ПРОЕКТИ
14:30
Четвер, 5 Квітня 2018

Будь «женщиной» или умри. По следам #этонеповодубить

Почему убийство, совершенное российским студентом, срезонировало в том числе и в Украине.
Будь «женщиной» или умри. По следам #этонеповодубить
Будь «женщиной» или умри. По следам #этонеповодубить

В ночь на 22 января третьекурсник одного из московских вузов Артем Исхаков убил 19-летнюю сожительницу Татьяну Страхову, свою бывшую девушку, с которой продолжал снимать квартиру совместно. Мотивом для убийства стала ревность и неразделенные чувства: сообщается, что парень подкараулил жертву под домом, задушил, затем несколько раз изнасиловал уже мертвую девушку. Он подробно описал содеянное на своей странице «Вконтакте», а после — покончил с собой. Исхаков ранее посещал психиатра, который выписывал парню медикаментозное лечение.

Что пошло не так

Позже ряд российских СМИ опубликовал фотографии убитой с ее личных профилей в соцсетях. Она выставляла откровенные селфи в нижнем белье. История получила новый виток: так жертва этого убийства оказалась «сама виновата» в том, что с ней жестоко расправились. Мол, провоцировала парня такими фото и «довела своим безразличием». Этой фразой начали манипулировать российские СМИ, вынося ее в заголовки своих публикаций.

Интернет-сообщество обвинило убитую Страхову в том, что она не отвечала Исхакову взаимностью, и это еще один пример того, как легко искривляется реальность.

Конечно, девушка и не должна была обязательно отвечать ему взаимностью — вполне допустимо, что парень просто был не в ее вкусе, не нравился ей, не вызывал симпатии или сексуального влечения. Виной всему — укоренившиеся стереотипы о том, что женщина «должна» и чего «не должна». Ну, например, «должна выйти замуж до двадцати пяти», иначе потом «замуж никто не возьмет», а если не возьмет, значит, жизнь не состоялась. Так, будто для женщины высшее благо — это как раз таки выйти замуж, а больше ни о чем не стоит мечтать.

Многие «блюстители общественной морали» ошибочно считают, что если девушка стала жертвой изнасилования или получала непристойные предложения от мужчин, значит, она «сама виновата» — носит слишком короткие юбки, делает броский макияж, выбирает слишком яркую помаду и тому подобное. На самом же деле жертвами изнасилования часто становятся девушки в спортивных костюмах или домашней одежде без макияжа. Этим оправдываются изнасилования, издевки и харрасмент, которым нет никакого оправдания.

Общественный резонанс

История со Страховой вызвала волнения в социальных сетях. Первый пост в поддержку жертвы сделала блогерша из Минска Анастасия, в инстаграме которой очень много откровенных снимков. Ее пост набрал более 4,6 тыс. отметок «Нравится».

Анастасия дала несколько интервью, где рассказала, почему она отреагировала на этот трагический инцидент. Девушка говорила о несправедливости в восприятии «обнаженки» обществом: мужчина в трусах — это просто мужчина в трусах, женщина в трусах — почти всегда объект для осуждения и критики.

Вслед за ней десятки девушек стали выкладывать свои обнаженные, откровенные фото с хэштэгом #этонеповодубить. Хэштэг быстро вышел в топы Твиттера и Инстаграма.

В том числе, и в украинском сегменте.

Об этой истории написали также украинские СМИ.

В Фейсбуке подняли публикацию на одном из украинских сайтов, сделанную еще в 2013-м, где детально объясняется, что такое «френдзона» и почему девушка не обязательно должна отвечать взаимностью мужчинам.

Однако и этот флешмоб подвергся критике «диванных экспертов» в Фейсбуке. Например, многие начали писать, что девушки, выкладывающие такие фото, лишь пытаются поймать волну «хайпа», обратить на себя внимание, что им больше нечем заняться.

А некоторые даже отметили, что среди всех фотографий в рамках этого флешмоба особо «не на что посмотреть». Так, будто бы это делалось для того, чтобы мужская аудитория смогла насладиться наилучшими формами со всего интернета.

О чем это говорит? Как раз о том, что как бы ни старались участницы и участники флешмоба обратить внимание общественности на эту вечную проблему — отношение к женщине как к исключительно сексуальному объекту, пока получается плохо.

К сожалению, всегда  найдется тот, кто искренне уверен: раз девушка обнажилась, значит, она «шлюха».

«Шлюха», «легко доступная», «проститутка» — слова, которые часто используют как оскорбительные, чтобы подчеркнуть, что женщина якобы ведет себя «неподобающе». Например, у нее было много сексуальных партнеров или сразу несколько в настоящий момент времени. Или она носит мини и высокие каблуки. На самом же деле все это — очень относительно, категории «много» и «мало» в разных сообществах измеряются разными цифрами, а в крупном мегаполисе среди продвинутой современной молодежи уже давно не считается «непристойным» то, что где-нибудь в сельской глубинке — аморально и непотребно. Например, оральный секс.

Не первый случай

За годы независимости в Украине неоднократно происходили трагические инциденты, когда женщины подвергались жесточайшему насилию. Однако в то время, когда эти инциденты имели место, украинское общество еще не было готово реагировать так, как сейчас. Социальные сети только начали набирать популярность, о флешмобах в сети, наверное, никто толком и не слышал, а большинство женщин, которые переживали насилие по отношению к себе, предпочитали молчать об этом, ведь это все было задолго до #metoo.

Среди самых громких — случай Оксаны Макар, который потряс всю Украину. В 2012-м 18-летняя жительница Николаева Оксана Макар в местном кафе «Рыбка» познакомилась с молодыми мужчинами, которые предложили продолжить знакомство дома у их друга. Там ей предложили секс, но девушка отказалась. Выпив слишком много, она отключилась. Трое парней воспользовались этим состоянием, изнасиловали  девушку, затем попытались задушить, а после, в уверенности, что Макар уже мертва, решили избавиться от трупа. Они вывезли Макар в подвал недостроенной больницы, прикрыли наволочками и подожгли. Тогда девушке удалось выжить: ее нашел случайный прохожий и вызвал милицию. Однако через несколько дней Макар скончалась в больнице от несовместимых с жизнью травм.

Несмотря на огромный общественный резонанс и то, что насильники получили серьезные тюремные сроки за содеянное, Оксана Макар, как и недавно россиянка Страхова, подверглась осуждениям. В сети, на ТВ и в газетах обсуждали ее прошлое, обвиняли в том, что Макар якобы очень рано начала спать с мужчинами и иногда занималась сексом за деньги, да и вообще выросла в неблагополучной семье. Все это затем использовали в качестве аргументов для риторики в стиле «самавиновата»: мол, чего еще ожидать от девушки, которая так себя вела? О чем она думала, когда пошла в гости к неизвестным парням? Как это она отказалась от секса с ними? Но ничто из вышеперечисленного не может быть оправдать поведение трех мужчин, изнасиловавших Макар и пытавшихся ее убить.

В том же году, в том же городе Николаеве от рук насильника пострадала еще одна молодая девушка — 18-летняя Александра Попова. История тоже началась в кафе, где отдыхала Попова с подругой, когда к ней обратилась за помощью посторонняя девушка. Та встряла в конфликт со своим любовником и его женой. Попова попала «под горячую руку» — нетрезвый мужчина зверски избил ее, пытался проломить ей череп, раздел ниже пояса и бросил за гаражами. Девушка выжила, но получила очень тяжелые травмы и проходила длительную реабилитацию.

Третья, не менее громкая история — Врадиевка. И опять Николаевская область. Там спустя год после предыдущих историй двое милиционеров и таксист вывезли в лес местную продавщицу Ирину Крашкову, которая возвращалась поздно вечером домой после дискотеки. Они также проломили ей череп, порвали лицо, изнасиловали, сняли с жертвы драгоценности и оставили в лесопосадке. Как и в случае с Макар, насильники не предполагали, что Крашковой удастся выжить, доползти до местной мельницы и попросить помощи. Конечно, и в этой истории при желании можно найти аргументы, что Крашкова в какой-то мере была «самавиновата»: нечего ходить по улицам ночью одной. Но и это — не оправдание.

Когда общество будет готово

Главное, что объединяет все эти истории, — отношение к женщинам. Женщин продолжают воспринимать как сексуальный объект, обнаженное тело — как автоматический призыв к сексу. Жена, жаждущая развода с мужем, может стать жертвой на почве ревности, хотя причиной для развода совсем не обязательно будет другой мужчина. Девушка, которая ушла в клуб провести время с подругами, по возвращению выслушает от бойфренда претензии. Женщина, идущая вдоль дороги в темное время суток — это словно сигнал к тому, чтобы возле нее останавливались машины и предлагали «подвезти».

Чтобы отношение к женщинам действительно изменилось, важно говорить об этом публично. В активную работу должны включаться медиа, цель которых — не погоня за очередным скандалом, а помощь героине. Желтая пресса и ток-шоу, которые превращаются в шумные громкие обсуждения с критикой и общественными порицаниями, лишь отталкивают потенциальных героев. На смену им должны прийти издания и телеканалы, которые готовы без купюр рассказать о жизни обычных людей, о проблемах, с которыми сталкиваются все, независимо от ранга и статуса — и бизнесвумен, в подчинении которых целые корпорации, и простые продавщицы из сигаретного ларька на задворках спального района. Важно дать понять, что говорить о своих проблемах — не стыдно. Называть имена обидчиков — необходимо, чтобы те понесли заслуженное наказание. СМИ же должны стать в этом надежным союзником.

Фото: Instagram

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1103
Переглядів
Коментарі
Людмила
21:42 / 05 Квітня 2018
Люди! Ну вы, когда что-то пишите, хоть проверяйте!!! И от себя - для красного словца - добавлять не надо!!!! Вот в случае с Макар - какая "недостроенная больница"???? В том недострое НИКОГДА не планировали размещать больницу... Какие "наволочки"?????? Вы там были и вместе с преступниками "прикрывали" ими тело??? Это, может, и не отразится на смысле статьи, но доверие к автору ох как подорвет...
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
Ми — люди
21 Квітня 2018
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop