ПРОЕКТИ
15:00
Субота, 16 Липня 2016

Ткаченко и Созановский: 95 % денег и рейтингов собирают коммерческие фильмы и сериалы

Руководители «1+1 медиа» и Film.ua Group — о том, как продвигать истории и монетизировать их, куда молодому кинематографисту нести свои работы, есть ли надежда поднять уровень кинообразования в Украине и что ждет индустрию в целом
Ткаченко и Созановский: 95 % денег и рейтингов собирают коммерческие фильмы и сериалы
Ткаченко и Созановский: 95 % денег и рейтингов собирают коммерческие фильмы и сериалы

13 июля в Fedoriv Hub состоялась публичная дискуссия с генеральным директором «1+1 медиа» Александром Ткаченко и сооснователем Film.ua Group Сергеем Созановским, посвященная их совместному проекту — фестивалю «Де кіно», который пройдет 23–24 сентября в Киеве.

В своем вступительном слове Александр Ткаченко акцентировал внимание на том, что в нынешнее время роль платформ, с помощью которых зрители получают информацию, стала второстепенной, сегодня контент — превыше всего, независимо от того, каким образом он попадает к потребителям. Именно поэтому одна из номинаций на будущем фестивале «Де кіно» — «Веб-эпизод» — стала самой востребованной, и большинство из 80 уже поданных на конкурс работ относятся к этой категории.

«У кого есть хороший контент, тот король горы. И если ты понятен и популярен в вебе, твоя аудитория — весь мир», — подчеркнул гендиректор «1+1 медиа». Он также продемонстрировал присутствующим ролики из YouTube, которые за считанные дни набирали десятки миллионы просмотров, и это свидетельствует о том, что снимать успешное кино, сериалы и видеоролики можно самостоятельно — для этого не нужны какие-то особенные условия или средства, если у вас есть хорошая история.

Сергей Созановский добавил, что добиться успеха очень сложно даже с хорошей историей, если вы работаете в одиночку: «Успех придет к тому, кто будет пробовать. Но кинорынок в Украине очень непростой, тут важна копродукция. Нужно находить те формы, при которых конечный продукт будет интересен многим игрокам индустрии — и государству, и продакшн-компаниям, и маленьким независимым студиям, которые могут приходить с новыми нестандартными идеями».

Как продвигать истории и монетизировать их, куда молодому кинематографисту нести свои работы и от кого ждать поддержки, есть ли надежда поднять уровень кинообразования в Украине и что ждет индустрию в целом — вот основные вопросы, которые задавали спикерам участники дискуссии. Ответы на них — в прямой речи Александра Ткаченко и Сергея Созановского.

Вы принимали участие в разработке нового законопроекта о кино (№ 3081-д. — ДМ). Какой вы видите архитектуру этой индустрии в будущем и какое место в ней вы бы уделяли независимым игрокам — конкурировали бы с ними или сотрудничали?

Александр Ткаченко: Вчера (12 июля. — ДМ) должен был приниматься во втором чтении закон про кинематографию, но, к сожалению, никаких голосов не только этому законопроекту, но и другим не нашлось. Очень надеемся, что осенью законопроект все-таки будет принят. Мы, игроки индустрии, потратили много времени в течение последнего года, встречаясь с разными официальными лицами, объясняя им преимущества этого законопроекта, привлекали разные международные аудиторские компании. И главный смысл этого документа состоит в том, чтобы создать платформу для развития киноиндустрии в Украине: речь идет не только о помощи государства с точки зрения финансирования, а о принятых во всех цивилизованных странах рибейтах — если сюда приезжает работать иностранная кинокомпания и инвестирует в украинскую индустрию деньги, ей возвращается определенный процент от государства. Это откроет возможность для украинских производителей на нашей территории делать совместные проекты с иностранными коллегами.

Сергей Созановский: Многие европейские страны ведут активную конкуренцию за процент рибейта — в этом году Великобритания увеличила его с 20 % до 30 %. Казалось бы, то количество продукта, который там снимается, должно обеспечить хорошую жизнь продюсеру, но нет. Рибейты введены на Мальте, в Венгрии, Румынии, Болгарии, Грузии, Чехии и прочих странах. Введение системы рибейтов и закона о господдержке — те факторы, которые позволят маленькому ребенку — украинскому кино — встать на ноги и заговорить.

Если бы закон был принят в этом году, то уже в следующем первые два национальных фильма перешагнули бы планку в миллион долларов в прокате, а через два-три года таких картин было бы пять или шесть. Это не выдумки или ожидания, а тот тренд, который проходит по всем основным ключевым кинотеатральным территориям в Европе, где еженедельно в топах присутствует не менее одного, а то и двух национальных фильмов.

А. Т.: Что касается независимых производителей, то мы работаем на таком маленьком рынке и так скованы в своих возможностях, что вынуждены объединяться. Мы должны привыкнуть к тому, что место маленького независимого продюсера, который хочет одновременно быть на разных платформах, иметь хорошую промокампанию, быть услышанным, использовать только свой талант, ограничено. Только объединившись с такими же продюсерами, дистрибьюторами, медиакомпаниями, платформами, сегодня можно достичь результата. Наступило время кооперации.

В Украине существует большая проблема с кадрами — КНУКТ имени Карпенко-Карого не справляется с воспитанием нужного количества режиссеров, актеров, операторов. Не планируете ли вы, как представители отрасли, нуждающиеся в таких кадрах, создать совместную киношколу?

А. Т.: Советская школа кинематографии подарила миру огромное количество талантливых режиссеров, актеров, сценаристов. Но вспомните, какое количество фильмов и сериалов она производила. Количество продуктов, которое сегодня производится для разных платформ, несопоставимо с тем количеством, поэтому и талантов, начиная от технического состава и заканчивая авторами, нужно многократно больше. И проблема заключается не только в том, что мы сейчас делаем первые шаги в наших школах — важно, чтобы они не просто формально объединились, а превратились в независимый востребованный институт высшего уровня.

Этот вопрос просто так не решается, хотя желание такое есть.

С. С.: Мы ведем переговоры с одной американской киношной школой и одной европейской. Если эти переговоры увенчаются успехом, объединившись, мы сможем предложить рынку то, о чем вы спрашиваете.

В советское время существовала система целевого набора, когда театр финансировал обучение студентов, чтобы потом забрать их к себе на работу. Не возникало ли у вас таких идей — отправить несколько студентов за границу, чтобы они там научились и вернулись к вам?

А. Т.: Как отправим — так они там и останутся.

На самом деле мы привозим в Украину людей, которые читают мастер-классы, это очень полезная практика, которая позволяет использовать опыт уже развитых рынков нам на благо.

С. С.: Пора товарищам с Грушевского принимать закон, потому что лучшей практики, чем присутствовать в течение 20–30 дней на площадке у крупного американского или европейского режиссера, нет.

В этом году мы беседовали с ректором КНУКТ имени Карпенко-Карого о введении специальности «аниматор». В лучшем случае, к концу 2017 года в справочник профессий введут такое название, а чтобы курс запустился, нужно не менее 30 человек, и это не госзаказ, а контрактное обучение.

Мы пятый год выплачиваем именные стипендии Film.ua студентам этого института, после чего даем возможность снять свои дипломные работы на базе нашего оборудования. С этого года мы занялись продвижением проектов, снятых студентами, на различного рода фестивалях, в том числе на Short Film Corner в рамках Каннского кинофестиваля. Но этого мало. Нужны индустриальные изменения.

Какая тема доминирует в тех работах, которые присылают на фестиваль «Де кіно»? Что сейчас наиболее актуально для режиссеров, которые принимают участие в кинофестивалях?

С. С.: Самый востребованный жанр — комедия. Это тоже большой показатель — несмотря на то, что страна находится в непростых условиях, людям хочется комедии, легкого и веселого. И, по-моему, это прекрасно. Это не означает, что у участников конкурса нет остросоциальных тем, связанных с войной, но это признак здоровья.

А. Т.: Комедия — это самый сложный, самый уникальный жанр, очень требовательный и потенциально самый привлекательный с точки зрения экономики в том числе.

Недавно проходил фестиваль «Відкрита ніч», там как раз основной темой была война. Ваш фестиваль конкурирует с ним? И почему вы как руководители коммерческих компаний интересуетесь именно коротким метром, ищете себе персонал? Потому что кино на телефон — это некоммерческое кино.

А. Т.: «1+1 медиа» два года была партнером «Відкритої ночі», но у каждого фестиваля формируется свое культурное пространство — у этого фестиваля тоже своя удивительная атмосфера, это преимущественно студенческие работы и как площадка он уникален тем, что существует многие годы, открывает возможности, таланты.

Мы же подходим к нашему проекту с индустриальной, коммерческой точки зрения. Нам интересно видеть тех людей, которые способны рождать идеи и самостоятельно воплощать их в жизнь — в первую очередь это возможно в коротком метре. И мы понимаем, что уже на этом этапе мы можем начать работу с людьми, которые смогут себя проявить. В этом наш конкретный интерес.

С. С.: Главный режиссер «Нюхача» никогда до этого сериалы не снимал, занимался телепроектами. Он пришел со своей идеей, историей, сценарием, видением — и удивил. И сейчас фильм продан на другие территории. Но двигает маховик мирового кино именно коммерческое — не будь его, вряд ли кино как таковое существовало бы.

А куда он (будущий главный режиссер «Нюхача». — ДМ) пришел?

С. С.: К нам на Закревского, 22 можно попробовать прийти. Не факт, что получится, но шансы точно есть.

А. Т.: Кирилловская, 23. Шансов зайти в эти помещения что на Троещине, что на Подоле существует масса. У нас есть креативные продюсеры, у меня есть e-mail, есть огромное количество контактов, которые позволяют не пройти мимо.

Истории о том, что вашу талантливую работу не услышали и не увидели — интересные, но до поры до времени. Если это действительно интересная и талантливая работа, пусть не сегодня и не завтра, но она точно будет востребована. Я знаю мало случаев, чтобы талант не пробивал себе дорогу, даже если он не знает адреса на Троещине или на Подоле.

Вы говорите, что фильм начинается с истории. Как организована работа сценаристов в Украине, есть ли гильдия сценаристов, есть ли ридеры, которые отбирают работы? Куда нести свои истории, чтобы они стали доступны для зрителя?

С. С.: Сценарная отрасль, как и кино, переживает процесс становления и взросления. Насколько мне известно, гильдия сценаристов никак не формализована, есть несколько активистов, которые говорят об объединении. Очень часто продюсеры жалуются, что все у нас в стране научились делать — и с картинкой, и со спецэффектами, но истории нет. Может быть, плохо ищем, может, не всегда в состоянии найти общий язык со сценаристом. Я думаю, что это болезнь роста. Продюсеры должны быть более настойчивы в поисках идей, перерастающих в сценарии, и сценаристы должны более жестко и четко о себе заявлять, не бояться. Мы находимся в ежедневном поиске человека, который будет в состоянии написать простую, понятную историю с хорошими диалогами.

А. Т.: В Украине есть большое количество авторов, которые писали для России и сейчас работают на украинских производителей и телеканалы. Проблема только в том, что такой же культуры индустриального производства телесериалов, которая есть в России, Польше или Турции, у нас пока нет. Прайм-тайм в любой развитой многонациональной стране занят отечественным контентом, нигде вы не найдете на ведущих телеканалах материалы соседней или более дальней зарубежной страны. У них существует целая школа людей, которые умеют писать коллективно, с помощью иностранных консультантов, как угодно.

Мы для себя в «1+1» открыли пласт украинских авторов, которые написали достаточное количество художественных произведений, авторов книг. Мы начали активно работать в этой плоскости — выкупили права на «Століття Якова» (Владимира Лиса. — ДМ), начали работу над романом Василия Шкляра «Черный ворон». И есть еще проекты, которые находятся в разработке.

Сегодня день рождения Олега Сенцова. Было бы прекрасно, если бы вы показали на своем телеканале его фильмы. Или то же нашумевшее «Племя» Слабошпицкого. Почему канал «1+1» их не показывает?

А. Т.: «Племя» мы транслировали в эфире, и Слабошпицкий даже делал скриншот, чтобы показывать потомкам, что на украинском телеканале был этот фильм.

С. С.: Мы стараемся ломать ту систему, которая существует в Госкино при проведении питчингов, нам удалось в прошлом году ввести в экспертную комиссию представителей индустрии, прокатчиков. Мы стараемся менять систему.

Если говорить о «Племени», то есть разное кино. Не стоит забывать, что телевидение или прокат — это коммерческая история. А есть кино фестивальное, которое должно прославлять страну, собирать призы, победоносно шествовать по всему миру. 95 % денег в кинотеатрах собирает коммерческое кино и 95 % рейтингов на телевидении собирают коммерческие сериалы. Так устроен мир.

Что вы думаете о VR-технологиях? Интересно ли вам заниматься производством такого контента?

А. Т.: Мы используем эти технологии в простой документальной съемке, в новостях.

С. С.: VR-технологиям — быть. Мы пробовали поработать с ними в разных жанрах, пробовали снимать экстрим, музыку, бекстейджи полнометражных фильмов. Пока еще не все получается, очень сложная технология, особенно если речь о постановочных роликах, а не просто документальной съемке. И у мира пока нет ответа на вопрос, как все это монетизировать.

На нашу территорию зашел Netflix, идет Amazon. Это дает новый толчок отрасли — еще один способ монетизации, развития творческих кадров. Планируете ли вы работать в этом направлении?

А. Т.: Netflix подписывают не только из-за «Карточного домика», которого изначально не было, а и потому, что это кладезь большого количества продукции мейджоров. Тут с правами не все так просто, потому что каждая территория имеет свой режим прав. И прежде чем Netflix станет востребован тут, пройдет определенное количество времени.

Да, есть продюсеры, которые сейчас работают с Netflix и снимают проекты исключительно для него, все права выкуплены. Но все течет и меняется. И разговоры о том, что Warner Brothers, например, может купить Apple, серьезно заставляют задуматься о том, что будет дальше. А что если Facebook захочет купить Paramount? Или Google захочет купить 20th Century Fox? Это кардинально изменит все наше представление о том, что такое контент и как он распространяется.

Поэтому сегодня вопрос Netflix на территории России, Украины и Польши не особо актуален.

С. С.: Аналог Netflix в Украине — компания Megogo. Полтора года назад мы предложили ей снять совместный проект и поделить расходы пополам. Пока не сняли ничего. Так бывает. Может, мы не договорились на творческой почве, может, что-то еще произошло, но здесь нужно желание всех сторон.

Мы достаточно много экспериментируем с диджитал-контентом, который не планируем продвигать на конкретный телевизионный канал или в прокат. Пока это работа в стол, но что-то, может быть, выстрелит.

Украинское кино есть, его берут на мировые кинофестивали. Но как сделать так, чтобы оно было интересным в Украине? Когда продюсер сможет проснуться от звонка представителей отечественного телеканала с предложением показывать его кино в эфире? И какой производственный бюджет должен быть у украинского прокатного фильма, чтобы он окупился в отечественном прокате?

А. Т.: Если вы обратитесь к нам с этими проектами, мы дадим вам фидбек. Мы достаточно активно просматриваем все проекты, которые к нам приходят, и всегда ищем то, что может быть достойным внимания зрителя.

Наши попытки просчитать проект, который стоит 3–4 млн грн., даже если есть отличный сценарий и неожиданный подход, показали, что в лучшем случае он соберет от 1,5 до 2 млн грн. в прокате. Опять же — нужно объединяться, другой возможности нет.

С. С.: Я сторонник того, чтобы делать кино, которое зарабатывает не только на локальном прокате, но и собирает деньги на других территориях — европейских, американских, азиатских и так далее.

Если мы сейчас начнем считать бюджеты, которые должны окупиться в отечественном прокате, то это будет смешная сумма. И мы сразу вспомним о количестве кинотеатров в Украине, о плохой дистрибуции, о недостаточном промо и так далее. Давайте сделаем хорошее, крепкое кино, не очень дорогое, и попытаемся с ним заработать по всему миру.

Какие проекты за последнее время вас действительно впечатлили и удивили, стали открытием?

С. С.: Мультик — «Зоотрополис», сериал — третий сезон «Карточного домика», полный метр — «Сикарио».

А. Т.: «Зоотрополис» — невероятно успешный проект, произведенный за $75 млн, — собрал в прокате больше $1 млрд. При этом для Disney это двойная победа, потому что проект делал не Pixar, а их собственная студия.

«Карточный домик» — и первый, и второй, и третий сезоны.

В полнометражных фильмах меня привлекают художественная ценность и настоящий смысл. Фильмы, которые способны собрать в прокате большое количество денег, вызывают во мне уважение и восхищение. Я говорю не о «Капитане Америка» или «Людях Х», а о проектах типа «Аватара».

Фото — с фейсбук-страницы «Де кіно»

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1784
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop