Опитування
/
Результати

Що, на Вашу думку, потрібно зробити на порталі «Детектор медіа» першим кроком, щоб портал став для Вас кращим?

Мені все подобається
Поліпшити якість подачі інформації
Збільшити інформаційне охоплення
Поліпшити дизайн порталу
Поліпшити сервіси порталу
Додати нові сервіси
Свій варіант

Що, на Вашу думку, потрібно зробити на порталі «Детектор медіа» першим кроком, щоб портал став для Вас кращим?

Мені все подобається
24.9% (90)
 
Поліпшити якість подачі інформації
18.8% (68)
 
Збільшити інформаційне охоплення
19.9% (72)
 
Поліпшити дизайн порталу
14.6% (53)
 
Поліпшити сервіси порталу
1.4% (5)
 
Додати нові сервіси
5.2% (19)
 
Свій варіант
15.2% (55)
 
Загалом відповідей: 362
13:00
Вівторок, 27 Грудня 2016

Ольга Балабан, Новый канал: «Я не верю, что можно из интернета привести аудиторию на ТВ»

Телеканалу, ориентирующемуся на молодую аудиторию, крайне важно продвигать свои проекты в интернете. А в идеале — выманивать эту аудиторию из интернета к экранам телевизоров. Насколько реалистично звучит последний тезис, «Детектор медиа» решил расспросить директора департамента промо и пиара Нового канала Ольгу Балабан. А заодно узнал, кто из руководителей канала отвечает на комментарии в аккаунтах вещателя в соцсетях, насколько пересекаются ТВ- и интернет-аудитории Нового канала и как продвигаются поиски нового ведущего «Ревизора» взамен покинувшего Украину Вадима Абрамова.
Ольга Балабан, Новый канал: «Я не верю, что можно из интернета привести аудиторию на ТВ»
Ольга Балабан, Новый канал: «Я не верю, что можно из интернета привести аудиторию на ТВ»

Ольга, я предполагаю, что поскольку Новый канал — молодежный, то для вас особенно важна интернет-аудитория и интернет-составляющая промо. С другой стороны, как я понимаю, вы больше зарабатываете на показе контента в эфире, чем в интернете. Расскажите, пожалуйста, как вы работаете с продвижением Нового канала в интернете и как «загоняете» в телевизор из интернета молодежную аудиторию, которая обычно говорит, что телик вообще не смотрит.

– Мы называем нашу аудиторию не молодежной, а молодой — активной, интересущейся жизнью во всей ее полноте, которая хочет любить, жить и развиваться. Неважно, сколько этим людям лет.

Одно из подразделений в моем департаменте — интернет-отдел. Мы очень много занимаемся продвижением в интернете. Например, у всех проектов есть своя страничка на сайте Нового канала. Туда не только выкладываются программы после эфира, но и мы сами генерируем для них контент: пишем интервью с ведущими, видеоблоги с участниками. Например, у проекта «Супермодель по-украински» есть страничка, где можно проголосовать за свою симпатию среди девочек-участниц, а также мы делаем видеоблоги на разные темы с экспертами и ведущей. Так, видеоблоги Аллы Костромичевой как молодой мамы интересны всем, кто родил и у кого грудничок — а родить можно и в 19 лет, и в 39 лет. И с той же Аллой Костромичевой на той же странице «Супермодели…» мы делаем видеоблог о том, как она ежедневно ухаживает за своим лицом. Это уже интересно как 13-летним девочкам, так и 45-летним женщинам.

То есть для «Супермодели…» мы записываем видеоблоги на интереснейшие прикладные темы и таким образом стараемся охватить огромную аудиторию, включая тех, кто это шоу, может быть, и не смотрит. Плюс мы постоянно публикуем новости об участницах — как правило, то, что остается за кадром, а также происходящее с ними в настоящее время.

С «Киевом днем и ночью» то же самое. Это сериалити, его потрясающе смотрят на канале Нового канала в YouTube — по миллиону просмотров для каждого эпизода. Но с основными героями мы тоже пишем видеоблоги, интервью. Допустим, одна героиня — секси. Мы сделали видеоблог о ней «В постели с Кариной». И первая же тема этого видеоблога набрала в течение двух недель 600 тыс. просмотров. Другие герои этого сериалити — молодые ребята 22–24 лет, мы делаем о них видеоблог как о пикаперах.

А кто у вас отвечает за этот дополнительный контент? Департамент продвижения или редакция?

– Отвечает мой департамент промо и пиара. В него входят пять отделов: интернет-отдел; промоотдел, который изготавливает все ролики, анонсы, эфирное промо; пресс-служба (неэфирное промо); дизайнеры, видеодизайнеры и полиграфисты; пиар-отдел, который занимается документооборотом и подготовкой как продакшн всех съемочных роликов и фотосессий.

В случае «Супермодели…» этим занимается мой интернет-отдел во главе с Оксаной Касаткиной. За несколько месяцев до старта проекта мы с ней придумываем разные идеи, и уже во время проекта один человек от пресс-службы и один человек от интернет-отдела сопровождают проект. К моменту начала съемок проекта они уже знают, на какие темы будут писать видеоблоги, брать интервью, они ездят на каждую съемку. Благодаря тому, что это все аккумулировано в моих руках, все службы отлично взаимодействуют между собой.

На каком-то этапе Владимир Локотко предложил мне стать промо и пиар-директором канала, добавив в мое подчинение три отдела. И когда это все объединилось, очень круто заработало. Наша пресс-служба с пиаром и интернет-отделом живут в тесной связке, то есть наши новости на всех площадках выходят одновременно.

Особая моя любовь — это соцсети. Когда-то я начала их вести скорее вопреки, чем потому что это круто. Я верила, что это очень нужно, но многие на канале даже года три-четыре назад не считали соцсети важными. Я вам не буду врать: на канале все по-настоящему поняли, чем хороши соцсети, максимум год назад, а то и позже.

У нас очень сильные соцсети. У нас 332 тыс. подписчиков в Instagram, причем аккаунт Нового канала веду лично я. Я забрала его себе 21 марта 2016 года, потому что в какой-то момент зашла в наш аккаунт и поняла, что за три года там 81 тыс. подписчиков. А на сегодняшний день — 332 тыс., то есть за девять месяцев аудитория выросла на 251 тыс. подписчиков. Конечно, я радуюсь. Растут аудитории в Facebook и «ВКонтакте». У нас потрясающая девочка-SMM-щица Алина Андриевская, она этим горит. У нас с ней в приоритете три соцсети, мы отказались от Twitter. Я не считаю, что другие нужны.

Сейчас многие осваивают Telegram. Что вы о нем думаете?

– Не понимаю, зачем он нужен. Точно так же я когда-то не включилась, когда появился Periscope — сервис для съемки видео в прямом эфире. Тогда все кинулись: это срочно нужно Новому каналу. Но я интуитивно понимала: это не будет развиваться. Видео, которое держится сутки, до завтра? Для этого есть stories. Потрясающая Надя Дорофеева из «Время и Стекло», которая чувствует интернет, или та же Маша Ефросинина, которая отлично развивается в Instagram, вначале как в игрушку сильно включились в этот Periscope. Но через некоторое время все они вернулись в Facebook, Instagram.

А что вы думаете об онлайн-трансляциях в Facebook?

– Это сейчас новая фишка. Все поняли, что в Periscope все-таки было что-то интересное — мгновенность: мы сейчас сидим с вами и в этот момент снимаем. Как живой стриминг. Но мы этот инструмент не используем. Мы могли бы делать стримы со съемочной площадки, но это не всегда возможно: перерыв между съемками проекта и его выходом может быть больше, чем полгода. И что нам сейчас стримить? О чем мы будем рассказывать? Также мы думали, что, возможно, стоит снимать жизнь канала. Но даже если это делать раз в неделю, то уже через полтора месяца оно всем приестся.

Так что пока я не придумала, как задействовать этот инструмент и ввести в систему. Кстати, мне кажется, его можно использовать с ведущими вроде Сережи Притулы. Что бы ни делал Сережа, это круто, смешно, интересно. И не надо объяснять, кто он такой. Даже если проект с Сережей Притулой выйдет через три года, это не играет роли. На него классно смотреть, за ним интересно наблюдать. То же самое можно сказать про Педана.

Вы называете отличные цифры — миллион просмотров одного эпизода. Другие СМИ тоже размещают свой контент в интернете, в том числе и мы. Почему, на ваш взгляд, какие-то видео в интернете собирают много просмотров, а другие — нет?

– Как бы мы все ни умничали и ни говорили, что нам интересно читать хорошие книги и смотреть глубокие фильмы, но иногда хочется посмотреть что-то такое простое, в  чем даже будет неловко кому-то признаться. Например, я считаю, что у cериалити «Киев днем и ночью» такой успех, потому что его смотрит не только молодежь. Молодежь его смотрит по ТВ, но я верю, что в интернете его смотрят люди постарше, просто делают это анонимно.

Я вернусь к вашему первому вопросу. К сожалению, я не верю, что можно из интернета привести аудиторию на ТВ. Вернее, можно, но очень тяжело и ненадолго. Аудитории интернета и телесмотрения Нового канала пересекаются, но не намного. Когда-то мы проводили такие эксперименты. У нас был проект «Герої та коханці». Он, к сожалению, в телевизоре не зашел. Но в интернете он был вторым после «Супермодели…». И на каком-то этапе программный директор канала Людмила Сенчук (возглавляла программный департамент до июня 2016 года. — ДМ) говорит: «Давайте не ставить после эфира выпуски в интернет, потому что зрители знают, что могут посмотреть их потом, и не включают телевизор». Хорошо, мы так и сделали. Мы три недели не выкладывали в интернет вообще ни одного эпизода. Цифры в телевизоре не выросли. А в интернете мы потеряли на монетизации: мало того, что у нас стало меньше просмотров, так еще и все это время новые эпизоды выкладывали у себя пираты, которых мы не могли заблокировать — наверное, они аплодировали нам стоя. Через три недели мы вернули выпуски в интернет. У нас выросли просмотры в интернете, и ничего не изменилось в телевизоре.

Теперь снова вернусь к «Киеву днем и ночью». Все, что делает Ксения Бугримова, очень хорошо идет в интернете. «Киев днем и ночью» стартовал 8 марта 2016 года. И, к сожалению, на ТВ у него был не самый удачный старт. Зато интернет сериалити стало рвать практически через неделю. Немаловажно и то, что по формату у «Киева днем и ночью» 60 % историй происходит на экране, а 40 % — в интернете: жизнь героев продолжается в соцсетях — во «ВКонтакте» и Instagram. Там созданы отдельные аккаунты Kiev: day and night. Их ведет Алеша Бардышев, которого нашла Ксения Бугримова. У него Instagram-аккаунт за полгода вырос с нуля до 270 тыс. подписчиков.

Он один работает или с ним целая команда?

– Сейчас у него уже появились помощники. Но до конца лета он работал сам. Он генерирует потрясающие идеи. Половину блогов по «Киеву днем и ночью» придумал Алеша, и мы ему только помогали с технической базой.

Перед вторым сезоном мы придумали один прием, чтобы помочь этому сериалити на ТВ: стали разыгрывать в соцсетях призы прямо перед показом каждой серии, задавая вопросы четко по ее содержанию и ограничив прием ответов 15 минутами после окончания показа. Я не могу сказать точно, насколько это привлекло зрителей к телевизору, потому что был и накопительный рекламный эффект, и привычка к героям. Но второй сезон сразу стартовал с цифр, которые были выше тех, с которыми закончился первый сезон.

Я вообще не могу посчитать, как мы приводим зрителей из интернета в телевизор. Зато знаю, как мы их приводим из интернета на улицы. Когда «Киев днем и ночью» во вторник дал объявление о том, что в субботу состоится фан-встреча, и всего раз его повторил, то на встречу в ВДНХ пришли 4 тыс. подростков. К этому не был готов никто, в том числе ВДНХ (смеется. — ДМ).

И не было никакого дополнительного промо этой фан-встречи?

– Не было абсолютно ничего, в том числе в эфире. Только два поста в соцсетях.

Такая же история у нас была два года назад. После первого сезона «Супермодели…» мы тоже только в соцсетях сделали объявление, что будет фан-встреча с семью участницами, которых предлагали выбрать голосованием. Фан-встреча в Ocean Plaza собрала 2,5 тыс. подростков, и администрация торгового центра снимала охрану со всех магазинов, чтобы вывести всех девочек — иначе их могли просто задавить.

Сколько всего человек в вашей команде занимаются продвижением в интернете?

– Семеро человек в интернет-отделе плюс я (в части ведения Instagram Нового канала). Но надо добавить еще четырех человек из пресс-службы: они не только делают рассылки новостей, но и много работают для сайта. Пресс-служба с интернет-отделом даже сидят рядом.

Вы сказали, что ваши аудитории в интернете и на ТВ мало пересекаются. Что вы можете сказать о разнице этих аудиторий?

– Мне кажется, что есть люди, которые смотрят телевизор и меньше — интернет, и есть те, кто смотрят интернет и крайне редко — телевизор. Это два разных стиля потребления контента. И когда мне говорят, что молодое поколение не смотрит телевизор, то я не согласна: моей дочери 14,5 лет, и она смотрит телевизор. А я, будучи намного старше нее, смотрю те же программы в интернете, потому что не могу быть привязана ко времени просмотра.

А за монетизацию контента в интернете отвечаете вы или коммерческая служба?

– За это отвечает отдельная структура — StarLight Digital.

У вас есть KPI по просмотрам контента?

– Конечно, мы планируем инвентарь. Только в этом году пересчитывали его три раза: чтобы вы понимали, мы перевыполняем план на 230 %. Но нам это далось очень тяжело, в нас долго не верили — например, не верили, что надо снимать блоги. Сейчас, когда это все начало продаваться, к нам по-другому относятся. А поначалу наш департамент считался таким себе enfant terrible (улыбается. — ДМ).

Этих показателей просмотров вы достигли работой команды и генерацией контента или у вас есть бюджет на его продвижение?

– Это легко проверить: я не заплатила ни копейки, чтобы так росли соцсети. Никогда. Более того, назовите это суеверием, но я считаю, что если хоть раз заплатить, то будете платить все время. Это касается и заказных статей, и продвижения в интернете, в соцсетях. Мы не платим. Это только контент. Наша пресс-служба ездила на съемки с «Супермоделью…» и другими проектами и делала там дополнительные новости, видеоблоги, репортажи. По каждому эпизоду «Від пацанки до панянки», «Хто зверху» наши ребята делают минимум по две заметки, вытаскивая из звезд какую угодно информацию. По «Супермодели…» — от трех до семи заметок перед каждым эпизодом. 50 % того, что мы там записываем, мы включаем в рассылку, а остальное даем эксклюзивом на сайт.

Когда я читаю лекции по media relations, я всегда в качестве одного из примеров привожу вашу рассылку пресс-релизов, которая очень выбивается из общего ряда пресс-релизов своей нешаблонностью. Сколько уровней согласований она у вас проходит?

– Ее согласовывают только со мной. Мне эту свободу когда-то дал Саша Ткаченко, когда я много лет назад пришла пресс-секретарем на Новый канал. Я пришла из отдела культуры газеты «Киевские ведомости», которая на тот момент была одной из лучших газет Украины. Мои тексты на канале вычитывали, наверное, первые две недели. Потом я сама «ходила по ведущим», дружила с Андреем Шевченко, Лидой Таран, Машей Ефросининой, Юрой Горбуновым, знала о них все, писала и мне это страшно нравилось. Потом, когда я вернулась на Новый канал к Ире Лысенко на позицию пиар-директора, она мне дала полный карт-бланш. Мои тексты никто не вычитывал. Затем, когда пришел Володя Локотко, продолжилось все то же самое.

Темы я планирую на полгода вперед, сначала попроектно, потом подробно со своими ребятами, которые курируют проекты. Любому из всех трех моих руководителей, которых я назвала, я всегда давала и даю на вычитку только официальные вещи. Это, грубо говоря, пришел важный человек на канал или ушел важный человек с канала, или появилось новое лицо. Все остальное тот же Владимир Локотко видит только потому, что мы даем ему аналитику: ежедневный интернет-мониторинг по всей телеиндустрии и еженедельный мониторинг прессы.

Вы утверждаете все новости, которые идут в релизы. А посты в соцсетях?

– Посты — нет, они на усмотрение SMM-щика, я бы с ума сошла читать столько текстов. Но я являюсь администратором всех соцсетей Нового канала и могу в любой момент вмешаться и подкорректировать. А еще я отвечаю на письма в личку и в комментариях в наших аккаунтах. Почему еще, как мне кажется, растут наши соцсети: потому что мы общаемся с пользователями. Это началось еще с первого сезона проекта «Сердца трех» с Машей Ефросининой: мы с руководителем интернет-отдела Оксаной Касаткиной заходили во «ВКонтакте» и вдвоем, со своих личных аккаунтов, начинали заводить дискуссии, как будто друг с другом, и доводили в течение программы до 2-3 тысяч комментариев, потому что другие пользователи цеплялись за наш разговор. И при этом мы успевали еще и переключаться на аккаунт Нового канала, и отвечать с него. И мы приучили наших пользователей к тому, что готовы общаться с ними во время эфира. Потом мы точно так же делали с «Супермоделью…».

Отдельные аккаунты в соцсетях есть еще у одного нашего проекта — «Ревизор». У него около 200 тыс. подписчиков в Facebook и Instagram. Руководитель проекта «Ревизор» Вика Бурдукова и его шеф-редактор Аня Жижа вот уже пять лет сидят и во время показа «Ревизора» и «Страстей по Ревизору» отвечают подписчикам.

Соцсети — это работа 24/7. Если вы столько делаете лично, включая выходные, то как вы ее организуете?

– Посты в Facebook и «ВКонтакте» можно запланировать заранее, а Instagram я веду вживую. Я для себя составляю план заметок, чтобы ничего не забыть. Я все время дергаю наших ведущих и прошу прислать мне какое-то фото, например. У них уже нет никакой личной жизни, потому что они все время для меня что-то пишут (смеется. — ДМ). У нас с SMM-менеджером Алиной, которая ведет Facebook и «ВКонтакте» Нового канала, даже есть своеобразная конкуренция: кто из нас двоих добудет больше эксклюзива. И если вы подпишетесь на нас и в Facebook, и в Instagram, то увидите там разные фотографии.

А еще мы в нашем промоотделе сами снимаем ролики. Может быть, вы видели в прошлом году «Улетную весну» для «Супермодели…»? Для съемок этих роликов мы приглашали со стороны только оператора, потому что был нужен человек, специализирующийся именно на рекламе. А вся остальная команда, включая исполнительного продюсера или стилистов — это все сотрудники Нового канала. Режиссер в отделе промо — Лера Коваленко.

На аутсорсинг вы ничего не отдаете?

– Нет, я против этого. Потому что обожаю процесс съемок. Все имиджевые ролики, начиная с сентября 2012 года, снимали мы сами. Один-единственный ролик, который мы снимали на аутсорсе, был давно, еще с Олей Фреймут.

«Ревизор» уже выбрал нового ведущего?

– Пока нет.

Уход Вадима Абрамова произошел неожиданно?

– Это было ожидаемо: всегда есть надежда, что все получится, но когда мы увидели график Вадима на следующий год с перелетами, то поняли, что это невозможно. Творческое объединение знает, когда ведущий должен присутствовать на съемках и «Ревизора», и «Страстей по Ревизору». И когда они видят, что в течение года суммарный перерыв в съемках продлится полтора месяца, а Вадим на территории страны сможет быть максимум 90 дней, после чего по закону должен выехать, то понятно, что ему надо искать замену.

И сколько у вас времени, чтобы его найти?

– Очень мало. Уже буквально через месяц ребята приступают к съемкам нового сезона. Бурдуковой (Виктории Бурдуковой, руководителю творческого объединения, снимающего «Ревизор». — ДМ) сейчас не позавидуешь.

Вы объявляли кастинги?

– Нет. «Ревизор» — не тот проект, где можно объявить массовый кастинг. Там нужен точечный поиск. Более того, Вика хочет попытаться найти человека из отрасли — ресторанной или гостиничной. Словом, из сферы обслуживания. Она перед собой это поставила как сверхзадачу.

Нужен человек, который понимает производственные процессы?

– Бурдукова так круто понимает процессы, что, в принципе, и мы с вами можем быть ведущими «Ревизора» (смеется. — ДМ). Она и Жижа обоим ведущим очень сильно помогали готовить выводы, грамотно указывать на недостатки.

Они так поднаторели на проекте или у них был какой-то профессиональный опыт?

– Нет, это на проекте. Вика — максималист и перфекционист, и когда начинает чем-то заниматься, то ныряет в дело с головой.

«Ревизор» — это очень интересный кейс: конкуренты переманили лицо проекта, но это не повредило проекту...

– Можно трижды украсть идею, но если вы не знаете, как ее воплощать, то вы ее не сможете воплотить. Вы пропустите какой-то этап, какой-то винтик. Ведущие «Ревизора» никогда не сидят и не сидели на монтаже программы. Они помнят себя на площадке, как они пишут там какие-то дубли. Но как потом выходит эта программа, они не знают. А в монтажках сутками сидят Вика и Аня Жижа.

Они, получается, и здесь, и в соцсетях. Кто-то еще из ваших руководителей проектов так включен в процессы?

– Я запрещаю другим вести соцсети (смеется. — ДМ). Искренне считаю, что нельзя распыляться. Главными являются официальные площадки Нового канала. Отдельные соцсети есть только у «Абзаца», потому что это ежедневная программа; у «Киева днем и ночью», потому что это форматное требование; и есть Instagram у «Супермодели…», потому что им сам бог велел постить фото красивых девочек. И вот еще у «Ревизора», причем ведет их лично руководитель проекта. «Ревизору» нужны соцсети, потому что туда приходит очень много запросов: «Приедьте в такое-то кафе», «Приедьте в этот ресторан», «Приедьте в эту школу».

Как у вас соотносится продвижение проектов и бренда канала?

– У нас это очень жестко взаимосвязано. Мы пишем посты и новости на языке, которым разговариваем со зрителем с экрана телевизора, вы нигде не найдете официоза. В конце обязательно будет упомянут Новый канал. В соцсетях, на сайте у нас везде присутствует слоган канала: «Давай жити разом». И под любым постом о любом проекте будет два обязательных хэштега: #НовыйКанал и #ДавайЖитиРазом. А дальше — название проекта, например, #Абзац.

Точно так же с промо ведущих. Я могу написать «Сергей Притула», но все равно добавлю «ведущий Нового канала», даже если пост о его личной жизни. Многие ведущие, которые уже не работают на канале много лет, до сих пор ассоциируются с Новым.

Да, я никак не могу привыкнуть, что Маша Ефросинина работала на «Украине»…

– Заметьте: не я это сказала (улыбается. — ДМ). Маше было 19 лет, когда она пришла на наш канал. И я, и потом уже другие люди в команде, связывали Машу с Новым каналом. И Юра Горбунов, и Андрей Доманский долго «отвыкали» от связки с Новым каналом. Зрители всегда должны знать, лицом какого канала является ведущий.

Понятно, что рекламы много не бывает. Но случается ли так, что ваше промо не помещается в эфире?

– Конечно, все не помещается. На собственное промо канала выделяется 3 или 4 минуты в час. Плюс есть еще спонсорские проявления. Поэтому мы поставили ограничение: наши анонсы не должны быть длиннее 30 секунд. Ролики длиннее 30 секунд мы делаем только для премьер.

Когда вы запускаете премьеру, то, наверное, уже опытным путем понимаете, за сколько времени надо начать рекламную кампанию?

– Да. Не в последнюю очередь, этим объясняется и успех нашего осеннего сезона. Когда я поздравляла Притулу с «Вар’ятами», он отметил «беспрецедентную промокампанию». Мы стартовали с огромным количеством разнообразных промороликов за месяц до премьеры.

Или вот «Ревизор» зашел в эфир 22 августа, а мы запустили рекламную кампанию 19 июля, то есть чуть больше, чем за месяц.

Когда-то давно мы начинали промокампании наших проектов за две недели до старта показа. И это было неправильно, потому что мы не успевали собирать GRP и нужное количество просмотров. Потом стали выходить за три недели до старта. И вот теперь дошли до того, что выходим за месяц. Сейчас я уже занимаюсь съемками имиджевых роликов для весеннего сезона, чтобы начать их показывать за месяц до старта сезона или даже раньше.

При этом за месяц до показа мы стартуем одним роликом, через неделю добавляем второй. Когда мы продвигали «Супермодель по-украински» или «Кохання на виживання», то до момента премьеры вышло шесть-семь видов роликов. Причем тот, который зашел раньше, месяц назад, мы начинаем показывать чуть реже — допустим, отводим ему четыре выхода в день, а новый заходит на восемь выходов в день. Затем по такому же принципу добавляются следующие.

– Кроме собственного эфира, вы еще, наверное, показываете проморолики своих проектов и на других каналах группы?

– Да, мы используем кросс-промо с СТБ, ICTV и М1. То есть когда ребятам надо, то они к нам заходят, а когда надо нам, мы заходим к ним. У нас, естественно, есть договоренности между собой, чтобы не засорять друг другу эфир. Когда-то давно мы сели за стол переговоров и договорились о максимальном лимите в день на количество роликов других каналов.

В печатных СМИ, на наружной рекламе продвигаетесь?

– В печатных СМИ — да. У меня в департаменте есть отдел дизайна и полиграфисты. А вот наружной рекламы у нас давно нет. Много лет назад руководство холдинга приняло решение, что ни один наш канал не размещает наружную рекламу.

Сейчас же висит наружная реклама «Вартових мрій». Хотя это внеэфирный проект…

– Это не канал, это вообще отдельная структура.

А с чем было связано решение не размещать наружную рекламу?

– Не знаю. Я уже не помню эту историю, знаю только как решение.

А еще у нас есть радио. То есть рекламная кампания — это, в первую очередь, эфир, а во вторую — интернет. Под каждый проект мы с аналитиками индивидуально выбираем площадки, на которых будем размещаться. И где-то мы будем размещаться брендированием, а где-то — например, на Viva.uа — исключительно текстами, потому что знаем, что его аудитория любит читать. Третий момент — кросс-промо на других каналах группы. К этому мы тоже подходим с умом. Например, на ICTV мы «Супермодель…» не даем, это было бы смешно, не та аудитория. Но мы даем там «Вар'ятов». Далее идет прямая реклама в прессе, а также интервью, репортажи. И радио. Стандартная, я думаю, схема.

Больше всего «выстреливает» телевидение и интернет. Я обожаю печатную прессу, но, к сожалению, ее время практически прошло. Считаю, что еще мог бы существовать глянец с классными эксклюзивными интервью и прочими нетленками. Но смысла в ежедневной газете я сегодня уже не вижу.

Фото: Роман Закревский

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
7052
Переглядів
Коментарі
Павел
17:49 / 23 Лютого 2017
у Ольги целый отдел занимается тем, что может делать один человек...
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop