ПРОЕКТИ
14:36
Понеділок, 19 Червня 2017

Продюсеры или сценаристы: кто отвечает за качество украинских сериалов?

27 июня компания MRM в рамках своего пресс-завтрака проведет дискуссию «Сценаристы и продюсеры: на одной или по разные стороны баррикад?» Сценаристы и продюсеры не должны быть по разные стороны баррикад, они всегда вместе, на одном рынке. Другой вопрос, что между генеральным продюсером канала и рядовым сценаристом находится много посредников. И нет гарантии, что сценарист всегда адекватно понимает продюсера, а продюсер точно знает, кто является реальным автором последней версии сценария сериала. Сценаристы, судя по откликам на анонс этой дискуссии, понимают важность таких встреч с продюсерами. Оценивают ли продюсеры встречи со сценаристами как значимые, мы вскоре поймем.
Продюсеры или сценаристы: кто отвечает за качество украинских сериалов?
Продюсеры или сценаристы: кто отвечает за качество украинских сериалов?

Решение организовать дискуссию «Сценаристы и продюсеры: на одной или по разные стороны баррикад?» было принято после того, как на состоявшемся в конце мая пресс-завтраке компании MRM генеральные продюсеры украинских телеканалов рассказали о своих проблемах в производстве сериалов, одна из которых – работа с украинскими сценаристами. «Детектор медиа» решил разобраться, в чем заключаются их претензии к сценарному цеху.

Новый канал: нет сценаристов с опытом создания молодежных сериалов

Генеральный продюсер Нового канала Сергей Евдокимов подтвердил «Детектору медиа», что говорил о сложностях работы только с теми сценаристами, которые создают контент для молодежного канала. Вероятно, те сценаристы, которые восприняли его слова как претензии ко всему сценарному цеху, были не совсем правы.

«Дело в том, что сериалы для молодежной аудитории, которые нужны Новому каналу, в Украине практически никто не производит. Потому что все украинское киносериальное производство заточено на производство “мыла” – такой вот большой мыловаренный завод. Это “1+1”, “Украина”, немножечко СТБ, ну и “Интер” – куда же бабушки без сериалов. И это колоссальная проблема, потому что тяжело найти людей, продакшны, которые чувствуют комедийный жанр. Их два, по большому счету – “Квартал”, “Ваверка”, и еще парочка мелких студий. В любом случае это скорее какие-то локальные группы, нежели большие производства с налаженным потоком. И это очень трудно найти. Это очень трудно писать, потому что с первого раза, естественно, не получается, увеличивается срок производства, предпродакшна. Все это требует времени, денег, я уже не говорю, что никто писать, делать за бесплатно не будет. Соответственно, цена вопроса возрастает. И если это упирается в такие проблемы, то проще плюнуть и делать простые и понятные шоу квадратно-гнездовым методом. Это понятно. Рука набита», – сказал на пресс-завтраке Сергей Евдокимов.

Как сейчас решает проблему отсутствия сериальной молодежной специализации украинских сценаристов Новый канал? «Снимаем со сторонними продакшнами, но под неусыпным каждодневным контролем, читками, исправлениями, редактурой. Мы своего редактора инкорпорируем в продакшн, и он там с ними работает над соблюдением наших стандартов», – рассказал тогда Сергей Евдокимов и добавил: «Должно пройти лет 5-7, пока индустрия научится писать, обретет какую-то понятную форму… У нас есть желание, у нас есть деньги, и мы под себя начинаем искать людей, как-то вырабатывать паттерны дальнейшей деятельности – создания сериалов и так далее».

«Детектор медиа» задал Сергею Евдокимову дополнительные вопросы, чтобы уточнить, как именно канал решает проблему поиска сценаристов на рынке.

ДМ: Новый канал работает только со сценаристами продакшнов и объединений?

Сергей Евдокимов: Поскольку у нас нет собственного сериального отдела и мы работаем со сторонними продакшнами, то задачу рекрутинга сценаристов мы возлагаем на них. С нашей стороны мы прикрепляем литературного редактора, который ведет сериал от начала до конца и в каких-то случаях может стать полноценным соавтором сценария.

ДМ: Работает ли канал со сценаристами-фрилансерами? Как их ищет?

С.Е.: Пока такого опыта не было. Впрочем, совсем недавно закончился питчинг сценарных заявок для StarLightMedia. Мы выбрали для себя две сериальные заявки. И в самое ближайшее время начинаем работу с их авторами.

ДМ: Нужны ли сценарные агентства, рейтинги сценаристов?

С.Е.: У нас был опыт встречи с одним украинским сценарным агентством. Пока он ни к чему не привел.

Огласите весь список, пожалуйста!

Во время одного из обсуждений проблемы взаимоотношений продюсеров и сценаристов в соцсетях начинающий сценарист Анатолий Будниченко из Херсона поинтересовался: «Можно ли задать вопрос бурчащим продюсерам: а вы вправду отобрали отличного сценариста или воспользовались чьей-то рекомендацией? Если по рекомендации, то нечего пенять…».

Как уже было сказано выше, Новый канал, например, нашел для себя выход в работе с конкретными продакшнами, которые привлекли тех сценаристов, которых посчитали нужным привлечь. Плюс есть результаты конкурса медиагруппы StarLightMedia, который позволил каналу найти новых авторов. Но, похоже, в целом на рынке отсутствует система поиска подходящего сценариста под конкретные потребности телеканала или продакшна.

Эту функцию могли бы выполнять, к примеру, сценарные агентства (не путать с объединениями сценаристов). Сценарное агентство не пишет сценариев, не снимает сериалов, а лишь является посредником между каналами и сценаристами, работая в интересах и тех, и других. Работа такого агентства позволяет организовать широкий поиск сценаристов на рынке – если канал, конечно, заинтересован найти самое лучшее предложение.

Кадр из сериала «Бессмертник»

Между широким конкурсом сценарных заявок (типа «предложите нам что-нибудь, а мы отберем») и поиском под конкретный заказ канала – большая разница. В России, к примеру, скупая, но хоть какая-то информация о потребностях телеканала, продакшна или продюсера распространяется через одного из посредников на рынке – «Отдел творческих кадров». Самый свежий пример: появилось сообщение, что канал СТС собирает сценарные заявки для молодежного сериала про акробатический рок-н-ролл. Канал точно знает, чего он хочет, и ищет на рынке лучший вариант реализации этого формата.

Еще один важный момент: постоянное изучение запросов каналов дает автору хорошее представление о потребностях рынка. Например, в запросах российских каналов постоянно повторяется описание их целевой аудитории (ЦА), и сценариста ночью разбуди – он скажет, чем отличается аудитория канала СТС от канала «Россия», а ТНТ – от «Первого канала». Украинские сценаристы пока не располагают такой крайне необходимой им информацией об отличиях ЦА каналов в Украине, а тем более – какие заявки каналы хотят получить от авторов. Одна из сценаристок пожаловалась: «Знаете, сколько у меня брифов украинских каналов? Аж один!».

Конечно, Сергей Евдокимов прав, когда говорит, что «сметливый автор в общем-то может сделать необходимые выводы и сам, просто проанализировав эфирный контент и позиционирование канала». «Понятно, что, например, молодежному каналу совсем не нужны истории про женщин тяжелой судьбы 45+ или ментовские сериалы», – сказал он.

Как раз это сценаристы прекрасно понимают. Но этой информации о канале недостаточно. Как это лучше объяснить продюсерам? У сценариста возможностей развития сюжетных линий – огромное количество, а ему нужно сделать очень точный выбор, чтобы канал/продакшн купил заявку. Поэтому чем больше автор знает о ЦА и потребностях канала, тем лучше. Верится, что такие моменты в отношениях каналов и сценаристов можно решить за счет улучшения коммуникации.

Сценаристов также терзают смутные сомнения (может, они ошибаются?), что украинские каналы не всегда сами точно знают, чего хотят. Сценарист Дмитрий Лысенко: «Ну, и самая любимая ситуация: канал не может понять, что он хочет. Сначала хотят одно, потом читают, понимают: не то. Требуют другое, потом третье, потом решают, что это будет не детектив, а мелодрама… Кстати, думаю, продюсеры могут подтвердить, что такая ситуация с каналами не редкость, и их она тоже бесит».

«2+2»: приглашаем к сотрудничеству

На том же пресс-завтраке компании MRM генеральный продюсер «2+2» Максим Кривицкий, как и Сергей Евдокимов, говорил о проблемах, с которыми сталкиваются каналы в создании собственных сериалов: «А еще есть проблема с кастингом. Чем больше участников в этой борьбе за сериалы, тем больше проблем с актерами. В Украине с этим прямо беда. Да и со сценаристами тоже».

При этом сказал, что определенные решения уже найдены и не все так грустно: «По своему опыту могу сказать, что в Украине уже существуют некие компании, которые можно назвать сценарными объединениями, куда приглашают молодых сценаристов, и там пишут, и довольно-таки неплохие идеи появляются. Да, они во многом следуют украинским трендам, связанным с политикой, с войной, но в целом они могут писать и на более широкую аудиторию».

«Детектор медиа» задал Максиму Кривицкому ряд уточняющих вопросов: почему в Украине плохо со сценаристами? В чем именно это выражается? Пробовал ли канал самостоятельно искать сценаристов на рынке, объявлял ли конкурс, и т.д.?

Максим Кривицкий дал развернутый ответ на эти вопросы. Он сразу заявил, что своими высказываниями не хотел никого обидеть, и пригласил сценаристов к сотрудничеству: «Просто констатировал ту реальность, с которой столкнулся наш канал. И буду очень рад, если практика меня опровергнет. Пусть сценаристы считают это приглашением к сотрудничеству».

По словам Максима Кривицкого, сегодня телеканал «2+2» много внимания уделяет сериалам в своем эфире. «С начала года состоялось уже четыре премьеры, до конца 2017-го будет еще несколько, есть проекты в производстве, пробуем свои силы в жанре скриптед-реалити. На будущее также планируем и премьеры, и съемки – всего больше десятка проектов», – сообщил он информацию, которая не может не радовать украинских сценаристов.

Но, по его словам, канал, «войдя так плотно в рабочий процесс, столкнулся с рядом сложностей». Генпродюсер рассказал, что его не устраивает в предложенных сценариях: «Во-первых, мы постоянно сталкиваемся со вторичностью материала: те же истории, те же сюжетные ходы, порой даже реплики героев повторяются, меняются только имена и локации. И я сейчас говорю не о форматных вещах, а о якобы оригинальных сценариях. То есть существует некий привычный и удобный жанровый шаблон, только вот беда, зрителю он неинтересен. Часто эти истории выглядят искусственными, надуманными. Мне кажется, жизнь может дать так много интересного материала, но почему-то мало кто из сценаристов хочет им воспользоваться. Во-вторых, приходится часто слышать такую позицию автора: берусь за любые жанры, пишу очень быстро. Как правило, такой подход непродуктивен. А бывает и такое, что человек приносит сценарий, идею, даже не понимая, для кого работает “2+2”. Представьте наши чувства, когда мы слышим: “Я ваш канал не смотрю, но у меня для вас отличная идея”».

В тоже время Максим Кривицкий уверен, что в Украине есть талантливые  сценаристы. «Не первый год “2+2” сотрудничает с Николаем Рыбалкой (“Гвардия”). Нам импонирует его глубокое погружение в материал, внимание к деталям, бережное отношение к человеческим судьбам. В сценарии “Гвардии” нет придуманных сценаристом в теплом кресле героев и сюжетных линий. Каждая сцена – это пропущенная через себя история ребят, воевавших в АТО.

Также мы  открыли для себя несколько интересных авторов из смежных профессий, которые довольно удачно осваивают сценарное мастерство. Перспективной идеей сериала поделился с каналом один из украинских режиссеров, теперь думаем над воплощением и копродакшном. Сейчас в разработке другой оригинальный сериал авторства популярного блогера, которого мы фактически сами нашли. Съемки по этому сценарию планируем осенью», – сказал генпродюсер.

Максим Кривицкий еще раз повторил, что его канал готов сотрудничать с самым широким кругом сценаристов: «Мы не проводили каких-то специальных конкурсов, но всегда открыты к сотрудничеству как с отдельными авторами, так и со сценарными группами. С одной из таких групп вскоре приступаем к разработке остросюжетного сериала».

Также канал «2+2» создает собственную базу сценаристов: «Для работы на перспективу мы создали и постоянно пополняем сценарную базу, базу авторов. И в этой базе есть сценаристы, с которыми мы очень хотим работать над дальнейшими проектами».

Сценаристы у нас работают «за еду»?

Конечно, никто не сомневается: продюсерам нужны талантливые сценаристы. Продюсер, глава Общественного совета при Госкино Владимир Яценко на вопрос «Каков статус сценариста в киносериальной индустрии в Украине?» дал такой ответ: «Высокий, но сценаристы об этом не знают. Потому что их мало. А талантливых очень мало».

Сценаристы отвечают на вопрос о своем статусе в индустрии со значительно меньшим оптимизмом. Сценарист Денис Замрий: «Наверное, обычный статус наемного сотрудника. Средне оплачиваемого».

Дмитрий Лысенко уверен, что автор может повысить свой статус, добравшись до статуса топа. Теоретически. «А у сценариста есть статус? В большинстве случаев – на уровне подсобного рабочего. Т.е. о нем вспомнят, когда он нужен. У топ-сценаристов, конечно, статус есть. Кстати, тоже карьерный рост из подсобного рабочего в топы. Как стать топом, теоретически даже понятно: сделать десяток проектов с очень высокими рейтингами и низкими бюджетами», – ответил он на вопрос «Детектора медиа».

Кадр из сериала «Чудо по расписанию»

Сценарист Мария Саитова уверена, что сценаристы лишены каких бы то ни было прав: «В сериальной индустрии работают сценарные рабы. Потому что сценарист там нужен как человек, которому каждый продюсер будет диктовать, что писать, как писать, сколько писать. Если серию по каким-либо причинам не сняли, могут не оплатить, авансов нет, кражи серий – почти норма. Если все же дошли до оплаты, то гонорар маленький. Это работа без прав, за еду».

Ей вторит сценарист и автор идеи сериала «Останній москаль» Мыкола Куцик: «Статус сценариста в Україні мені дуже точно описала одна продюсерка в приватній розмові: раб. Деякі продюсери ще називають сценаристів літературними неграми. Як тільки сценарист підписав угоду про передачу виключних майнових прав – він надходить у власність продюсерам і їх палачам-редакторам. Все це відбувається, тому що успішність-неуспішність каналів ніяк не впливає на зарплату і посади топ-менеджерів. Телеканали – це інструмент захисту бізнес-інтересів олігархів».

Сценарист Сергей Касторных говорит, что только «на словах все признают, что без хорошего сценария не будет ничего». «Но как правило, как только получают последний драфт в руки, о сценаристе забывают напрочь – правки вносят самостоятельно без согласования, не приглашают ни на съемки, ни на презентации (не говоря уже о пиар-кампаниях и интервью с пресс-конференциями). Зачастую даже нигде не упоминают. Если сценарист не в состоянии сам контролировать это и напрашиваться везде, то вряд ли его имя станет известным за пределами очень узкого круга людей», – убежден он.

Сценарист Андрей Перцен: «Вопрос сложный, статус зависит от уровня профессиональных навыков сценариста, отношений с заказчиком, “полезности” для того или иного проекта, отсутствия/наличия успешных проектов в прошлом. К сожалению, довольно часто написание сценария несведущими людьми, занимающимися фильмом/сериалом на стадии производства, воспринимается как нечто не слишком важное и легко осуществимое. Мол, что ж там сложного – ничего физически делать не надо, придумываешь себе и пишешь. Хороший продюсер, безусловно, понимает, что сценарий – это проект фильма, без которого кино не состоится».

Сценарист Мария Лаврик уверена, что сценаристы – «самое низшее звено в пищевой цепочке телепроизводства»: «Что очень удивительно, согласитесь! Сценарий – это как билет в поезд. Нет билета – нет поезда. Но, к сожалению, обстоятельства таковы».

Она видит выход в участии сценариста в процессе съемок: «В моей практике был лишь один случай, когда мне предложили оплачиваемое сопровождение съемок по моему сценарию. Я работала с режиссером по своему сценарию, с оператором-постановщиком, с раскадровщиком, участвовала в кастингах, работала с гримерами и костюмерами. Буквально за несколько дней на моих глазах мой сценарий из “хорошего” вырос до “великолепного”. Это был прекрасный опыт, и было бы неплохо, чтобы это стало обыденной практикой».

Сценарист, хедрайтер Алла Сницар убеждена, что проблема не в конкретных людях и отношениях, а в самой системе: «Каково влияние сценаристов на качество конечного продукта? Если вопрос в этом, то влияние минимальное. К сожалению. И здесь проблема не в отношении производства к сценаристу лично, а в системе в целом. Идеален в этом смысле американский опыт, где сценарист принимает непосредственное участие в производстве фильма. Думаю, что мы к этому придем».

Кто же «сшил» сценарий?

Вопрос статуса сценариста в украинской индустрии – это в первую очередь вопрос авторства. За короткий срок в редакцию «Детектора медиа» пришел уже четвертый релиз от различных украинских продакшнов с сообщением о начале съемок новых сериалов, в котором не указана фамилия сценариста: режиссера, продюсера, оператора – указаны, сценаристов – нет. И на традиционной «тарелке» фамилии сценариста нет. Да и на «тарелку» и «шапку» их крайне редко приглашают. А зачем? С их статусом-то?

Нередко сценарий, по которому снимается сериал, – это коллективный труд самых разных людей, вносивших изменения в текст, созданный изначально автором. Выходит, что сценарист – это человек, который сдает какой-то полуфабрикат, который потом дописывают по своему вкусу и разумению все, кто получает доступ к тексту? Один российский продюсер заявлял: «У меня все пишут сценарии – домработница, шофер. Мои редакторы “докрутят” до нужного уровня». Надеемся, что это шутка. Но «докручивание» сценария без участия сценариста – все-таки достаточно распространенная практика.

«Редактор, який або самостійно вписує, або наполягає на тому, щоб автор написав конкретну фразу чи навіть слово – уже не може вважатись редактором. Це сценарист із повноваженнями… Більшість телесценаристів працевлаштовують на посаду редактора. Звідси в українських продюсерів шкідлива звичка не бачити різниці між сценаристом і редактором, що викликає ту грандіозну системну помилку, яка і не дає зняти якісну історію», – считает Мыкола Куцик.

Кадр из сериала «Когда мы дома»

Вероятно, статус сценариста в украинской индустрии будет расти, если будет четко определен статус всех, кто работает со сценарием – автора, соавтора, редактора. И если на каждом этапе заказчик – то есть продюсер – будет отслеживать, какие именно изменения вносятся и насколько они улучшают сценарий. При этом, конечно, речь не идет о том, что сценаристы должны отказаться от переписывания сценария. Это обязанность, куда же без нее. И с хорошим редактором, который четко объясняет требования заказчика к тексту, эта работа только способствует профессиональному росту сценариста.

Мария Лаврик убеждена, что вся проблема – в нашей «антиголливудской» системе, унаследованной от кинопроизводства в СССР: «Была советская школа, которая утверждала, что сценарий – это всего лишь “дрова” для режиссеров. Параллельно развивалась другая школа, голливудская, которая основывалась на постулате, что для хорошего кино требуется только три вещи: сценарий, сценарий и еще раз сценарий. Это не мое выражение, а Хичкока. А теперь вопрос: где мы и где Голливуд? Хотя, должна отметить, что сериальное производство тоже не стоит грести под одну гребенку. Если мы говорим о вертикалках – то понятно, что там нет места авторам одной из тысячи серий, процессом рулит шоуранер, он же креативный продюсер или главный автор. Самая большая боль – это когда твой сериал, твою идею, твой мир героев уничтожает некий посторонний человек».

При этом в Украине есть компании, в которых подобных проблем нет, и все обязанности четко распределены: есть креативный продюсер, редактор, автор сценария – и никто никого не подменяет. Но это если продакшн готов вкладываться в девелопмент. Когда такая цивилизованная практика станет общей для рынка, трудно сказать.

А пока, по мнению анонимного начинающего сценариста, автору нужно самостоятельно бороться за свое место под солнцем в индустрии: «Статус сценариста? Як пощастить, але загалом це просто “робочі конячки”. Сценаристів досі забувають вказувати у титрах та на “тарілках”, якщо тільки автор не має достатньо впливу для цього. Успіхи продукту приписують режисеру – навіть у серіальному виробництві. Гадаю, усі хочуть слави. І, здається, іноді не розуміють внутрішню механіку кіно, навіть якщо мають фахову освіту. А самі сценаристи не наважуються голосно нагадати про себе. Звісно, нагадують, але це, здається, часом сприймаєтсья, як "боже, воно ще й говорить?". Лише тривала робота над власною репутацією може покращити ситуацію – звісно, через заперечення, гнів, торгівлю та примирення оточуючих. Ніхто не любить віднімання екологічних ніш та грошей».

Продюсер Владимир Яценко также убежден, что у сценариста всегда должен оставаться шанс хлопнуть дверью (без последствий для карьеры): «Это вопрос исключительно построения деловых отношений и отсутствия института репутации. Если к тебе относятся как к дерьму – не работай с такими людьми, но ныть – не нужно».

Оправданы ли претензии продюсеров и редакторов к сценаристам?

Ответить на этот вопрос оказалось сложно, потому что у всех участников индустрии накопилась масса претензий друг к другу.

Алла Сницар: «Претензии могут быть только одного порядка: низкий уровень написания сценария. Но это, скорее, вопрос к самому сценаристу. Другое дело, если он заведомо соглашается участвовать в низкопробном проекте, создавая соответствующий сценарный продукт. В этом случае ответственность за качество телеконтента лежит как на нем, так и на продюсере с редактором».

Мария Лаврик: «На самом деле к редакторскому цеху от настоящих сценаристов есть много претензий. Редакторами зачастую становятся люди, которые никогда не писали. А это боль! Тогда они начинают ставить пропущенные запятые и задавать странные вопросы, которые не имеют отношения к качеству истории. А мы продаем истории! А на самом деле редактор для сценариста – это самый важный человек! Он помогает автору увидеть то, что он пропустил. Сделать лучше. У меня есть такие редакторы, и я готова на них молиться. Но были и другие, которых хотелось убить при случае. С опытом, когда я захожу на новый проект и получаю правки, я уже знаю – буду ли продолжать работать на проекте или нет, исходя просто из редакторских правок. То же можно сказать в отношении продюсеров. Если я сталкиваюсь с продюсером, который считает, что он один “знает, как надо писать” и нет возможности наладить диалог, то сразу же прекращаю сотрудничество. Здоровье дороже. И дело не в количестве драфтов. Если я вижу, что правки разумны, работают на историю, делают ее лучше – я двумя руками “за”. Я против, когда продюсер говорит, что “моя мама прочитала и ей не понравилось, надо все переписать”».

Кадр из сериала «Охота на Вервольфа»

Сценарист Елена Николаевская: «Задача продюсера – найти и собрать хорошую команду. Чтобы все работали на результат, а не мерялись талантами и умениями. Хороших редакторов еще меньше, чем хороших сценаристов. Впрочем, как и всех остальных. Хороший продукт будет, когда все будут в нем заинтересованы и не будет случайных людей в процессе».

Дмитрий Лысенко считает, что претензии к качеству сценария оправданы, когда их высказывают профессионалы: «Оправданы ли претензии к сценаристам? Иногда да. Иногда нет. Как и претензии сценаристов к редакторам и продюсерам. Мне доводилось работать с очень хорошими продюсерами. Они были требовательны, временами доводили меня правками до белого каления, но их правки были направлены на одно – на улучшение сериала. Пусть под улучшением мы могли понимать разные вещи, но в целом, пересматривая сериалы, я понимаю, что часто они были правы. Главное, их правки не рушили драматургию и не ломали логику. Попадались и другие, цепляющиеся к каждому слову. К примеру, представьте себе в качестве редактора на детективном сериале человека, который детективы не любит, не смотрит и не читает. И пишет только о ТЖД (“тяжелой женской доле”). Представили? Теперь прикиньте, во что такой редактор превратит ваш сценарий. Так тоже бывает, увы. Впрочем, можно представить себе сценариста, который специализируется на ТЖД, и тут его бросают на “мужской сериал”. Результат будет такой же, что-то невнятное на выходе. Вопрос, зачем брать на проект неподходящего редактора или сценариста, не ко мне».

Андрей Перцен считает, что атмосфера на проектах иногда складывается не совсем здоровая: «Что касается редакторов, то это чаще всего все те же сценаристы, решившие таким образом оказаться поближе к “кормушке”, войти в штат. Среди них есть как профи, так и приспособленцы, использующие данную им власть не всегда корректно. У некоторых даже получается выстраивать что-то вроде мини-империй “своих” авторов, где личная лояльность значит больше, чем уровень профессионального мастерства. Критика или несогласие с мнением редактора порой воспринимается ими как личное оскорбление, а похвала и лесть – наоборот, резко повышает шансы автора работать на “хлебных” проектах. Если бы существовал профсоюз сценаристов, он мог бы бороться против злоупотребления властью редактором или продюсером по отношению к сценаристу».

Сценарист Андрей Бабик уверен, что авторам нужно начинать с себя, прежде чем высказывать претензии другим участникам процесса: «Спросите каждый сам себя: а за что я могу получить роялти? Сколько моих сериалов продали за границу? Сколько моих полных метров порвали бокс-офисы Украины? А давайте каждый, прежде чем хаять козлов-продюсеров и дебилов-режиссеров, спросит сам себя (только честно): а сам я кто? Хороший ли я сценарист? Насколько я профессионален? Чего я хочу? К чему стремлюсь? Уважаю ли я своих коллег? Безусловно, эти вопросы я часто задаю сам себе и не на все из них отвечаю положительно».

Продюсер, редактор, член Национального союза кинематографистов Украины (НСКУ), глава комиссии НСКУ по предложениям к законодательным инициативам Сергей Галетий считает, что качество сценариев действительно зачастую низкое, но и уровень высказывающей претензии стороны – тоже невысок: «Очень много "шлака", вторичности, неестественности, посредственности, невнятности... и т.д. и т.п. Сценарии непроработаны, зеленые, скороспелые. Но есть одно "но": говорить о том, что авторы "претензий" всегда находятся на высоте, тоже нельзя. Это может быть диалог одной субъективной недалекой и искаженной позиции с другой. Просто у них диспозиции разные, если это "заказчик ― исполнитель". Я бы, например, очень хотел бы, чтобы в пакет подачи кинопроекта на питчинг Госкино входило бы два анализа сценария независимыми скрипт-докторами. И чтобы при этом был механизм обратной связи, чтобы эти скрипт-доктора беспокоились о своей репутации. Это раскрыло бы глаза всем: и автору, и режиссеру, и продюсеру, и очень помогло бы редактору. И в результате у нас бы повысилось качество "на выходе", поскольку “лечение” сценариев осуществлялось бы на самой ранней стадии».

Так кто отвечает за контент?

Российский сценарист Александр Молчанов как-то признал, что продюсеры сериалов в России нацелены не на результат, а на получение финансирования на производство. У нас ситуация, к сожалению, не сильно отличается. С другой стороны, если сериал получил низкую долю телесмотрения, то свой следующий проект продюсер может и не продать каналу. Где в этой сложной системе больших денег и больших рисков находится роль автора сценария? Насколько сценаристы ответственны за порой невысокое качество телеконтента?

Мария Саитова: «Нисколько не ответственны. Качество телеконтента определяет заказчик и больше никто».

Сергей Галетий также уверен, что сценаристы не могут отвечать за невысокое качество телеконтента, потому что не они принимают окончательное решение о съемках: «Совсем не ответственны. Если понимать, что ключевое слово "ответственны", то до "отмашки", создавать контент или не создавать, есть еще как минимум три (а то и больше) ступени в иерархии принятия решений. И есть еще целый пучок факторов, который влияет на "невысокость" качества».

Денис Замрий считает, что сценаристы все-таки ответственны за низкое качество, но это часть порочной системы. «Если копнуть глубже, то легко понять причину. Продюсеры не готовы платить сценаристу столько, чтобы он занимался исключительно одним проектом. Как правило, средний сценарист ведет три-четыре проекта. У меня был максимум – шесть сценариев одновременно. И тут дело не в жадности. Ни один из них я не мог бросить, потому что непонятно, за какой из них вообще заплатят, в любой момент каждый из них мог слететь. Ну, и качество этих сценариев было соответствующее, я не всегда помнил, какой из героев в каком из фильмов у меня участвует. Так что при нормальных условиях, а именно достаточно высоких гонорарах и понимании того, что сценарист защищен и его точно не кинут (чаще всего кидают не по вине продюсера, но от этого не легче), есть некоторое количество авторов, которые могут выдавать качественный продукт. А пока продюсеры платят мало и, по сути, вынуждают сценариста разделить их риск», – объяснил он.

Мыкола Куцик уверен, что сейчас невозможно определить, кто виноват в низком качестве, из-за отсутствия четкого распределения обязанностей участников проекта: «Продюсери, як керівники і менеджери проектів, винні в єдиному – вони не можуть організувати умови для створення якісного проекту. Кожен учасник повинен виконувати саме ту функцію, на яку його найняли. Натомість у нас все відбувається як при підготовці міжфакультетної самодіяльності – всі займаються всім, ніхто не несе відповідальності ні за що. Стосовно сценарію: в Україні немає жодного телепроекту (окрім, можливо, проектів “Кварталу 95”), де б редактори, режисери, продюсери, лінійні продюсери, виконавчі продюсери не вносили б кардинальні зміни в сюжет, діалоги, сценарії на всіх етапах створення проекту. Саме тому вся відповідальність за неякісний контент розмита між усіма учасниками створення цього контенту. Редактор, який вписав хоч букву в сценарій, повинен бути звільнений з посади редактора, або піти автором у сценарну кімнату. Продюсери повинні обрати того сценариста, якому вони 100% довіряють, або піти автором в сценарну кімнату. Режисер телесеріалу повинен найкраще візуалізувати ідею сценариста, а не знімати свою історію».

Кадр из сериала «Владимирская, 15»

Сергей Касторных убежден, что телезрители смотрят то, что заказывают телеканалы, а вовсе не то, что предлагают сценаристы: «Телеканалы сами создают условия, при которых сценарист не является двигателем контента, и навязывают ему собственное видение проектов, драматургии, формы и качества. Более того, как правило, редакторы абсолютно не имеют отношения ни к кинопроизводству, ни к драматургии. На ТВ получают ровно то, что хотят видеть владельцы/управляющие каналов».

Андрей Перцен, продолжая тему, говорит, что сценарист все же не может не ориентироваться на рейтинговые проекты: «Думаю, “виноваты” все, в том числе и зрители, которые формируют спрос на определенные темы. Продюсеры ведь не просто так требуют “попроще”, они основываются на данных исследований. Какой бизнесмен будет работать себе в убыток и продавать товар, который не станут покупать? Сценаристы, не понимающие рынка, стремящиеся идти против него, ведут себя как дети – вот хочет человек удовлетворять свои творческие амбиции, и ему все равно, будут ли это смотреть. Зрелые, “топовые” сценаристы, дающие рейтинги, безусловно, так не думают. Другой вопрос, что вкусы аудитории тоже могут меняться, и их можно формировать, играя на опережение. Подчас слишком осторожная, консервативная позиция продюсеров этому мешает».

Мария Лаврик: «Сценаристы на данном этапе развития рынка в Украине никак не ответственны за качество контента, т.к. являются исполнителями чужой воли – от редакторов до продюсеров, а порою их мам-пап, шоферов и соседей по лестничной клетке».

Дмитрий Лысенко: «Что касается ответственности, то не стоит забывать о том, что кино – коллективное творчество. Сценарист отвечает только за качество сценария. Режиссер – за режиссуру. Оператор – за съемку. Актеры – за игру. И только продюсер отвечает за все. Поэтому я бы не хотел стать продюсером».

Андрей Бабик добавил пессимизма: «Наша ТВ-индустрия создала свой собственный мир с ЦА, которая просто молится на мелодрамы. Создала – и поверила в него. Собственно, мы возвращаемся к “мылу” начала нулевых – "Исцеление любовью", "Кармелита", "Ундина". Как в том анекдоте: хочет мужик стиральную машинку собрать, а у него пулемет получается. При этом все дружно мечтают создать украинскую "Игру престолов"».

***

Удивительно, но сценаристы двух успешных украинских сериалов «Нюхач» и «Останній москаль» заявили, что в Украине нет телевизионной и киноиндустрии. А то, что есть – на уровне самодеятельности, без правил и бизнес-процессов.

Андрей Бабик: «А проблема, на самом деле, только одна: у нас нет ТВ- и киноиндустри. Под “индустрией” я поднимаю функционирующие механизмы создания, съемки и, так сказать, обнародования сериалов, полнометражных фильмов, анимации, документалок и прочего, то есть продукции, привлекательной в художественном и финансовом отношении».

Мыкола Куцик: «Лейтмотив той самий, що і у Андрія Бабика: немає індустрії, немає правил гри, немає логіки прийняття рішень. Виробництво відбувається на рівні міжфакультетської самодіяльності – всі займаються всім, але ніхто ні за що не відповідає. Сценарист сприймаєтсья як єретик і богохульник, якого потрібно нещадно катувати правками і коментарями, поки він не визнає богообраність Продюсера і архистратига його Редактора, увірує в їхню непогрішиму сутність і зречеться законів драматургії, гумору та ублажить своєю покірністю. За це йому буде даровано аванс, що півроку затримували, та запрошення на "шапку"».

Андрей Перцен убежден, что именно не сложившаяся индустрия и создает проблемы сценаристов в Украине: «Отсутствие цивилизованных правил игры на рынке, редакторский беспредел (скорее редакторский, чем продюсерский, потому что последний заинтересован в результатах и несет финансовую ответственность), отсутствие минимальных ставок, типового договора, роялти, каких-либо гарантий уважительного, адекватного отношения со стороны заказчиков, внутренняя разобщенность».

Что скажут по этому поводу продюсеры телеканалов и продакшнов?

Избранная фильмография опрошенных сценаристов:

Мария Лаврик: «Дело врачей», «Отдел 44», «Паровозик Тишка» и др.

Денис Замрий: «Старики-полковники», «Семь дней до свадьбы», «Охота на вервольфа», «ТойХтоПройшовКрізьВогонь», «1943» и др.

Елена Николаевская: «Отдел 44», «Дежурный врач», «Женский доктор», «Реальная мистика» и др.

Алла Сницар: «Чудо по расписанию», «Прости», «Осиное гнездо», «На линии жизни», «Женский день», «Четверг, 12-е», «У Бога свои планы», «Учитель музыки», «Одинокий ангел» и др.

Дмитрий Лысенко, сценарист «Владимирская, 15», «По законам военного времени», «Казаки», «Личное дело» и др.

Сергей Касторных: молодежная комедия #Selfiepary, юмористические проекты Online, «В сети», «Когда мы дома» и др.

Мыкола Куцик: «Останній москаль» (сценарист и автор идеи)

Андрей Бабик: «Нюхач», «Женский доктор», «Дежурный врач», «Склифосовский», «Телефон доверия» и др.

Андрей Перцен: «Поцелуй», «Бессмертник», «Певица», «Не зарекайся» и др.

На фото вверху – эпизод сериала «Слуга народа-2»

На фото в тексте – эпизоды сериалов, снятых по сценариям опрошенных сценаристов

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1579
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop