ПРОЕКТИ
09:00
Понеділок, 24 Липня 2017

81 враждебная ошибка

Основной результат девятимесячного мониторинга запорожских медиа на предмет языка вражды: 45% выявленных кейсов, в которых присутствовал язык вражды, касался украино-российских отношений.
81 враждебная ошибка
81 враждебная ошибка

Безусловный плюс в том, что призывы к насилию, отождествление всего российского народа с агрессией против Украины встречались лишь отчасти. Тем не менее, завуалированное, а  иногда и откровенно проявленное негативное отношение авторов публикаций к «другой стороне», будь-то Россия как государство или народ, или представители так называемых «ДНР/ЛНР»,  проявлялось в публикациях на эту тему безотносительно к  жанрам.

Всего же, за период мониторинга (октябрь 2016 - январь 2017: газеты «МИГ», «Панорама», новостные ленты сайтов  «Забор» (zabor.zp.ua), 061 (061.ua), misto.zp.ua; февраль – июнь 2017: еженедельники «МИГ» и «Панорама», новостные ленты  сайтов  «Забор» (zabor.zp.ua), 061 (061.ua), ipnews.zp.ua) мы выявили 81 текст, которые в той или иной степени содержали в себе проявления враждебности. Безусловно, это не окончательная цифра: мы собрали наиболее часто встречающиеся примеры использования языка вражды. По частоте нарушений на втором месте – этнические группы – 26% публикаций с использованием языка вражды. Замыкает тройку антирейтинга с 12 % нарушений - гендер.

Также отдельно мы выделили нарушения, которые касаются социальных групп – 11% от общего числа текстов содержали в себе некорректную лексику относительно людей с ограниченными возможностями и бывших заключенных. Как мы уже писали ранее, среди контента исследуемых СМИ фактически не встречались кейсы с языком вражды относительно внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). С одной стороны, это плюс, с другой – стоит отметить, что общее количество публикаций на эту тему в исследуемых медиа остается крайне низким, несмотря на то, что Запорожская область является одним из лидеров по количеству проживающих в регионе ВПЛ. Кроме того, среди исследуемого контента мы только один раз встретили публикацию с враждебной семантикой относительно религиозных групп. Рассмотрим подробнее основные направления нарушений.

Украино-российские отношения

Основную тематику этой категории, когда авторы использовали hate speech, составляют три группы. Первая – непосредственная аналитика или, реже, новости, касающиеся украино-российских отношений с точки зрения геополитического или внутригосударственного контекста. Такие тексты наиболее часто встречались с сети сайтов CitySites, в частности, на 061.ua. Например, аналитическая  февральская публикация «Признание Россией "документов" ОРДЛО: грозит ли грузинский сценарий Украине и каковы последствия путинского указа?» содержит вот такой фрагмент: «Еще более сложная жизнь ожидает и оккупированные районы Донбасса. Не самые умные пророссийски настроенные жители Донецка и Луганска сегодня ликуют. Как же, их бумажки сам Путин признал "паспортами"! Но именно для жителей оккупированных территорий последствия новой политики Кремля в Донбассе не сулят ничего не хорошего. Им грозят не только провокационные обстрелы "ополченцев", но и страшный экономический коллапс. Судя по заявлению главарей "ДНР" и "ЛНР" о "национализации" крупнейших предприятий Донбасса, которые работают под украинской юрисдикцией, в этот раз — это не пустая угроза». По сути, автор безосновательно дает достаточно оскорбительные оценки интеллектуального уровня жителей территорий Донецка и Луганска и прогнозирует негативные сценарии развития ситуации без достаточных аргументированных оснований.

Еще один пример – публикация от 7 мая «Вторая мировая война: украинский счет», насыщенная враждебной лексикой: «В путинской России сегодня воцарился культ побед, который получил едкое название победобесие. И вместо дня скорби по погибшим — превратился в новую имперскую вакханалию с изуверским, по отношению к павшим солдатам, лозунгом "Можем повторить" и новым штурмом макета рейхстага под Москвой», «Достойный наследник геббельсовских традиций "забыл" при этом несколько очевидных фактов». Здесь – и отождествление России с нацисткой Германией, и отождествление страны с ее лидером, и эксплуатация образа фашистов по отношению к России и ее жителям.

Подобное открытое враждебное отношение к «другой стороне» содержали и некоторые тексты еженедельника «МИГ». Например, в ноябре в еженедельнике опубликовали статью, содержащую элементы заказного материала «Российское убивает! УКРОП настаивает на маркировке продукции из РФ и запрете российских банков в Украине». В тексте можно найти ряд манипулятивных приемов, например, непосредственная манипуляция заголовком и искажение смысла события использование принципа переноса с частного на общее: все, что имеет отношение к российскому и так далее.

Еще один пример – репортаж журналиста газеты из Чонгара, опубликованный 13 апреля, «Весна на Чонгаре». Вот только один из фрагментов: «Но после оккупации Крыма рашистскими войсками движение поездов через Чонгар было остановлено – опустела железная дорога»; «По сути, эта скромная придорожная трансформаторная будка была символом сопротивления украинцев, поднявшихся против рашистской оккупации»; «По их объяснению, пешеходов на той стороне забирает автобус, который следует к рашистскому пункту пропуска», «Много сумок из багажника доставали при этом почти все. Значит, есть что везти от хунты».

Здесь использование уничижительных характеристик в отношении приверженцев России – «рашисты», проведение параллели «рашисты» = «фашисты», указание на  врага, подчеркивание враждебной позиции к другой стороне.

Вторая категория – непосредственно местные новости о ситуации в АТО, погибших украинских военнослужащих, внутренних событиях, связанных с этой тематикой: митинги, проявления сепаратизма, судебные дела над подозреваемыми в терроризме и так далее. Такие новости были больше свойственны сайтам ipnews.in.ua  и zabor.zp.ua. Например, февральская новость «Запорожский военный погиб в зоне АТО» с цитатой «Хай здохне все це бидло, що ходить по українській землі!» или новость с заголовком «В Запорожье пообещали повторить события 1918 года и освободить Крым» и цитатой «По ходу движения играла украинская патриотическая музыка, а активисты то и дело выкрикивали патриотические лозунги. Скандировали они: "Смерть ворогам!", "Україна понад усе!", "Пам’ятай чужинець — тут господар українець!", "Нехай Москва лежить в руїнах, а нам на це начхати, за нами вся Велика Україна і ми йдемо перемогати!", "Москалів на ножі!»

Иногда некорректную лексику содержали только заголовки новостей: «Бандеровцам смерть»: запорожская вата взбунтовалась», «В Запорожской области напали на "сепаров"», «С сегодняшнего дня в Украине будут штрафовать за ношение "колорадской" ленты».

В третью группу мы отнесли криминальные новости, в которых акцентировалось внимание на географической принадлежности правонарушителей. Таких новостей в общем массиве текстов об украино-российских отношениях – 16% или каждая шестая новость. Например, «В Запорожской области житель Донецка следил за женщинами и потом нападал на них», «Запорожские пограничники поймали жителя Донецка, который с помощью взятки хотел выехать из аннексированного Крыма» или «В Запорожье жестокий убийца из Крыма ждет наказания»

Основные нарушения в этой категории публикаций: трансляция враждебности, призывы к насилию, демонизация второй стороны, дегуманизация россиян как представителей враждебной  национальности, усиление образа врага, оскорбительные высказывания, уничижительная эмоциональная лексика, необоснованное акцентирование на географической принадлежности, практически перманентное нарушение презумпции невиновности, отсутствие полноценного информационного повода, манипулирование аудиторией за счет использования триггерных точек: Донбасс, аннексия Крыма, граница между Украиной и Крымом.

Этнические группы

Минимум, в 21 новости мы обнаружили нарушение профессиональных стандартов и  использование языка вражды в отношении этнических групп. В новостях запорожских медиа наибольшее акцентирование на преступной природе этнических или национальных групп происходило в отношении ромов («цыган»), представителей Армении и Грузии («кавказцев»), а также представителей Узбекистана, которые нарушали условия пересечения границы. Условно публикации этого направления можно отнести к одной группе: криминальные новости. В других тематиках представители этих групп как положительные или нейтральные герои публикаций отсутствуют.

Некоторые примеры: «В Запорожской области кавказцы угрожают сжечь женщину с 8-ю детьми»«В Запорожье благодаря 10-летней девочке копы поймали цыганок-мошенниц», «В  Запорожье бомж-азиат задушил своего коллегу прямо в пункте обогрева»«Запорожские пограничники задержали дюжину узбеков со взяткой».

Основные нарушения в этой категории публикаций: необоснованное акцентирование на принадлежности правонарушителей к определенной этнической группе, использование некорректного названия этнической группы, фактическое игнорирование правильного названия этнической группы, трансляция стереотипов о преступной природе определенных этнических групп, манипуляции заголовками, повсеместное нарушение презумпции невиновности, использование неуважительной и сленговой лексики при описании ситуации, а также  негативно окрашенных эмоциональных эпитетов/существительных/глаголов.

Гендер

Использование «гендерного» языка вражды в этой категории можно разделить на две подгруппы: первая касается темы ЛГБТ, вторая – женщин. В запорожских медиа, в свою очередь, освещение ЛГБТ-тематики также  можно условно разделить на несколько видов:  откровенно враждебное и манипулятивное, нейтральное освещение темы и замалчивание/игнорирование темы. Стоит отметить, что тематика ЛГБТ некоторыми СМИ сводилась исключительно до темы «геев», утрируя и искажая смыслы происходящих событий.

Например, «В Запорожье напали на участников флешмоба за равные права геев, инвалидов, ВИЧ-инфицированных». На самом деле, речь шла о ежегодном Радужном флешмобе, призывающем ценить многообразие мира и быть толерантными к любому, независимо от расы и этноса, социального статуса, гендерной идентичности или сексуальной ориентации, ВИЧ-статуса, наличия или отсутствия инвалидности.

Еще один пример: «Житель Запорожья забил до смерти гея-пенсионера». В новости нарушен ряд профессиональных стандартов, она изобилует эмоциями и содержит некорректную лексику.

Вторая подгруппа – гендерные стереотипы о женщинах. Например, вот такие «Женская дружба: девушка пыталась покончить с собой, поссорившись с подругой». Причем, в новости речь идет о 36-летней женщине, в публикации нет ни одного источника, подтверждающего причину ее решения нанести себе вред, кроме того, отсутствует логическая связь между тем, могут ли быть связаны решение об этом и женская дружба как общее явление.

Сексизм и объектное отношение к женщинам также проявлялись в заголовках местных СМИ. Как на сайте IpNews «Запорожские близняшки покоряют холостяка на известном теле-шоу», «Запорожская область: пьяная женщина пришла в школу».

Основные нарушения в этой категории публикаций: использование эмоциональной лексики, трансляция некорректных и негативных стереотипов относительно ЛГБТ, утрирование событий и сведение его до темы сексуальной ориентации, отсутствие значимых для аудитории информационных поводов, использование гендерной принадлежности как повод для сообщения, эксплуатация гендерных стереотипов, образов женской сексуальности, представления о женщинах как о личностях более низкого порядка, чем мужчины, использование сексистских изображений.

Социальные группы

В этой категории нарушения касались двух подгрупп: людей с ограниченными возможностями и людьми, которые отбывали наказание. Основное нарушение этой категории – некорректное название «инвалиды». И хотя в медиасреде дискуссии относительно правильного термина периодически обостряются, однако на сегодня корректным является выражение «люди с ограниченными возможностями».

Стоит отметить, что в некоторых исследуемых медиа, в частности, на сайте 061.ua, эта формулировка является стандартной. Однако не все исследуемые медиа использовали корректную лексику. Основными нарушителями в этой категории были онлайн-медиа.  Именно этой формулировки и не было в текстах об этой социальной группе на сайтах Zabor и Ipnews, допускали нарушения и в еженедельнике «МИГ». И хотя новости, по сути, часто касались важных проблем этой социальной группы, однако слово «инвалиды» повсеместно выносилось в заголовки: «В Запорожье с афганца-инвалида сняли обвинения», «В Запорожье для инвалидов предлагают оборудовать туалет и сделать пандус-мобиль «Дубовке», «Дети-инвалиды обрели дом», «Гатунок с кафе навлек на себя гнев не только инвалидов» и так далее.

Еще несколько кейсов с использованием языка вражды касался бывших заключенных. И хотя количество таких новостей было небольшим, предубеждение к этой социальной группе явно просматривалось  в контексте новостей. Квинтэссенцией негативного отношения к этой группе, а также примером нарушения профессиональных стандартов стала новость «В Запорожье бездетная бывшая зэчка украла младенца». Одним сленговым словом автор текста продемонстрировал предубеждение и негативное отношение как к социальной группе бывших заключенных в целом, так и с точки зрения гендера, использовав некорректную лексику в отношении женщины, совершившей преступление, что очевидно акцентирует внимание на ущербности героини публикации.

Еще один пример, связанный с криминальной тематикой, - заголовок новости о мужчине, который подозревается в нападении на ребенка: «В Запорожье 12-летнюю жертву бывшего зека перевели из реанимации». Использование сленга с таким негативным наполнением в отношении бывших заключенных в целом приводит к усилению предубежденного негативного отношения ко всем людям с судимостью.

Наиболее малочисленная по нарушениями группа – внутренне перемещенные лица - также попала в фокус внимания. Однако, здесь стоит говорить не об использовании языка вражды, а о некорректном употреблении терминов. В частности, переселенцев называли «беженцами», что является неверным по сути. Например, как здесь: «В Запорожье чиновники украли 12 миллионов гривен из денег, предназначенных беженцам». Напомним, одно из определений гласит: «Беженцем является любое лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений».  Корректным с точки зрения контекста публикации является название «внутренне перемещённые лица» - это люди или группы людей, которые были вынуждены спасаться бегством или покинуть свои дома или места проживания, из-за или чтобы избежать последствий вооруженного конфликта, ситуации общего насилия, нарушений прав человека или стихийных бедствий/техногенных катастроф, и которые не пересекли международно-признанную государственную границу страны».

Выводы и рекомендации

Мониторинг показал, что подавляющая часть текстов с использованием языка вражды была опубликована в онлайн-СМИ: 90% или 73 материала. Лидерами в нарушениях стали сайты Ipnews.in.ua (30 выявленных кейсов с использованием языка вражды всего за пять месяцев мониторинга) и zabor.zp.ua (29 выявленных кейсов с пользованием языка вражды за весь период мониторинга). 14 нарушений были выявлены на сайте 061.ua и восемь – в еженедельнике «МИГ». В еженедельнике «Панорама» и сайте-агрегаторе новостей misto.zp.ua мы не выявили случаев использования языка вражды.

Журналисты, в основном, использовали мягкий язык вражды. Это означает, что речь шла о создании негативного образа этнической или иной социальной группы, упоминании ее в уничижительном контексте, утверждении о ее неполноценности или моральных недостатках, а также цитировании некорректных/ксенофобных  высказываний и текстов без комментария или полемики. Крайне редко в публикациях присутствовали откровенные призывы к насилию или открыто транслировалась ненависть к какой-то социальной или этнической группе/народу. Таковы общие итоги мониторинга на предмет выявления языка вражды в публикациях запорожских медиа.

К возможным причинам выявленных нарушений можно отнести следующие:

  • невежество или игнорирование базовых профессиональных стандартов редакторами и журналистами,
  • незнание корректной терминологии, а также возможное игнорирование принятой терминологии ради экономии места в заголовках,
  • транслирование собственного предубежденного мнения в новостях,
  • смешивание роли СМИ  и пропаганды как таковой,
  • жертвование корректной подачей материала ради привлечения «кликов» за счет псевдосенсационности, тиражирования стереотипов и остроты заголовков,
  • недостаток или отсутствие понимания, что за каждым некорректным выражением и острой негативной эмоциональности, стоят люди (группы, народы), на которых они направлены.

Соответственно, выводы и рекомендации журналистам лежат в плоскости работы над повышением собственной ответственности за контент и следованию профессиональным стандартам. В частности, необходимо избегать манипуляций контентом и смыслами, например, искажая заголовки ради привлечения внимания аудитории: в профессиональном мире журналистики существует немало способов сделать это, не нарушая законы профессии. Не менее важно, в этом же контексте, определиться с редакционной политикой относительно заголовков и находить решения, в которых сочетаются профессиональные стандарты и привлечение интереса аудитории. Кроме того, важно повышать собственный уровень грамотности, расширять свои представления о реальности, работать с собственными предубеждениями и корректировать контент в соответствии с требованиями профессиональной журналистики. Стоит помнить, что роли профессиональных СМИ и роль пропагандиста – разнятся и, используя манипуляции с контентом, медиа автоматически теряет доверие и перестает восприниматься  как надежный партнер и с точки зрения аудитории, и с точки зрения рекламодателей. Так что выполнять подобные рекомендации стоит только по одной причине: на длительном тренде выживают лишь профессиональные СМИ.

***

Примеры присутствия языка вражды в запорожских медиа за ноябрь 2016 — январь 2017 года читайте здесь, а также в материале «Мягкая вражда: где запорожские СМИ пропускают стандарты». Кейсы за февраль 2017 года —здесь, за март — здесь, за апрель — здесь, за май – здесь, а также в статье «Цыганский барон», «зэчки» и «рашисты»: как всю весну запорожские СМИ тиражировали враждебность». Кейсы за июнь - здесь

Фото - SouthFront

Запорожье, для «Детектора медіа»
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
320
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop