ПРОЕКТИ
19:25
Четвер, 7 Квітня 2016

Дмитрий Гнап: «Для президента воюющей страны использование офшоров – совершенно ненормальная практика»

Морально-этические претензии к президенту от журналистов-расследователей
Дмитрий Гнап: «Для президента воюющей страны использование офшоров – совершенно ненормальная практика»
Дмитрий Гнап: «Для президента воюющей страны использование офшоров – совершенно ненормальная практика»

Расследование журналистов «Слідство.Info» Дмитрия Гнапа и Анны Бабинец «Двойная жизнь президента» об офшорах Порошенко стало поводом для широкой дискуссии, в том числе о журналистских стандартах. Редакционный совет «Громадського ТБ» обсуждал материал на своем заседании и пришел к выводу, что стиль и использование архивных кадров событий в Иловайске отвлекают зрителя от расследования. Многие журналисты, в частности Отар Довженко и Наталья Лигачева, выразили мнение, что материал можно назвать манипулятивным, к такому же выводу пришло и издание «Тексты», подробно проанализировав сюжет «Слідства.Info». Анна Бабинец в комментарии «MediaSapiens» высказала свою позицию, а «ДМ» обратился за комментарии к Дмитрию Гнапу.  

- Довольны ли вы результатами вашего с Анной Бабинец и Владом Лавровым расследования об офшорах Порошенко?

- Доволен. Во-первых, потому что началась дискуссия по серьезным для Президента Украины и вообще всего общества темам, прежде всего - о совмещении бизнес-активности главы государства с его непосредственной деятельностью. Во-вторых, началась дискуссия о том, плохи или хороши офшоры для Украины в целом. Если даже президент не верит в украинское законодательство, украинскую налоговую и правовую систему, а ищет возможности защитить свои активы за рубежом, то что делать всем остальным? Почему он не пользуется своей законодательной силой и не меняет правила игры? Когда они будут изменены? Что можно и нельзя президенту Украины, и когда он начнет исполнять свои обещания?

- Согласны ли вы с решением редакционного совета «Громадського ТБ» о том, что в вашем расследовании были использованы излишне эмоциональные приемы?

- Редакционный совет «Громадського ТБ» определил, что материал соответствует журналистским стандартам и нарушений нет. Его можно было сделать лучше, или можно было сделать по-другому – но это вопрос стиля, вкуса и личной позиции журналиста. Но мы ничего не переврали и ничего не придумали. Касательно подачи материала, эмоций, параллелей – да, я признаю, что это было спорно. Но такая работа у журналиста – творческая, в том числе. Мы не просто собираем факты и как компьютерная программа выдаем набор данных; мы еще должны показать своей аудитории контекст, объяснить, как эти события связаны с их жизнью – и в прямом, и в переносном смысле, как оказалось. В целом я согласен с позицией совета, тем более, что мы честно пришли и аргументировали то, почему материал был сделан именно таким образом.

Читайте також

- После вашего расследования появилось очень много материалов, среди которых были и те, в которых утверждалось, что создание офшора – естественный процесс перед продажей компании. И тем самым Порошенко просто пытался выполнить свои обещания.

- Естественный для кого? Для Саши Януковича, Юры Иванющенко, для Рината Ахметова или Дмитрия Фирташа? Да, конечно, для них это вполне естественно – для крупного украинского бизнеса, который не чужд использованию государственного ресурса, в том числе, бюджета, в своих целях. Ни один из украинских крупных бизнесменов также не чужд минимизации налогов – и для них это естественно. Все они не Цукерберги и не Стивы Джобсы, ни один из них не пришел и не создал свой бизнес из ничего. Даже фабрики Петра Алексеевича были построены в Советском Союзе и приватизированы очень сомнительным путем – и те, кто говорят, что президент построил свой бизнес с нуля, говорят полную чушь. У него только треть или даже четверть производственных мощностей построена, основу же составляют уже существовавшие советские производства. Поэтому для украинского крупного бизнеса, к которому граждане Украины, в том числе журналисты, имеют много претензий – для них это нормальная практика. Но для президента, который должен быть образцом патриотизма, образцом жертвенности в воюющей стране, я думаю, использование офшоров – совершено ненормальная практика.

- Вы предъявляете ему морально-этические претензии?

- Совершенно верно. Нам говорят: «Вы предъявите Президенту юридические претензии!» Дело в том, что Януковичу тоже было сложно предъявить юридические претензии, потому что он спрятал свое Межигорье через систему подставных компаний, цепочка которых заканчивалась Лихтенштейнским трастом. Какие ему можно было предъявить претензии, если он говорил: «Это все – не мое? Хотите – обращайтесь в прокуратуру, в суд – туда направляйте свои претензии». Но для Януковича вся история закончилась тем, что его именно за политические, моральные претензии вышвырнули из страны. Хотя перед бегством он успел еще много жизней загубить. Пока в Украине нет нормальной независимой и эффективной юридической системы, системы правоохранительных органов, судебной власти - говорить о юридических претензиях к Президенту совершенно бессмысленно. А морально-этические претензии могут быть покруче, чем юридические, и с более тяжелыми последствиями.

- Вы написали в блоге, что вам не все равно, о чем думает Президент во время самой страшной военной катастрофы независимой Украины. У вас есть уверенность в том, что он лично занимался оформлением офшора – а не толпа юристов, которые обслуживают его компанию?

- То есть толпа юристов без спросу взяла его паспорт и пошла регистрировать офшорную компанию? Та же толпа подписала договор, взяла факсимиле его подписи и тем самым купила по номиналу тысячу акций на Виргинских островах – вы это хотите сказать?

- Хочу сказать, что достаточно двух минут для того, чтобы сказать своему юрисконсульту «Подготовь компанию к продаже», а дальше заниматься своими государственными делами.

- Совершенно верно – он ставил задачи. Но для того, чтобы создать офшорную компанию, тем более с такой сложной цепочкой, недостаточно двух минут. На это нужно выделять какое-то время: может быть, десять минут в день, может быть, полчаса. Но эти десять-пятнадцать минут президента в те страшные дни войны на Донбассе были ценны для Украины, украинского общества и украинских солдат.

Конечно, он сам не бегал с платежками и копиями документов – но он контролировал процесс, потому что мы знаем склонность президента к гиперконтролю. И на это нужно время. Я говорил, конечно, что безопасность страны, в том числе, была его приоритетом в тот момент. Но далее по списку, в этом перечне важных дел, шла еще и бизнес-задача. Хотя мы надеялись, что у него не будет никакого списка приоритетов, что у него будет только один пункт в те дни, летом и осенью 2014 года – защита страны.

- Какой фактчекинг проходил этот материал?

- Поскольку он – часть международного расследования, то материал подвергся тщательному фактчекингу, принятому в зарубежных редакциях. Они проверяют все, начиная от системы украинского права и принципов, заложенных в конституции Украины, заканчивая адресами и фамилиями людей. Материал готовился не один месяц, и выходил сразу в нескольких изданиях: его публиковал OCCRP, и там проходил жесткий фактчекинг, а еще две редакции - Süddeutsche Zeitung и The Guardian – делали собственные расследования на эту тему, но мы знаем, что у них материалы тоже проходили свой очень жесткий контроль.

Фото: Детектор медіа

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2358
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop