ПРОЕКТИ
12:50
Вівторок, 31 Січня 2017

Главред канала «Украина» Юрий Сугак: «Молодых журналистов иногда не хватает на длинные дистанции»

Юрий Сугак — один из старожилов «Медиа Группы Украина». На телеканал «Украина» он пришел работать в 1998 году, затем возглавлял телеканал «Донбасс» и «Региональную Медиа Группу», а в сентябре 2014 года вернулся на «Украину», где занял позицию главного редактора. «Детектор медиа» поговорил с ним о теленовостях, организации работы ньюсрума, журналистском образовании, перспективах региональных вещателей и конкуренции с информационными каналами
Главред канала «Украина» Юрий Сугак: «Молодых журналистов иногда не хватает на длинные дистанции»
Главред канала «Украина» Юрий Сугак: «Молодых журналистов иногда не хватает на длинные дистанции»

— Юрий, скажите, пожалуйста, вы главный человек в новостях на телеканале «Украина»?

— На самом деле главных людей больше. У нас есть четыре новостных проекта: «Утренние» — это выпуски в 07:00, 08:00 и 09:00, «Предпрайм» — в 15:00, «Прайм» — в 19:00, «Вечерние новости дня» — в 23:00 и «События недели» по воскресеньям. И у каждого из этих проектов есть свой руководитель. Они тоже главные люди информационного вещания. Есть также руководители международной и региональной редакций, есть главный режиссер.

— За что отвечаете вы?

— За все. Но в нынешнем потоке одному человеку невозможно оперативно отслеживать всю информацию. Поэтому мы периодически встречаемся по срочным вопросам, делимся информацией. И большинство решений мы принимаем коллегиально. Если кто-то выбывает из процесса или же что-то меняется, то все продолжает работать. И вот эти системы замен, контроля и подхватывания очень важны, потому что новости — это конвейер, который не может остановиться.

— Сколько людей работают в вашем ньюсруме?

— Не так давно я был в Лондоне, где посетил несколько каналов — ВВС, Bloomberg, London Live и SkyNews. И вот сижу я в главном офисе ВВС — там работают 6 тыс. человек. И я им говорю: «Я от вас еду в Sky». И слышу в ответ: «О, Sky, круто!» Но когда я приехал в Sky, то увидел в ньюсруме всего 200 человек. Я был поражен. Sky, который столько всего делает на высочайшем уровне, о котором так хорошо отзываются в ВВС — и 200 сотрудников в офисе.

Вот у нас та же история. На сегодняшний день у нас работает около 200 человек, включая всех — режиссеров монтажа, операторов, меня, административного продюсера. Насколько мне известно, у наших конкурентов — крупных каналов — ньюсрумы больше. Конечно, есть нюансы, как считать. Но с точки зрения эффективности мы одни из лучших. Мы стараемся использовать нестандартные решения; нам в помощь и наши региональные каналы, и сайт «Сегодня.ua», и газета «Сегодня». Я думаю, что в текущем году мы продолжим двигаться в направлении повышения отдачи от наших совместных усилий.

— Вы сами выстраивали систему управления информационным потоком канала?

— И да, и нет. Я не хочу себе приписывать лишнее. На протяжении более десяти лет я был руководителем информационного вещания. Но канал в тот момент находился в Донецке. Потом он развивался, стал национальным, еще продолжая вещать из Донецка. И в момент, когда в Киеве уже был построен современный ньюсрум, я передал дела Игорю Золотаревскому. И большинство процессов здесь выстраивали он и его команда. Я же занялся развитием региональных каналов: сначала канала «Донбасс» (Донецк), потом появились 34-й канал (Днепр) и «Сигма» (Мариуполь) (телеканал «Донбасс» Юрий Сугак возглавил в 2009 году, а созданную с нуля «Региональную Медиа Группу» — в 2013 году. — Ред.).

Я действительно верю, что эта ниша очень перспективна. Я видел очень многих вещателей, в том числе специально ездил в Германию на региональные каналы. Они работают очень качественно. В европейских странах местные СМИ часто не менее популярны и влиятельны, чем национальные. В Украине же удивительное непонимание этого… И вот я занялся развитием таких каналов, и в первые два года мне удалось сделать очень многое. «Донбасс» и «Сигма» вышли на самоокупаемость по основным затратам. При этом мы вышли в live, на улицу, и делали то, что должны делать региональные каналы. Я получал настоящий кайф от этой работы, потому что мы могли себе позволить экспериментировать: выносили диваны на улицу, на крышу, вещали оттуда. И по большому счету, у нас не было конкурентов, потому что технически мы очень сильно выигрывали от принадлежности к большой телегруппе: команды всегда были достаточными, «старший брат» всегда мог прикрыть специалистами, консультациями.

К сожалению, события, которые произошли, очень сильно повлияли на нашу работу. Телеканал «Донбасс» потерял часть своей аудитории, лишился родных стен и студий, пережил сложные времена адаптации на новом месте. Но 34-й канал — родной канал днепровцев — за последнее время сильно окреп, готовит качественный новостной продукт и на равных сражается в Днепре прежде всего с национальными каналами: Руслан Пахомов (с 2015 года — гендиректор 34-го канала. — ДМ) значительно нарастил показатели.

— Когда мы с коллегами обсуждали прошлогодний «Телетриумф», то с сожалением отмечали, что в нем год от года повторяются номинанты и практически нет заявок от региональных вещателей. Почему?

— Существует такой тренд, когда региональные каналы, как только выходят на определенный качественный уровень, начинают претендовать на национальный статус.

Сегодня 34-й канал из Днепра, ТВ5 (Запорожье) и «Донбасс» — вот основные заметные региональные игроки.

— А 24-й канал?

— Это нишевый канал, информационный. Он есть в кабельных сетях по всей Украине, и его новости не локальные.

Есть много неплохих местных каналов, сотрудники которых сейчас выходят на нашу «Медиа Мастерскую». Да, мы еще не доехали до них, но я думаю, что когда-нибудь в перспективе это вполне возможно, почему нет?

— «Медиа Мастерская» — это образовательный проект вашей медиагруппы. Расскажите, зачем вы его запустили и в чем его особенность, ведь подобных школ на рынке сейчас много.

— Идея запуска образовательного проекта лежала на поверхности. Да, подобных школ сейчас на рынке много. «Медиа Мастерская» уникальна в первую очередь тем, что является некоммерческим проектом. Минус коммерческих проектов — что человека, который заплатил за курс, вне зависимости от его данных, должны обучить. У него появляются какие-то ожидания, но если нет способностей, то он может затем и не попасть в профессию. У нашей же «Медиа Мастерской» есть возможность отобрать лучших, качественно их обучить и даже трудоустроить.

— Вы же не всех выпускников «Медиа Мастерской» у себя трудоустраиваете?

— Первоначально нашей основной целью было повысить уровень знаний сотрудников внутри канала «Украина». Мы начинали обучение в информационном департаменте, позже круг расширился и мы сформировали целую программу корпоративных мастер-классов, которые дают не только базовые знания, но и доносят сотрудникам суть работы их коллег из других подразделений и департаментов. На мой взгляд, это очень необходимо для правильной и слаженной работы большой компании.

Столкнувшись с нехваткой кадров на рынке и заметив, какие плоды приносят внутренние тренинги, мы взяли на себя ответственность помочь нашей телевизионной сфере и запустили курс для студентов и выпускников вузов. Здесь важную роль играл отбор. Он происходил по разработанной нами системе с четкими требованиями, так как главная задача — выпустить на рынок подготовленных, квалифицированных людей.

Чтобы попасть на зимний курс, который стартовал на этой неделе, все кандидаты выполняли творческое задание, после чего мы отобрали тех, кто успешно прошел конкурс. Первую неделю мы посвятим тренингам, которые читают наши сотрудники (руководители проектов информационного вещания Валентина Левицкая, Ярослава Артюшенко, Алена Цинтила, руководитель «Событий недели» Эдуард Лозовой, режиссер Борис Долина, ведущие Анна Панова, Елена Кот, Олег Панюта и другие). А потом — две недели практики в новостных проектах и «Утро с Украиной»: вместе с нашими группами из ньюсрума они будут выезжать на события, писать сюжеты, снимать сами. Предыдущая группа «Медиа Мастерской» у нас обучалась два месяца, но сейчас мы решили не растягивать курс.

В каждом наборе по 12 мест. В предыдущий набор мы забронировали для выпускников два места на работу в новостях, а взяли троих. А что происходит с теми, кого не взяли? Им будет намного легче устроиться на работу в другие СМИ. Это наш вклад в рынок.

Еще одно направление «Медиа Мастерской» — выездные тренинги, когда наши тренеры выезжают в регионы. Это тоже наша подпитка кадрами, да и нашим региональным каналам тоже нужно обучение, потому что они являются поставщиками контента для нас, а мы — для них.

И третье направление — индивидуальные тренинги: у нас есть курс, например, где мы учим правильно давать интервью и многим уловкам, которые помогают отвечать на самые разные вопросы.

— Какие курсы вы сами преподаете в «Медиа Мастерской»?

— Я взял себе только две темы: эффективный ньюсрум (система взаимодействия, информации, потоков и т. д.) и работа в команде.

Когда мы начинали, то были заточены на то, чтобы подтянуть редактуру и журналистику. Но теперь у нас есть и тренинги для режиссеров монтажа, операторов.

Есть у нас и новые идеи, наработки. Со временем мы не исключаем прихода и авторитетных внешних экспертов из-за рубежа, европейского или мирового уровня.

— Но это будет еще дороже для вас. Сейчас ваша «Медиа Мастерская» обходится вам относительно недорого, потому что вы ее делаете своими силами. А когда нужно будет платить гонорары европейским спикерам, затраты станут другими.

— Мы нашли решение, как сделать так, чтобы для нас приглашение таких спикеров не было дорогим. Провели ряд встреч, чтобы это решить.

— Будете привозить их в партнерстве с кем-то?

— Да.

— Вы по-прежнему не будете продавать участие слушателям курса?

— Нет. Иначе мы разрушим нашу основную идею. И опять же, отсев, который можно позволить себе, когда участие бесплатное, позволяет подобрать слушателей необходимого уровня. А если у нас будет группа, которая понятия не имеет о телевидении? Мы не сможем прочитать ей тот курс, который хотим. Нам вначале придется учить с ними азбуку.

— У вас есть собственный внутренний рейтинг журналистских вузов, факультетов?

— Конечно. Не могу сказать, что это рейтинг, — скорее, опыт. Жизнь показала, с какими вузами у нас сложились хорошие отношения.

Есть вузы, выпускников которых мы берем в первую очередь, потому что им дают более качественные знания. И есть вузы, которые вызывают улыбку, потому что мы понимаем, какое качество дается там. Хотя это не исключает того, что может прийти классный соискатель из некоего вуза, который не в наших приоритетах, — такого человека мы тоже возьмем.

— Недавно мы составляли рейтинг лучших факультетов журналистики. На первом месте среди магистерских программ в нем оказалась Школа журналистики львовского УКУ. То есть это не столичный вуз. Насколько тесно вы сотрудничаете с вузами из регионов?

— Я думаю, мы придем к тому, что сможем брать на обучение в «Медиа Мастерскую» выпускников из других городов.

На самом деле, сильный человек пробьется к нам даже из регионов. Это бывает часто. В чем преимущества работы с нашими региональными каналами? Мы можем удовлетворить амбиции журналистов, но им не нужно переезжать. Мы даем им знания, возможность обучения. А самое главное: они могут делать сюжеты для национального канала — для новостей и «Утра с Украиной». То есть возможности группы мы также используем для того, чтобы ребята могли себя показать.

— Какая, по вашим ощущениям, сейчас самая дефицитная специальность для работы телевизионного ньюсрума? Кого особенно трудно найти?

— Операторов готовят в ограниченном количестве. Но при этом в  большинстве случаев хорошими операторами становятся те, кто начинают сами много работать, пробуют, постоянно учатся. Так что с операторами на рынке все хорошо — можно выбрать и обучить. Режиссеров монтажа тоже достаточно. С редактурой-журналистикой — понятно. Как становятся руководителями, тоже ясно: приходят в журналистику, перерастают, учатся менеджменту. А вот можно ли научить продюсированию? Не знаю. Мне кажется, что продюсером надо быть сразу, эта работа предполагает определенные черты характера плюс навыки. Также никто не обучает телевизионных аналитиков, ими становятся в процессе работы. Это очень редкая профессия: анализ телесмотрения, ожиданий.

— Вы согласны с тем, что новостная журналистика — все-таки профессия преимущественно молодых?

— Посмотрите на меня! Я опровергаю это всем своим видом (смеется. — ДМ).

— Но вы руководитель. А что можно сказать о тех, кто работает «в полях»?

— Валя Левицкая сейчас стала руководителем, но до этого она все время была журналистом и могла какое-то время еще продолжать. А Валентина Доброта? А Андрей Цаплиенко? И многие другие. С другой стороны, мне не нравится повальная тенденция среди всей молодежи после одного-двух лет работы сказать: «Я уже все знаю, все умею». Иногда их не хватает на длинные дистанции. Мне кажется, что журналистика — настолько интересная работа, что никогда не может надоесть. Но ее надо любить. Да, наверное, костяк всегда будет моложе, потому что нужно быть везде — и под солнцем, и в холод, и в морозы, и на мусорках, и в саркофаге. Действительно, это сложная работа: нужно писать на коленке, быстро начитывать, всегда хорошо выглядеть и так далее. Кстати, в Европе ньюсрумы старше, чем у нас.

— Я недавно стала свидетелем профессиональной дискуссии о том, почему молодежь приходит в журналистику, но спустя какое-то время уходит из профессии — например, в пиар…

— Есть такое. Возможно, в обществе пиарщик считается более престижной профессией. Но в моем понимании журналистика престижна. Хотя ее и ругают все — и власть, и граждане.

— На конференции по журналистскому образованию, которую мы организовали прошлой осенью, Валентина Левицкая озвучивала тезис, похожий на ваш: она жаловалась, что молодые журналисты через год-два работы уже ожидают, что станут редакторами или ведущими. Есть в этой среде какие-то завышенные ожидания?

— Да, это поголовная болезнь: все хотят быть ведущими. Мне в Facebook ежедневно пишут в среднем по десять человек: «Хочу быть ведущим». Причем вне зависимости от того, где они работают. К сожалению, люди имеют ложное представление о том, кто такой ведущий и что для этого нужно уметь.

В какой момент вы видите, что человек может работать ведущим? Сколько вам нужно с ним поработать или понаблюдать за его работой?

— Тут нет однозначного ответа. Бывает, что человек пришел и за несколько месяцев отлично себя показал. А бывает, человеку нужно «обкататься», ему в силу характера или еще чего-то нужно дольше учиться.

Многое еще зависит от того, какой образ у человека, что он умеет, как его воспримет зритель.

Вы же и сами были ведущим?

— Да, долгое время, лет десять. Вел «События».

Вам больше нравилась работа ведущего или руководителя информационной службы? Это же две разные карьеры. Они могут быть продолжением друг друга, но ведь это разная работа?

— Просто была другая ситуация. Мы все занимались множеством задач. Я все виды работ проверил на собственном опыте: когда ты сам себе руководитель, сам же выпускающий, сам все написал и сам прочел. Да, в тот момент мне нравился этот драйв. Но если быть до конца честным, то сегодня быть и руководителем, и выпускающим, и ведущим уже бы не получилось. Каждая из этих работ требует много времени, и совместить их уже невозможно.

Спустя какое-то время я почувствовал кайф от продюсирования. И поэтому, когда у меня спрашивают, хочу ли я вернуться в кадр, я спокойно отвечаю: «Нет». А раньше бы ответил: «Ну конечно, да».

— Во время нашей конференции по образованию мы в который раз убедились, что академические круги и медиаиндустрия живут в параллельных мирах. Как их соединить? Как сделать наше образование лучше? От кого должна исходить эта инициатива? Участники конференции сошлись во мнении, что она должна идти от вузов. Насколько я знаю, у StarLightMedia есть другая идея — чтобы инициатива исходила от индустрии (хотя там речь идет больше о подготовке кадров для кинематографа). Есть ли у вас такие амбиции — менять образовательную отрасль? Или ваша «Медиа Мастерская» — небольшой проект, с помощью которого вы закрываете свои задачи и пока на более масштабные процессы не смотрите?

— Менять отрасль — это очень глобально сказано.

На мой взгляд, процесс должен быть двусторонним, инициатива должна исходить как от вузов, так и от индустрии.

Возможно, начать нужно с преподавателей, которые бы этот мостик с индустрией и образовали.

— Тогда такой вопрос. И у вас, и у «1+1 медиа», и у StarLightMedia, и у Inter Media Group, и у Film.ua Group есть свои школы или внутренние программы обучения. Не лучше ли было бы объединить ваши усилия и сделать одну большую образовательную инициативу?

— Любая идея может иметь место, почему нет? Вопрос не в самой идее, тут нужен диалог, и не только он. Должна возникнуть потребность, желание у ряда игроков сделать это вместе.

— В начале нашего разговора мы затронули тему того, как развивалась ваша медиагруппа и ваша карьера в ней. Давайте поговорим и о том, как менялся рынок. Повлиял ли на вашу работу практически одномоментный запуск нескольких специализированных информационных каналов? «112 Украина», NewsOne, «Еспресо», «Громадське телебачення» стартовали примерно в одно время. Изменилось ли что-то в работе вашей информационной службы с их появлением и конкурируете ли вы с их новостями?

— Мы отличаемся. Есть каналы «большой шестерки», есть нишевые. Информационные каналы — нишевые. Доля таких каналов имеет определенный предел по смотрению, то есть они работают в рамках своей аудитории. Бывают всплески, бывают падения, но я сейчас говорю в среднем. Безусловно, они усилили конкуренцию. В чем преимущество информационных каналов? Благодаря тому, что у них такое количество эфиров, они могут мгновенно выдать новость. А мы должны дождаться своего часа, и только тогда ее озвучить. Но у нас есть другие преимущества — региональные журналисты и наличие собственных корпунктов в самых важных точках мира.

В плане скорости сбора информации, ее подачи мы отслеживаем работу информационных каналов. И видим интересные идеи. Среди них есть пару каналов, которые с профессиональной точки зрения выполняют свою работу очень хорошо.

— Есть вероятность, что примут закон о 75 % ведения телепрограмм на украинском языке. Вам нужно будет к нему готовиться?

— У нас ежедневно выходят шесть выпусков новостей: в 07:00, 08:00, 09:00, 15:00, 19:00 и 23:00. Пять из них — на украинском языке, и только один на русском. Если будет требование сделать все выпуски на украинском языке, нам это будет сделать несложно.

— Ваши съемочные группы работают на оккупированных территориях?

— Нет.

— В журналистском сообществе много лет усиленно обсуждают необходимость соблюдения стандартов информационной журналистики. Но дело почему-то плохо движется: мониторинги, в том числе и те, которые проводит наша организация, регулярно выявляют нарушения, а каналы регулярно на них не реагируют…

— Я считаю, что стандарты не нужно обсуждать, стандарты нужно выполнять. Ведь они-то как раз и не меняются.

Фото: Виталий Носач

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
4881
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop