ПРОЕКТИ
18:00
Четвер, 14 Вересня 2017

Сопродюсер «Изи» Олег Щербина: В кино – как в футболе: если не брать легионеров, то местные футболисты не хотят играть

Из первых уст – о приключениях итальянского киногероя в Украине и украинских кинопродюсеров – в мире
Сопродюсер «Изи» Олег Щербина: В кино – как в футболе: если не брать легионеров, то местные футболисты не хотят играть
Сопродюсер «Изи» Олег Щербина: В кино – как в футболе: если не брать легионеров, то местные футболисты не хотят играть

Сегодня, 14 сентября, в широкий прокат выходит драматическая комедия украино-итальянского производства «Изи» – милая история об итальянском экс-гонщике Исидоро (сокращенно – Изи), который страдает от лишнего веса и депрессии. Однажды по просьбе брата он отправляется в Украину, чтобы доставить домой тело погибшего на не совсем законной итальянской стройке украинского рабочего. И в этом непростом для героя путешествии по Карпатам он понемногу начинает принимать реальность и себя в ней.

«Изи» – первый фильм, созданный в соответствии с Европейской конвенцией о совместном кинопроизводстве между Украиной и Италией. Для Министерства культуры Италии это также первый случай копродукции, когда оно не является мажоритарием: 58% обеспечила украинская сторона (в том числе 20% – Государственное агентство по вопросам кино и 38% – Fresh Production Group), 42% – итальянская (кроме Минкульта Италии, фильм помог профинансировать региональный аудиовизуальный фонд региона Фриули – Венеция-Джулия). Производством на территории Италии занимались компании Bartlebyfilm и Pilgrim Film.

Львиная доля съемок проходила в Украине. Главную роль исполнил Никола Ночелла, режиссер и автор сценария – Андреа Маньяни. С украинской стороны заметные роли сыграли Остап Ступка и Нина Набока. Первый заявлен на афишах как хэдлайнер с украинской стороны, вторую во время посвященной старту проката фильма пресс-конференции, которая прошла в Киеве 12 сентября, отдельно похвалил за профессионализм Андреа Маньяни.

Большим и по праву заслуженным предметом гордости авторов фильма стало его попадание в конкурсную программу кинофестиваля в Локарно, где Никола Ночелла получил премию независимых швейцарских критиков Boccalino d’Oro как лучший актер. И на этом фестивальная история картины не заканчивается: фильм отобран на Бельгийский кинофестиваль в Остенде и Хельсинский кинофестиваль.

Прокат «Изи» в Италии начался 31 августа (первая неделя – 35 экранов, вторая – 39), и за два первых уикэнда вкупе с допремьерными показами фильм собрал 130 тыс. евро. Дистрибьютор в Италии – Tucker Film, в Украине – MMD. В Украине дистрибьютор анонсировал прокат на 120 экранах в 50 городах. Кстати, у нас в стране название фильма латиницей прокатчик написал как Izi, в Италии – Easy, удачнее обыгрывая англоязычный призыв легче относиться к жизни.

Короткий видеорепортаж с пресс-конференции смотрите по ссылке:

Для тех, кто спешит расстроиться из-за того, что в очередном фильме фигурирует украинец-заробитчанин, скажу, что своих проблем хватает везде и даже на этой кинопрезентации не на камеру можно было услышать об итальянских проблемах в экономике и даже об итальянской коррупции.

Я же дождалась, пока председатель правления Fresh Production Group и сопродюсер «Изи» Олег Щербина встретит и рассадит гостей презентации (а государственных мужей и прочих вип-персон было предостаточно), и попросила его рассказать читателям «Детектора медиа» о своем опыте европейской копродукции.

– Олег, во время пресс-конференции мы услышали историю создания «Изи»: что у Андреа Маньяни идея возникла семь лет назад и первоначально действие фильма планировалось в Италии и Сербии; вы с ним примерно тогда же познакомились, а контракт с Госкино был подписан еще через несколько лет. Что происходило в промежутке между тем, когда вы познакомились с Андреа, и подписанием контракта? Вы показывали ему Карпаты, убеждали перенести место действия в Украину, искали деньги?

– Действительно, мы с Андреа познакомились семь лет назад во время сценарного воркшопа Mediterranean Film Institute. Мы работали над одним сценарием, который у нас пока не пошел, лежит. А Андреа работал над «Изи». И поэтому мы знаем об этом проекте, начиная с самой идеи. И уже тогда мы говорили ему о том, что есть смысл перенести действие из Сербии в Украину. Более плотно мы продолжили эти разговоры в 2012 году, когда в Украине заработало финансирование от государства, и достигли договоренности. Мы выиграли питчинг в 2013 году, но снимать не начали: деньги с украинской стороны уже были, но итальянцы банально не успели оформить бумаги. А когда они их оформили, наступил 2014 год, и в Украине все остановилось. Здесь в тот момент не было никаких денег – ни частных, ни государственных, ни оборотных, поэтому пришлось ждать периода, когда финансирование возобновится и станет немного легче.

– Украинские Карпаты в вашем фильме показаны изумительно, хочется туда поехать. Расскажите, пожалуйста, какова была роль Трускавецкой кинокомиссии в создании фильма? Чем она помогала?

– На самом деле, съемки не проходили в Трускавце. Мы несколько раз на разных этапах были в Карпатах с целью поиска локаций. Когда мы были в Карпатах в первый раз, то просто ездили и знакомились с колоритом и местами, чтобы переписать сценарий. После этого Андреа приезжал еще несколько раз, мы были на разных локациях, в том числе и в Трускавце. И затем уже во время съемочного периода были выбраны немножко другие места с точки зрения удобства коммуникации, логистики переездов. Часть из них была в районе Трускавца. Но в целом поддержка со стороны Трускавецкой кинокомиссии была в основном организационной.

– Давайте поговорим о рекламной кампании «Изи» в Украине. С одной стороны, я увидела рекламу в туалете кинотеатра – это достаточно креативно и в тему фильма. С другой стороны, многие говорят, что рекламы маловато: в частности, нет продвижения на наружных носителях.

– Основная проблема в том, что в Украине низкий бокс-офис. Условно говоря, если вы вложили в рекламу 1 млн грн. – а это фактически ничего, – то вам из проката надо вернуть 3 млн грн. У нас есть поддержка Госкино в размере порядка 300 тыс. грн. (на промокампанию. – ДМ), мы еще не получили эти деньги, но получим.

Такую рекламу можно увидеть в туалетах киевских кинотеатров

Концепцию промокампании мы разрабатывали исходя из того, что денег немного и привлекать их неоткуда. Поэтому мы старались делать рекламу максимально эффективной. Наш дистрибьютор очень хорошо поработал с трейлером: он прицеплен практически ко всем украинским – и не только украинским – фильмам, его видело очень много людей. Также упор сделан на интернет-рекламу. Роман Мартыненко (директор MMD. – ДМ) сказал мне сегодня, что в интернете они достигли охвата, который сравним с охватом телевизионной рекламы. Кроме того, у нас есть прямая реклама на «112 Украина» и региональных телеканалах: в нескольких городах она идет, начиная с понедельника (11 сентября. – ДМ), относительно еще нескольких мы ведем переговоры.

Повторюсь: основная проблема – это бокс-офис. Вкладывая собственные деньги в фильм, мы, к сожалению, не можем рассчитывать на то, чтобы отбить их с украинских продаж. Но мы видим хороший интерес к фильму со стороны мировых территорий и к концу года будем понимать, каким будет наш финансовый результат. На сегодня у нас порядка 57 территорий в переговорах о покупке прав.

– Через кого вы ведете эти переговоры? У вас один агент для всех территорий?

– Мы используем стандартную для копродукции схему: партнеры получают под продажу прав собственную территорию, а все оставшиеся территории делятся пропорционально взносу и продают их сейлз-агенты. Наш сейлз-агент – французская компания Premium Films. Она очень активно ведет себя на рынке: делала целый ряд скринингов «Изи» для покупателей в Каннах, Карловых Варах, Локарно и сейчас – в Торонто (4 августа издание Screen Daily написало со ссылкой на Premium Films, что еще до скрининга в Локарно фильм был продан в Китай (дистрибьютор – Lemon Tree) и Турцию (Fabula). – ДМ). В целом фильм интересен фестивалям, у нас на сегодня подтверждены четыре или пять фестивалей, но говорить мы можем пока только о трех. Плюс достаточно много – в стадии переговоров.

– В сценарии «Изи» есть несколько непонятных мне персонажей: водитель-грузин и китайская семья, которых я себе не представляю живущими в глуши Карпат. Я спрашивала у Андреа: возможно, он вставлял китайскую семью в надежде на китайскую копродукцию или прокат в Китае? Он ответил: нет, это только художественный замысел.

– Да, это правда, это художественный замысел. Дело в том, что европейцы очень плохо понимают, как живем мы. В Италии и, как мне сказали, в целом в Европе дешевые китайские рестораны – это достаточно типичное явление; китайцы приезжают, арендуют недорогие помещения и работая самостоятельно, готовят хорошую и дешевую еду. И поэтому для европейцев китайский ресторан в Карпатах – это абсолютная норма, они не представляют, что у нас их нет. И в силу того, что это художественный фильм и в нем имеет место доля вымысла, мы не видим в этом большой проблемы.

Но тем не менее, в определенной степени вы угадали: фильм отобран на Фестиваль европейского кино в Китае. Наличие китайцев внутри фильма не было поводом его выбрать. Но были ремарки о том, что с точки зрения китайцев эти сцены забавны и им интересно наблюдать за такими персонажами, как китайцы в Украине.

– В пресс-релизе «Изи» было указано, в каких долях профинансирован фильм. Называете ли вы сумму?

– Полный бюджет – 1,2 млн евро. Необходимо понимать, что сейчас много говорят об украинском кино, его окупаемости или неокупаемости, но при этом никто не обращает внимания на реальность: на цифры, возможности рынка и даже элементарно на способность страны промотировать собственный продукт. По европейским меркам 1,2 млн евро – это бюджет обычного недорогого фильма. По американским же меркам маленький бюджет начинается с $10 млн. Поэтому нельзя сравнивать бюджеты и говорить об окупаемости украинского и американского кино, бюджет которого выше в 60 и больше раз и который окупается (или не окупается) не на территории США, а во всем мире.

По-хорошему, украинские фильмы нужно сравнивать с европейскими, потому что мы живем в одинаковых условиях. За счет глобального промо американского контента каждая страна позволяет себе содержать кинотеатры и одновременно пытается отвоевать свою часть рынка. И именно правильность политики государственной поддержки позволяет повышать эффективность кинопроизводства.

Я надеюсь, что начиная с «Изи», мы зададим тон дискурсу в Украине на основе реальных фактов. В Италии «Изи» имеет третью по величине наработку на копию – после «Дюнкерка» и «Гадкого я – 3». То есть это очень успешный фильм, притом что, конечно, кассовые сборы «Дюнкерка» и «Изи» сравнить невозможно.

– Я пытаюсь понять, насколько в вашем случае копродукция выгоднее той или другой стране. Украина в финансировании «Изи» – мажоритарный партнер, но при этом и главную роль играет итальянец, и сценарист – итальянец, и режиссер. Да, Украины в этом фильме много, потому что она является местом действия, местом съемок и большинство актеров – украинцы. Но не обидно ли вам, что денег с нашей стороны больше, а главную творческую функцию выполнила итальянская сторона?

– Необходимо говорить о реалиях. Что касается фестивалей класса А, то в этом году украинские фильмы были в Роттердаме, Каннах, Карловых Варах, Локарно, и будут еще принимать участие и в других. И только у двух из этих фильмов украинские режиссеры: это «Стремглав» (фестиваль в Карловых Варах) и «Январь-март» (фестиваль в Роттердаме).

Я занимаюсь копродукцией с 2011 года. В Европе это действующий механизм, в котором фонды и люди знают друг друга; они понимают, как все работает, и могут активно сотрудничать. В середине октября «Изи» примет участие в фестивале в Хельсинки в конкурсной программе Taste of East. В этом конкурсе принимают участие семь фильмов. Из них шесть – в копродукции. Единственный фильм без копродукции – из России, с ними никто не хочет работать. У пяти из шести этих копродукционных фильмов одна из сторон – Германия. В Германии и Италии снимают по 500 фильмов в год. Это огромная индустрия. Украины там нет. И за счет того, что мы работаем с западными режиссерами, мы попадаем на этот рынок. И привозим сюда актеров. Иначе привезти в Украину западного актера невозможно.

– Вы имеете в виду – невозможно привезти в промотур или на съемки?

– На съемки. Они не едут, потому что приезжают только под определенные имена, гарантии и пр. Начинающие компании, которые не имеют опыта и серьезного ресурса, не смогут привлечь для своих проектов ни одного серьезного европейского актера. Поэтому мы должны интегрироваться в европейскую систему, использовать их ресурс, режиссеров, актеров и органично все соединять. Таким образом мы нарабатываем связи, получаем доверие и можем дальше продвигать уже свой продукт.

Необходимо понимать, что Европа открыта для всех культурных взаимопроникновений. Сейчас в Украине появилась тенденция, о которой вы говорите: почему мы должны финансировать копродукцию, нам для себя денег не хватает? Но это как в футболе: если не брать легионеров, то местные футболисты не хотят играть. Они талантливые, но конкуренции не хватает, и они не играют. Как только появляется открытый рынок и вы можете привлечь других специалистов – это дает толчок и к росту своих. Посмотрите на тот уровень качества, который сейчас поднял «Изи». Мы показали, что оператор – украинец, группа – украинская, актеры – украинские. Значит, украинский режиссер может и обязан снять фильм такого качества. Он не может говорить о том, что актеры плохие или еще кто-то не такой.

И еще один аспект, который возникает при работе интернациональных групп: начинает перетекать и усваиваться информация. Съемочные группы во время работы – очень сплоченные организмы. Их участники обмениваются опытом, ищут сильные стороны друг друга и это дает рост для всех. Поэтому мое мнение: Украина должна быть максимально открыта к сотрудничеству с миром и, в первую очередь, с ЕС. При этом, безусловно, мы должны понимать свои интересы и корректно подправлять какие-то моменты.

А еще на данном этапе, на мой взгляд, мы должны давать возможность снять максимальное количество дебютов всем украинским компаниям и режиссерам. Большая часть этих дебютов будет провальной и эти фильмы, по всей вероятности, не выйдут на экраны. Но за счет этого мы отберем тех людей, которые смогут работать.

– Я абсолютно за европейскую копродукцию. Я считаю, что она полезна и финансово, и творчески. Вы один из немногих людей, у кого такой проект уже получился, поэтому я все эти вопросы задаю именно вам…

– И я благодарен вам за это.

В Украине сейчас не совсем верно понимают смысл господдержки кино. Говорится о том, что у нас малое количество экранов и маленький бокс-офис, поэтому мы не можем окупать фильмы. Но проблема в другом. Во Франции, Германии и Италии большое количество экранов и большой бокс-офис, но небольшое количество французских, немецких и итальянских фильмов выходит в плюс. Остальные не добирают из-за того, что рынок разделен между американскими фильмами, которые собирают кассу со всего мира, и национальными фильмами, которые работают на собственный рынок. И поэтому государства поддерживают ту часть, которая является убыточной, чтобы фильмы существовали.

Но при этом есть определенная экономика. Весь бокс-офис в Украине – примерно 1,6 млрд грн. в год. Из них половина остается в Украине, это деньги кинотеатров, 800 млн грн. Еще 15% достаются дистрибьюторам – 200 млн грн. Оставшиеся 600 млн грн. уходят за рубеж, если мы не создаем собственные фильмы. Если же государство оказывает поддержку национальному кинопроизводству, то за рубеж уходят не 600 млн грн, а 400 или 300 млн грн. Разница остается внутри страны. Кроме того, исследования E&Y показали, что каждый вложенный в киноиндустрию доллар дает рост в ВВП еще на один доллар сверху. То есть необязательно, чтобы фильмы получали от государства условно 100 грн., а возвращали ему 110 грн. Они могут возвращать меньше – государство все равно в плюсе за счет того, что начинает работать экономика. И в масштабах всей экономики выделяемые на кино деньги – маленькие. Государство может себе позволить использовать их даже не очень эффективно.

– За последнее время «Изи» стал вторым после «DZIDZIO Контрабаса» фильмом, у которого на момент премьеры нет телевизионного партнера и который покупал телевизионную рекламу, а не менял права на рекламное время. Ведете ли вы сейчас переговоры с украинскими телеканалами, чтобы продать им права за «живые» деньги?

– Мы сейчас даже не ведем переговоры. В силу того, что эта продажа может быть только после проката, мы сосредоточились на организации последнего и хотим посмотреть, каким будет результат. Главной задачей для себя мы ставим наработку стратегии и понимания, как правильно прокатывать фильмы в Украине. Мы уже столкнулись с огромным количеством мелких сложностей, которые необходимо знать наперед. И я считаю, что этот опыт очень полезен с учетом того, что следующий фильм мы планируем закончить в течение двух-трех месяцев: потом мы пойдем на фестивали и где-то через год будем готовить прокат большого фильма.

– Следующий фильм – это «Урсус»?

– Да, это «Урсус». Но там у нас есть телевизионный партнер, как вы понимаете. Мы рады, что сотрудничаем по «Урсусу» с каналом «Украина» и «Медиа Группой Украина», потому что мы точно знаем, что с ними можно будет сделать эффективное промо и что они отвечают за свои слова.

– Об «Урсусе» я еще весной спрашивала Ольгу Захарову (директора по стратегическому маркетингу «Медиа Группы Украина». – ДМ): когда он выйдет? Она мне говорила, что не знает. В чем была причина задержки?

– К тому, что я вам сейчас скажу, вы можете относиться как угодно, но кино – это не физика, кино – это метафизика. И проекты, если они настоящие, всегда имеют собственную судьбу – либо печальную, либо веселую. Поэтому мы всегда боимся загадывать наперед и по бокс-офису, и вообще по всему. «Урсус» мы планировали закончить примерно год назад. Съемку закончили в 2015 году. Но этот фильм живет своей жизнью. Он выводит из строя компьютеры, когда ему не хочется. Исчезает, а потом появляется на бэкапах и без. Но мы вышли на финишную прямую. Надеемся в течение двух месяцев полностью финализировать фильм. У нас уже идет цветокоррекция, работают композиторы и мы начали заниматься звуком. Поэтому я надеюсь, что через месяц-полтора мы закончим с «Изи» и «Будинком слова» и начнем плотно заниматься фестивалями «Урсуса».

– Вы уже понимаете, когда будет его прокат?

– Это зависит от фестивалей.

Этот год у нас очень успешный по фестивалям. Мы сделали три проекта с Госкино и еще один (короткометражный фильм режиссера Ирины Асоновой «Клетка для говорящего попугая». – ДМ) – с компанией Constant Production. Трое из этих проектов попали на фестивали категории А. Два мы уже можем называть: это «Изи» в Локарно и совместная с Constant Production короткометражка – в Монреаль. Еще один фильм попал в категорию А, но мы пока не можем это разглашать. И еще одна наша короткометражка, которую снял молодой режиссер Саша Шкрабак, попала на очень хороший, престижный кинофестиваль, о чем мы тоже объявим чуть позже. Мы пытаемся использовать этот потенциал, чтобы продвинуть наши дальнейшие фильмы.

– Чуть выше вы говорили о том, что, по вашему мнению, Украина сейчас должна финансировать как можно больше кинематографических дебютов. И сейчас я слышу от вас о молодых режиссерах. Вы присматриваетесь к молодежи?

– Юля (генеральный продюсер Fersh Production Group Юлия Чернявская. – ДМ) любит работать с дебютантами. Мне иногда не хватает на это нервов (смеется. – ДМ). Мы работаем и с молодыми, и со взрослыми. Документальный фильм «Будинок слова» Тараса Томенко – очень сильная история, в следующий год будем делать художественную версию. Также в следующем году мы будем работать с молодым режиссером Ангелиной Турской. Плюс Саша Шкрабак уже попал на фестиваль, и наше сотрудничество будет продолжаться.

– Я вижу в этом тренд: опытные продюсеры сейчас расширяют свое присутствие на рынке игрового полного метра с режиссерами-дебютантами: Юрий Минзянов – с Аркадием Непиталюком, Владимир Филиппов – с Мариной Степанской. Растет рынок и для режиссеров стало появляться много работы?

– Я не знаю, каков объем телевизионного сериального рынка, но по моим ощущениям, он в паритете с теми деньгами, с которыми в этом году вышло Госкино (500 млн грн. – ДМ). И это серьезно меняет конфигурацию рынка. Мне кажется, телеканалы этого еще не поняли. На мой взгляд, телеканальное сериальное производство в нынешнем состоянии невероятно неэффективно. И уже началось перетекание самых квалифицированных кадров из телевидения в кино. На сегодня все более-менее качественные украинские режиссеры получили картины при поддержке Госкино. И это справедливо, потому что, во-первых, там больше бюджеты. Во-вторых, там высокая творческая свобода. Госкино не диктует ни цензурные, ни творческие параметры: если фильм прошел экспертный совет, то дальше вопрос лишь во взаимодействии продюсеров и режиссеров. И это позволяет творить. На телеканалах такого нет. Там царит бюрократия, там одинаковые сценарии, роли, кастинги, костюмы. И это не имеет никакого отношения ни к творчеству, ни к кино.

– На самом деле, на каналах уже осознали эту проблему перетекания кадров. Только там говорят по-другому: что госденьги балуют, развращают.

– Необходимо говорить правду: украинские телеканалы являются не коммерческими, а плановыми структурами. Они живут как советская экономика – только отчасти за счет денег с рынка, тогда как остальная часть затрат перекрывается владельцами. И поэтому они сами себе составляют планы, формируют бюрократический костяк и основу, придумывают правила игры и живут по ним. От рынка они вообще не зависят. И точно так же, как работавшие при плановом хозяйствовании советские фабрики не могли производить качественную обувь, украинские телеканалы не могут производить качественные сериалы. Никогда ничего подобного американским сериалам здесь произведено не будет, пока не будет изменена бизнес-модель телеканалов.

– А вы продолжаете снимать сериалы?

– С одной стороны, мы любим делать сериалы (смеется. – ДМ). Но к сожалению, наш опыт сейчас показывает, что это бессмысленно с точки зрения денег, творчества и уважения к самим себе. Поэтому мы переносим акцент либо на проекты с Госкино, либо на проекты за частные деньги – у нас они есть, – но предназначенные для кинорынка.

Юля сейчас пишет сценарий 8-серийного боевика. На следующий год мы планируем его производить совместно с телеканалом, но уже при поддержке Госкино, если будем подаваться на конкурс Госкино и если получим поддержку.

– Неужели для «Украины» (смеется. – ДМ)? Я знаю, что у них в копилке есть три-четыре разработки, которые ждут сериальных питчингов.

– Нет, не для «Украины» (смеется. – ДМ).

Видео: Валентина Балабанова

Фото: Валентина Балабанова, Галина Петренко

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2698
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop