетронутыми.

Что касается меня, то я больше технократ и управленец, кроме того, слишком глубоко и слишком хорошо знаю нынешнюю систему государственного телерадиовещания изнутри, поэтому единственно правильная стратегия провести независимый управленческий и финансовый аудит НСТУ, итогом которого стало бы решение всех уволить и ликвидировать компанию, после чего создать новое юридическое лицо с полным пакетом национальных лицензий, предложить условным DW или ВВС войти в акционерный капитал новосозданной медиакорпорации, в которую бы вошли жизнеспособные активы, включая производственные и человеческие, а региональные компании и лицензии передать в регионы для вещания территориальных громад, не нашла бы сейчас поддержки у институций, которые могли бы обеспечить реализацию такого сценария. Сценарий марафетить остывший труп государственного телевидения и едва живого государственного радио ценой миллиардных дотаций из госбюджета при действующем законодательстве и вовлеченности власти во влиянии на НСТУ считаю для себя неприемлемым. Я думаю, что создание настоящего Общественного вещания еще впереди. Как и иные сценарии и стратегии его развития, включая мою вовлеченность в эти процессы.

Фото: Максим Полищук

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
3305
Переглядів
Коментарі
Оля
13:29 / 20 Березня 2017
Влад, згодна 100%. Попередня команда - 20 людей - провели підготовку всієї роботи, яку собі зараз приписує нова команда - набрали 200 студентів/родичів/друзів, які тільки папірці носять.
Влад
20:20 / 19 Березня 2017
Алена, может быть все бы выглядело так как вы думаете, если бы не тотальный отказ молодых, вменяемых реформаторов и профессионалов своего дела от этого Говновидения. Достаточно с осени 2016 проследить как все происходило и сразу наступает понимание. На каждом шагу конфликты интересов. Надо реально аудит провести, независимый, тогда сразу все всплывет. Все кто к кормушке припал на 250 млн. Все кто не подписывал вовремя т.к. все документы заверены датой подачи, все эти старые вешалки и комоды, которым только и на до, что урвать кусок по богаче, потому что все так делают, чего я должен по другому жить. Это бест, это на каждом шагу, везде. Даже в университетской практике сталкивался с таким, ты приходишь а на тебя волком смотрят, ты ведь молодой и за идею делаешь то что они делают за огромные бабки еще и жалуются на недостаток финансов и времени. Такое сплошь и рядом было есть и будет и надо реально отрубать руки за воровство и саботаж. Но тогда у нас весь гос аппарат будет однорукий.
Alena
19:32 / 18 Березня 2017
Очень неприятно читать такие статьи, команда ничего не сделала и бросила проект из-за своей некомпетентности. На сейчас люди делают невозможное чтоб провести мероприятие на должном уровне и почему-то это заслуга тех кто ушёл.
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop