ПРОЕКТИ
20:50
Середа, 17 Травня 2017

Молитва – чужая, а кино – наше. В Киеве презентовали новый фильм Ахтема Сеитаблаева

Почему стоит посмотреть фильм «Чужая молитва» и постараться не ругать его
Молитва – чужая, а кино – наше. В Киеве презентовали новый фильм Ахтема Сеитаблаева
Молитва – чужая, а кино – наше. В Киеве презентовали новый фильм Ахтема Сеитаблаева

«Мы хотели снять фильм, камерный изнутри, но большой внешне», — признался Ахтем Сеитаблаев на пресс-конференции, посвященной выходу его нового фильма «Чужая молитва».

На вопросы журналистов он отвечал хоть и сбивчиво, немного путаясь в словах, но подчеркнуто на украинском языке. Застопорился на слове «великий» в значении «большой» — режиссеру явно не хотелось озвучивать этот невольный межъязыковой омограф, говоря о собственной картине. Тем более что некоторые журналисты в зале были настроены довольно враждебно по отношению к происходившему на экране и происходящему на пресс-конференции. Отсюда — и бесконечная самоцензура участников пресс-конференции: продюсера Иванны Дядюры, директора кинопрокатной компании «Вольга Украина» Вероники Ясинской, исполнительницы главной роли Лилии Яценко и актера Себастьяна Антона, сыгравшего одного из главных негативных персонажей.

Директор кинопрокатной компании «Вольга Украина» Вероника Ясинская (справа) призналась, что не смогла абстрагироваться и посмотреть картину "как профессионал, как дистрибьютор" - ее очень "зацепил" фильм

В какой-то момент Сеитаблаев все-таки не выдержал — съязвил: «Уж извините, не буду хаять собственный фильм». Такое болезненное отношение к негативным выпадам в адрес картины, которая еще даже не вышла в прокат, вполне понятно. «Чужая молитва» — может быть, тысячу раз «датский фильм», премьера которого состоится 18 мая — в День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа. И, конечно, у многих в голове обязательно возникнет слово «госзаказ», с его уже закрепленным негативным подтекстом. Но, согласитесь, при всем при этом было бы странно заподозрить, что картину о подвиге крымской татарки во время Второй мировой войны крымский татарин Ахтем Сеитаблаев снимал не «по любви», а из-за «политического запроса на тему».

«Чужая молитва» — драма, основанная на реальных событиях. Главная героиня ленты — девушка Сайде Арифова, воспитательница Бахчисарайского детского дома, которая во время нацистской оккупации времен Второй мировой войны укрывала от захватчиков еврейских детей, выдавая их за крымских татар.

На пресс-конференции обещал быть глава Госкино Филипп Ильенко. Но он так и не приехал.

История создания картины началась с телевизионного сюжета — Иванна Дядюра услышала, как очень пожилая женщина в эфире рассказывала свою историю в надежде через столько лет найти детей, которых когда-то спасла от смерти. Оказалось, что Сайде — крымскотатарская праведница мира, на счету которой 88 спасенных жизней детей-евреев. После освобождения Крыма от нацистских захватчиков советскими войсками она, как и большинство крымских татар, была выслана в Узбекистан. И даже в этот момент ей снова пришлось думать не о себе, а о спасенных от нацистов детях – выдать НКВД их настоящие метрики, в которых значилось, что они – евреи, и не должны быть депортированы.

«Мы бежали за машиной и кричали: "Мы — татары! Это наша мама!"» — говорит в кадре фильма «Чужая молитва» актер Шмуэль Ацмон-Вирцер. Он исполнил одну из главных ролей — еврея Ицхака, который на закате своих дней решает рассказать историю его героической спасительницы Сайде. В современной израильской больнице, где герой вспоминает былое, его прилежно и внимательно слушает сотрудник «Яд ва-Шем» — мемориального комплекса истории Холокоста. Его роль исполняет не кто иной, как сам режиссер картины Ахтем Сеитаблаев. Основная история подается через флэшбек: короткие комментарии пожилого Ицхака только иногда прерывают разворачивающуюся в кадре историю, где он — маленький еврейский мальчик (в исполнении юного артиста Вениамина Прибуры), который ищет спасения для себя и других детей. Прием, безусловно, не новый и даже немного наивный.

Да и вообще, если постараться, создателей картины легко обвинить в этой самой наивности, даже предсказуемости. Вот Сайде в исполнении Лилии Яценко отрезает монетки с фески, чтобы купить хлеба воспитанникам. Конечно, понятно, что в какой-то момент нам покажут, как на головном уборе, с которого кормились дети, не останется ни одной. А вот сцена, в которой героиня учит детей-евреев мусульманской молитве, она — центральная, смыслообразующая. Так что кадры, в которых малыши перед лицом полицая эту молитву читают, чтобы доказать, что они — не евреи, нас не застанут врасплох. И да, конечно, и смысл названия картины после этого понятен. А что уж говорить о параллелях с современной украинской действительностью: когда «главный нацист фильма» в исполнении Андриана Цвикера произносит вполне «захватнический» монолог о Крыме — исконно немецкой земле — над лужей, которая очертаниями напоминает карту современной Украины. После этого Сеитаблаев во время пресс-конференции мог даже не акцентировать внимание на таких параллелях.

Но все же, если перестать сравнивать Андриана Цвикера в кадре с Кристофом Вальцем в фильме Тарантино «Бесславные ублюдки», если не думать о «госзаказах», если отбросить снобистские мысли о том, что все это «где-то уже было», можно увидеть… Увидеть трогательную сцену, в которой Сайде учит еврейских девочек танцевать татарские танцы, и еврейские мальчики старательно копируют все движения и оттого становятся невероятно смешными. Увидеть прекрасный момент, в котором штандартенфюрер, весь фильм пытавшийся найти оставшихся в городе евреев, перед самым отъездом из Крыма замечает в руках «татарской» маленькой девочки куклу, какую видел в укрытии бежавших евреев, но едет дальше. Увидеть, как на самом деле тонко, без лишнего пафоса, исполнены актерами очень пафосные по своей сути сцены. Увидеть отличные актерские работы детей в кадре — что для нашего кино пока что редкость. И в конце концов увидеть, с какой любовью и трепетностью «Чужая молитва» снята.

Ахтем Сеитаблаев подчеркнул, что работал над картиной ради молодого поколения — именно молодым людям предстоит переосмыслить историю страны, повлиять на ее будущее. А еще подметил, что в украинской истории, переосмысленной в искусстве, давно не было героев, как будто на козаках они и закончились. И вот как раз теперь, возможно, эти новые герои наконец-то рождаются. С учетом того, что Сеитаблаев снял «Чемпионов из подворотни», «Хайтарму» и недавно закончил работать над «Киборгами», он знает, о чем говорит. И хорошо, что эти самые новые украинские герои в кино рождаются в любви.

Фото: Павел Шевчук, пресс-служба Госкино Украины

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1587
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop