ПРОЕКТИ
12:51 / 23 Серпня 2017
17:00
Вівторок, 31 Травня 2016

Ксения Бугримова о сериалити «Киев днем и ночью»: «Мы хотели сделать проект, который будет популяризовать страну»

Режиссер ТО канала СТБ - о «Киеве днем и ночью», работе с немецкими форматчиками, особенностях жанра сериалити, дебютном игровом фильме и о том, почему она не поехала представлять его в Каннах
Ксения Бугримова о сериалити «Киев днем и ночью»: «Мы хотели сделать проект, который будет популяризовать страну»
Ксения Бугримова о сериалити «Киев днем и ночью»: «Мы хотели сделать проект, который будет популяризовать страну»

В прошлую пятницу, 27 мая, на Новом канале вышла финальная серия первого сезона молодежного сериалити «Киев днем и ночью».

Проект, основанный на немецком формате Berlin – Tag&Nacht, объединяющем сериал и реалити, стартовал в украинском эфире 8 марта этого года. В центре сюжета – пятеро молодых людей, которые приехали покорять столицу, каждый со своей мечтой и собственными способами ее достижения. Еще одним главным героем сериалити является сам город с его культурой, ритмом и правилами.

Производством «Киев днем и ночью», второй сезон которого выйдет на Новом канале осенью этого года, занимается ТО канала СТБ под руководством режиссера Ксении Бугримовой. «Детектор медиа» поговорил с Ксенией не только об особенностях жанра сериалити и его шансах на успех у украинского зрителя, но и о ее дебютном игровом короткометражном фильме «Зерно», представленном в этом году в специальной программе Short Film Corner на 69-м Каннском кинофестивале.

Ксения, как возникла идея снимать сериалити, учитывая, что предыдущие попытки создать подобный проект в Украине (например, «Каста» телеканала ТЕТ) были не самыми удачными? Почему вы как руководитель ТО пошли на такой риск?

– «Кто не рискует – тот не пьет шампанское», а шампанское я очень люблю.

А если серьезно, я всегда старалась делать то, чего в Украине еще не делали. На мой взгляд, все, что ранее выходило под названием «сериалити», таковым не являлось, кроме «Касты» разве что. Но я такой человек: если мне говорят, что это риск, что никто этого еще не делал, а те, кто пытались, погорели – этого достаточно, чтобы я сорвалась и побежала работать.

Жанр сериалити для меня был логической ступенькой, потому что в реалити-шоу я уже сказала все, что могла, и дальше нужно было делать все то же самое, просто каждый раз повышать градус интриги. Мне в какой-то момент захотелось другого развития, иначе год за годом я бы находилась в этой нише и носила бы звание режиссера самых романтических проектов страны, и все. Я свернула в сторону. Хотела делать сериалы, причем обязательно в рамках нашего медиахолдинга StarLightMedia, который я искренне люблю; но не сложилось в связи с войной и ситуацией в стране – те сценарии, которые у нас лежат, предполагают потратить больше денег на съемки, чем мы сейчас можем. Соответственно, было принято решение двигаться в рамках другого жанра, и поженить реалити и сериал оказалось очень интересной идеей.

В производстве сериалов есть много ограничений: по времени, по визуальным методам, которыми можно пользоваться; чтобы рассказать историю, нужно все время экономить средства. А реалити – это живые люди и эмоции, живое мясо, кровь, которая хлещет по экрану, когда ты раздираешь людям вены. Это очень заводит, к этому легко привыкнуть. Люди, которые работают с жанром реалити, вампиры – нам все время нужна живая кровь, человеческие эмоции, переживания, страдание, счастье.

В «Киеве днем и ночью» как раз живые люди, не актеры, у них нет прописанных диалогов. Мы долго интервьюируем их на кастингах, и потом их историю пускаем в канву, и они, оказываясь в знакомых обстоятельствах, дают крутую реальную эмоцию. При этом у нас все равно есть некая модель работы в сериалах – мы снимаем определенным образом, но все равно это реальная обстановка, реальные люди, реальные квартиры, свет.

Почему именно Berlin – Tag&Nacht? И почему для Нового канала?

– Проект изначально задумывался именно для Нового канала, с которым мы давно сотрудничаем. Генеральный директор Владимир Локотко, программный директор Людмила Семчук и генеральный продюсер Сергей Евдокимов давно поглядывали на этот жанр – это было опасно, но очень желанно. Berlin – Tag&Nacht хорошо зарекомендовал себя в Европе, хотя адаптации в других странах популярности не имели. Мне кажется, потому что, покупая формат, создатели шоу повторяли все до мелочей, не адаптируя – имена, профессии, сюжетные линии, даже героев находили похожих. По сути, они просто делали копию, это было не натурально и не пользовалось успехом.

Мне пришлось долго объяснять немецкому форматчику, что в каждой стране есть свои успешные и неуспешные профессии, есть свои герои и антигерои. Что в Украине другие реалии, иная культура, ценности, люди. И мы сделали все по-своему.

Руководство Нового канал считает, что это может стать такой круглогодичной площадкой, определенным брендом. Было бы здорово, чтобы проект во втором сезоне стал еще успешнее, чем в первом, тогда, возможно, будем снимать спин-оффы – «Одесса днем и ночью», «Львов днем и ночью».

Как выбирался слот?

– Вопрос не ко мне, но нам очень комфортно в этом времени («Киев днем и ночью» выходил в эфир в 22:00 со вторника по пятницу. – ДМ), потому что мы более свободны в том, что можем показать. Мы не выводим на экран жесть-жесть (хотя у каждого свой уровень жести), но это и не подростковые розовые сопли.

Присутствовали ли немецкие представители на съемках украинской адаптации? Какие рекомендации, отзывы поступают от них сейчас?

– Они приезжали на этапе кастингов. Нашему консультанту Феликсу очень понравились герои, были крайне позитивные эпитеты. Я показала ему отрывки из украинских популярных сериалов – телеканалов «Украина», «1+1» и других, – развлекательных шоу, рассказала, какие персонажи нравятся нашему зрителю, кто стал национальным героем после разнообразных ТВ-проектов, чтобы Феликс лучше понял, каков спрос у зрителя. Он остался доволен и героями «Киев днем и ночь», и сюжетными линиями, в которые мы их поместили.

Что касается рекомендаций, то форматчики очень просили сделать максимально простые истории, чтобы герои не были впутаны в какие-то детективные вещи, а ссорились за бутерброд, грубо говоря. Мы эти рекомендации оставили, но у наших ребят оказалась очень интересная личная жизнь, так что сюжет закручен и значительно глубже, чем предполагалось.

Чем еще украинская версия отличается от немецкого шоу?

– Мы изменили практически все. У нас другие герои, другие типажи. Осталось то, что ребята приехали в большой город и пытаются устроить свою жизнь. На этом мы закончили брать линии у оригинальной версии. Потому что если в немецком сериалити главная героиня, татуировщица, приносит домой свиную кожу, чтобы на ней тренироваться, а ребята съедают ее на завтрак, из-за чего возникает скандал – это история не про нас, у нас другие проблемы. Мы два разных народа, и у нас совершенно разный уровень жизни. Их сериалити о том, что люди не хотят работать, а хотят наслаждаться жизнью каждый день. Наши ребята мечтают и хотят что-то сделать, не всегда понимают как – кто-то ищет возможности, у кого-то получается интуитивно. Но посмотрите, что сейчас происходит в Украине, какое количество стартапов, когда молодые и зеленые пытаются что-то сделать, чтобы добиться успеха.

Мы очень долго выбирали форму подачи, какие-то приемы. Добавили закадровый голос (актер Константин Войтенко. – ДМ), очень долго прописывали, каким он должен быть, с какой интонацией разговаривать со зрителем. Этого в оригинальной версии тоже нет.

Это, кстати, очень удачный ход. Диктор воспринимается как еще один важный герой. Кто пишет для него текст?

– Это наша находка – Сергей Мельник, который будет в этом году креативным продюсером проекта. Он очень долго работал над подводками, и ему, мне кажется, крайне обидно, когда сейчас зрители пишут, что Костя Войтенко очень круто шутит. Все обороты речи, меткие комментарии, современный молодежный сленг, своевременные анекдоты и шутки – заслуга Сергея.

В чем вы видите востребованность такого сериалити в Украине? Почему именно сейчас? Какова цель проекта для вас лично?

– Мы хотели сделать проект, который будет популяризовать страну. Очень много молодых творческих людей уезжают из Украины навсегда, кто куда. На мой взгляд, это катастрофа. И у нас на телевидении мало проектов, которые бы говорили не о похудении или вокале, а о стране. Потому что в ней можно жить – да, по-разному, не всегда ромашки, но здесь можно строить свою мечту, работать, влюбляться. Эти постоянные месседжи мы каждый раз даем в начале и в конце эпизода. И по капельке в развлекательной манере говорим со зрителем о надежде, о стремлении, о каких-то фундаментальных вещах, продвигаем свою философию.

Кроме того, в какой еще столице мира посреди города есть лес, например, как у нас Труханов остров? Ты выходишь, выезжаешь на велосипеде, видишь птиц, сосны, потрясающую природу, невероятные закаты, это дорогого стоит. К тому же Киев – намного безопасней, чем большинство других столиц.

Я очень люблю этот город. Здесь с точки зрения парков, прогулок, спортивных площадок – идеальное место, чтобы растить детей.

«Киев днем и ночью» отличается активностью в соцсетях более 140 тысяч подписчиков в группе в ВК и 104 тысячи – в Инстаграме. Каждый день появляются посты от героев, видеоролики, акции и конкурсы для поклонников. Это тоже перенято с немецкой версии?

– У нас две площадки – телевидение и интернет, и мы планируем снимать отдельный контент для интернета, где зритель может видеть реальную жизнь героев, которая не вошла в кадр.

У немцев это не в таком масштабе. У них есть очень популярная страничка в Фейсбуке, где выкладываются фото и видео, но нет такой активной социальной жизни вне кадра. Нам показалось, что герои должны отдавать себе отчет, что они не звезды, а ребята из соседней квартиры. Ведь они не борются за приз, не пытаются выиграть соревнование, у них нет денежного интереса – они просто живут, решают проблемы, переживают, влюбляются, там жизнь кипит, и мы показываем ее в соцсетях.

Поговорим о моральной стороне. Не боитесь ли вы, что молодежный проект, в котором показаны эротические сцены, мат, интимная связь школьницы с учителем, употребление легких наркотиков, проституция и беспринципность в достижении личных целей, может оказать неправильное влияние на подростков, которые составляют целевую аудиторию «Киева днем и ночью»? Как насчет негативных отзывов по этой причине?

– Я не боялась резко негативных отзывов, потому что большое количество людей, включая и моралистов, ругаются матом, занимаются сексом и хоть раз в жизни курили травку. Это происходит, это часть жизни, и молодежь этим живет. Я не имею в виду, что это хорошо, но так есть.

Главное – те ребята в «Киеве днем и ночью», которые ведут себя безобразно, в итоге попадают в неприятности. У нас есть четкая мораль – не делайте так, чтобы не случилось беды. Мы старались создавать такие ситуации, чтобы зритель мог сделать правильные выводы. Мы таким образом рассказываем историю, чтобы она не поучала в широком смысле, но в развлекательной манере могла объяснить, что такое хорошо и что такое плохо.

Насколько легко негативным персонажам (назовем их так) показывать свои не самые лучшие черты характера на всю страну? Ведь некоторые из них уже известны в Украине по другим шоу.

– Сюжетные линии в «Киеве днем и ночью» – это наша история, которую мы можем предложить, но эти ситуации точно случались в жизни героев. Мы берем у них большое четырехчасовое интервью и вплетаем их собственный опыт в сценарий. Поэтому они не играют заданную роль, они не актеры и не смогли бы выдать ту эмоцию, которой не существует у них внутри. Когда люди приходят на кастинг и пытаются быть кем-то другим, ничего не выходит. Их органика в том, что поведение, которое они демонстрируют в сериалити, для них приемлемо. Это касается и отрицательных персонажей. Это не значит, что они плохие люди, которые не могут любить и сопереживать.

Что касается Артура Логая (участник пятого сезона шоу «Х-Фактор». – ДМ), то мы были знакомы еще до его участия в проекте. Я задавала ему вопрос, понимает ли он, какой это риск – показать свою темную сторону, и он ответил, что это счастье, когда нет никаких ограничений и ожиданий, не нужно ничего из себя строить. Это не значит, что у него только эта темная сторона, просто мы показываем именно ее в контексте определенных событий, и он так проявлялся в своей жизни ранее.

Сериалити – очень гибкий жанр. Меняли ли вы кардинально сценарий прямо в процессе съемок?

– Да, меняли. Некоторые события случаются спонтанно. Например, одна из главных героинь решила уехать из страны, и нам было очень сложно, пришлось прорабатывать дополнительные сюжетные линии, добавлять новых героев.

Мне кажется, что съемочная группа делает просто колоссальную работу, потому что они пишут невероятный драматургический материал, но при этом основываются на реальных живых людях. Это трудно, потому что в человеке заложено так много всего, и мы должны узнать о наших героях все, включая сексуальные предпочтения. Нам это для кадра, возможно, не понадобится, но это позволяет и режиссерам, и сценаристам не поставить человека в такую ситуацию, в которой он будет чувствовать себя странно, которая будет ему непонятна. Зритель видит только часть айсберга, а у нас есть еще большая подводная часть, которая необходима для того, чтобы развивать героев.

Сколько съемочных групп работает? Сколько человек задействовано в производстве в целом?

– Над проектом работает около 70 человек. Три съемочные группы, мы снимаем отдельно линии разных героев.

Есть ли какие-то особенности операторской съемки такого формата?

– Владимир Локотко просил нас снимать некрасиво (смеется. – ДМ), хотя у нас очень профессиональные операторы. Но мы реально репетировали, как сделать так, чтобы это было с тряской, но при этом не укачивало, чтобы было ощущение неподготовленной съемки, иногда мы даже операторам не говорили, что дальше будет происходить на съемочной площадке.

Мой любимый оператор Сергей Ревуцкий, с которым я работаю долгие годы, начиная с первого сезона «Холостяка», считал, что это неамбициозная задача – просто снимать все вокруг. Но на самом деле наоборот – нужно выстроить свет так, чтобы не было ни одного прибора, и при этом картинка не была бы браком. Операторы сталкиваются со многими подобными трудностями, при этом к ним есть требование сделать не так качественно, как они привыкли.

Единственное, что должно быть очень красивым, это город.

Саундтрек «Киева днем и ночью» полностью состоит из современной украинской музыки. Кто ее подбирает?

– У нас была задача – использовать только украинскую музыку. Я никогда не подозревала, что существует такое количество крутейших отечественных команд. Но есть нюанс – все их песни примерно в одинаковой тональности, в этом есть сложность для нас: когда нужно сделать драматическую сцену или подчеркнуть какие-то моменты, очень мало групп, которые могут прямо в точку попасть. Но мне кажется, это вопрос времени.

Наш главный режиссер монтажа Макс Лысенко – музыкальный супервайзер проекта, это он находит безумное количество альтернативных рок-бэндов, ребят из разных городов, которые записывают музыку у себя дома, они неизвестны, их нет в телевизоре.

Сам Макс, вдохновившись этим проектом, создал собственную группу CardioMachine, и мы взяли его трек в финальную серию.

Съемки в конкретных барах, ресторанах, на фестивалях – это продакт плейсмент или, наоборот, вы платите им за возможность пользоваться локациями, потому что формат подразумевает популяризацию заведений города?

– Да, мы договариваемся с заведениями сами, в этом суть проекта – популяризовать разные места столицы, рассказать о городе, чтобы в нем был свой ритм, узнаваемые заведения, чтобы люди из других городов могли приехать и сходить туда. Это не продакт плейсмент, в Украине с ним вообще печально, к сожалению.

Когда мы снимали в других странах, тот же «Холостяк», то легко договаривались с ресторанами, вся Европа так работает, им это интересно и ничего не стоит. Здесь же, к сожалению, почти все заведения просят денег. Хотя у нас есть и друзья, которые идут навстречу и позволяют съемку без проблем.

Сейчас очень многие молодые дизайнеры предлагают одежду, нашим героям присылали в подарок вещи, в которых они приходили на съемки. Но это не продакт плейсмент в чистом виде, просто такая круговая порука, поддержка людей. Я за то, чтобы малый бизнес развивался.

Насколько съемка сериалити дорогой/дешевый процесс по сравнению с производством других ТВ-шоу («Холостяк», «Герои и любовники»)? Сколько стоил формат?

– По сравнению с реалити-шоу, которые я создавала раньше, это вообще практически бесплатно. Смотря с чем сравнивать – немного дороже, чем студийные проекты, но гораздо дешевле, чем сериалы.

Вопрос о суммах и о целесообразности покупки формата – не ко мне, а к Новому каналу.

Довольны ли вы и руководство Нового канала рейтингами?

– Я не могу сказать, что мы очень мощно выстрелили, мы долго набирали аудиторию, и форматчики предупреждали нас, что первые 40 серий обычно идут в ноль, во всех странах, включая Германию. Зритель не понимает, что такое сериалити, его это раздражает какое-то время, и он не может сформировать свое мнение. Но потом потихоньку втягивается.

Я знаю, что для больших революционных вещей нужно время. Когда мы снимали «Холостяка», первый эпизод взял долю 6%, никто вообще не понял, что это за проект, и только с шестой серии мы начали набирать обороты, а в финале получили долю 48%, и ее до сих пор никто победить не может.

Нужно время для того, чтобы сделать что-то иное в рамках страны.

Смотрели ли «Киев днем и ночью» ваши друзья, семья? Критиковали ли? Давали ли рекомендации?

– Смотрели. Муж – фанат. Я брала его на кастинги, ему сразу понравилась главная героиня Оксана, попросил меня ее не испортить.

Папа не смотрел, ждал, когда будут готовы все эпизоды. А мама видела все серии, узнавала у меня подробности, задавала вопросы. Племянник, которому 17 лет и который входит в целевую аудиторию проекта, смотрел с друзьями, тоже очень живо отзывается, комментирует.

Есть ли ажиотаж на кастинге второго сезона?

– У нас нет такого кастинга, как на форматных проектах. Он происходит постоянно, в течение года. И когда появляется какой-то интересный герой, мы вплетаем его сразу, продумываем, как плавно поместить в историю. В этом ценность проекта, ведь можно было бы все прописать до мельчайших деталей, но мне неинтересно так работать, я более интуитивный человек.

Во втором сезоне останутся прежние герои или будут полностью новые?

– Будут старые герои с новым витком жизненных событий. Но появится, например, героиня, о которой шла речь весь первый сезон, это была большая интрига, так что должно получиться очень интересно.

Думали ли вы о том, сколько еще сезонов «Киева днем и ночью» готовы снять?

– Не думала. Мне пока интересно этим заниматься, потому что поставлены очень амбициозные задачи, потому что это живой продукт, который не стоит на месте.

***

Ваш дебютный игровой короткометражный фильм «Зерно» об отношениях между мужчиной и женщиной был представлен в рамках специальной программы Short Film Corner на Каннском кинофестивале в этом месяце. Как появилась идея картины? Расскажите о ней.

– Я не подавалась в конкурсную программу Каннского кинофестиваля, потому что там существует лимит по хронометражу – 15 минут. Наш фильм длится 23 минуты. Чтобы войти в конкурс, мне нужно было бы вырезать более восьми минут, и картина лишилась бы того, что в ней есть. Я убрала несколько сцен, но не могла больше вырезать ни кадра.

Идея родилась в результате внутреннего питчинга. Владимир Бородянскийенеральный директор СТБ, руководитель группы StarLightMedia. – ДМ) поставил задачу: создать проект про любовь и Львов. Мы с Талой Онищук разработали сценарий полнометражной драмы и вошли с ним в топ-7 работ-победителей. В итоге Владимир Владимирович, отсмотрев все предложения, попросил меня снять «Зерно» по сценарию Ольги Хавжу. Мы его немного доработали – добавили больше города, расставили несколько другие акценты, переписали некоторые сцены, сделали более цельную историю. И сняли кино.

Самая большая сложность этого фильма в том, что он без слов. Нужно было сделать так, чтобы не было переигрывания, ощущения немого театра. Оправданное молчание дается непросто. В остальном работа была легкой – очень много поддержки от единомышленников, к тому же все из съемочной группы относились к фильму с огромной любовью, и в этом большая заслуга продюсера Елены Дерюгиной.

Я получила хорошие отзывы после украинской премьеры в кинотеатре «Оскар» в рамках Каннского вечера. Я дико волновалась, бегала между тремя залами, в которых шли параллельные показы, слушала реакцию людей. Оказалось, разные залы смеются на разных моментах, это очень странно и интересно.

Будет ли фильм представлен широкой аудитории?

– Всеукраинского проката не было и пока не будет, потому что мы планируем возить «Зерно» на фестивали. Как раз сейчас изучаем, как это все происходит – какие требования у кинофестивалей, какие есть отклики, что говорят байеры, дистрибьюторы, как происходят взаимоотношения между всеми и прочее.

Надеетесь ли вы на награды на кинофестивалях?

– Не секрет, что на фестивалях хорошо идет жесткая социалка – дурдомы, слезы, дети, подростковый секс и так далее. Мы могли просчитать эту тенденцию, рассказать какую-нибудь честную историю, происходящую в Украине, и точно что-то выиграли бы, но нам очень не хотелось идти по этому пути. Мы стремились показать, что можем снимать красивое достойное жанровое кино, которое понятно каждому человеку на планете даже без слов, не спекулируя при этом на каких-то острых темах.

Почему вы не поехали в этом году в Канны?

– Мы с Талой Онищук и Ольгой Вагановой снимали социальный ролик о диссидентах, и день открытия Каннского кинофестиваля я провела в тюрьме. Очень обидно не ездить на бал, когда ты это заслужил, но есть и другая важная работа, я это понимаю. А Канны еще будут в моей жизни.

Что для вас как профессионального режиссера в приоритете – телевизионное или кинопроизводство?

– Не могу дать ответа на этот вопрос. Точно могу сказать, что не хочу больше снимать реалити. Я очень уважаю те проекты, которые сейчас создаются на СТБ и на других каналах, но это уже не мое кино, не мой бизнес. Мне интересно, что происходит в сериалити, потому что это новое и живое, и когда начнут плодиться другие подобные проекты в этой стране, трудно сказать, захочется ли мне продолжать.

Что касается кино, то это легче технологически – ты получаешь ровно то, что надумал, результат зависит только от тебя, от того, как ты подготовился к съемкам. Но если вдруг что-то не получается, сцена не рождается, не находит отклика у актеров – это больно. И у меня была ситуация, когда я просто рыдала: очень плотный график съемок, усталость, а сцена все никак не удавалась – мне физически сложно было прийти на следующий день на площадку. Я поняла, что такое творческие муки, хотя раньше считала, что это блажь. Теперь знаю четко – делать кино мне будет больно и во второй раз. Но где больно, там приятно. Такое вот изощренное удовольствие. Так что решусь еще раз – 100%.

Фото – Алексей Темченко

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
13427
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop