ПРОЕКТИ
12:00
Вівторок, 2 Травня 2017

Директор «Кинопанорамы» Наталья Соболева: Я не понимаю, как наш кинотеатр умудрился выжить

Уже год к знакомству с мировыми шедеврами приглашает киноклуб BlowUp в одном из старейших кинотеатров страны.
Директор «Кинопанорамы» Наталья Соболева: Я не понимаю, как наш кинотеатр умудрился выжить
Директор «Кинопанорамы» Наталья Соболева: Я не понимаю, как наш кинотеатр умудрился выжить

Киноклуб как способ досуга для столицы уже константа. Инициативы, в рамках которых можно посмотреть и обсудить хорошее кино, появляются и исчезают, но никогда не пропадают с культурной карты города как понятие.

В рамках клуба BlowUp в «Кинопанораме» для обсуждения фильмов приглашаются профессионалы, а зрители поощряются к активному участию в беседе. В результате дискуссия не только дополняет сеанс, но и углубляет понимание кино как искусства. А порой поднимается к серьезным философским вопросам. Проходит это все весело и с задором.

О клубе и уникальном кинотеатре, где тот базируется, мы поговорили с идейным вдохновителем BlowUp, директором «Кинопанорамы» Натальей Соболевой. 

— Наталья, с чего начинался BlowUp?

— Давно хотела создать киноклуб и, собственно, его и делала в разное время и с разными людьми. Киноклуб для меня — это объединение киноманов. Не в профессиональном смысле, а в смысле любви к отличному кино. Отличному от других. Кино, которое всколыхнет все — и эмоции, и чувства, и воспоминания, и желания поразмышлять, поговорить, поспорить. Я мечтала показать многие киношедевры, изменившие ход культурной истории, повлиявшие на мировоззрение, вкус или даже жизнь человечества.

— Но киноклуб — явление распространенное. Зачем городу нужен еще один?

— Не думаю, что такое уж распространенное в наше время. Это довольно-таки запаристая штука. И многие профессионалы это понимают. Я что, не слышала: «И зачем тебе этот головняк?» И правда, если это все не любить безумно, это действительно головняк. Собирать людей по крупицам, объяснять, зачем им смотреть вот этот фильм 1947 года, влюблять их, учить чтению кинотекстов, а не просто смотрению сюжета — это, я вам скажу, очень нелегко.

— Почему в имени киноклуба название фильма Микеланджело Антониони?

— BlowUp. Любимый фильм. Любимый режиссер. Название придумала моя сестренка. BlowUp — фотоувеличение. То, что мы не видим сразу. Или то, что мы готовы придумать. К тому же, в этом фильме заложена суть философии Антониони, и многие именитые режиссеры признавали, что находились под влиянием и самой картины, и ее автора.

В клубе менялись и ведущие, и форматы встреч. Что сегодня собой представляет BlowUp?

— Сейчас киноклуб — это его постоянные участники, это члены творческого объединения Анфисы Коленко (нашего главного партнера) и случайно забежавшие зрители, которые либо становятся постоянными, либо нет.

Перед началом сеанса ведущий обозначает основные вопросы, которые могут возникнуть в процессе просмотра; знакомит с режиссером, историей создания фильма, еще чем-то, чем характеризуется эта работа. После показа — обсуждение. Чаще всего в роли экспертов у нас выступают кинокритик Александр Гусев (на мой взгляд, это один из самых серьезных интеллектуалов и знатоков кинематографа) и Екатерина Макаревич. Катя — журналист, философ, она работала продюсером на московских телеканалах, а сейчас живет в Украине.

Программа клуба состоит из проверенных годами фильмов, повлиявших на развитие кинематографа. Шедевров. Можно еще отметить день рождения выдающегося режиссера или актера, посвятить показ его творчеству. Так, например, мы отметим день рождения Клинта Иствуда, разве можно проехать мимо? Покажем 28 мая его «Птаху».

Мы просто идем своим путем, не размениваясь и не заморачиваясь. У нас много поклонников. Но много и непонимающих. Люди иногда приходят в кино, не обратив внимания на год выпуска фильма, на концепцию клуба, на афишу. А потом начинаются претензии: «Что это за фигня?! Что за фильмы?!»…

Например, на BlowUp Антониони один зритель на меня набросился: «Почему вы называете это шедевром?!». Я не отвечала, просто попросила поприсутствовать немного и послушать. А потом, когда люди начали обсуждать и у них родилось много-много мыслей и концепций, мой визави тоже начал вставлять свои пять копеек.И так разговорился, что самому понравилось.

— Киноклубы базируются и в свободных пространствах, и в творческих вузах, и в мультиплексах. Но на показе BlowUp возникает чувство, что «Кинопанорама» — лучшее место для общения на тему киноклассики. Откуда это ощущение? Оно есть наверняка не у меня одной.

— «Кинопанорама» просто заточена под это дело. Олдскульный кинотеатр, место творческое, атмосферное — последнее слово в свой адрес мы, пожалуй, слышим чаще других. «Кинопанорама» не может быть в тренде или не в тренде. Как моя любимая юбка, на которую обращают внимание уже семь лет. Потому что она вне времени. Построили шесть новых кинотеатров с залами по трафарету, придумали лофт, потом, глядишь, лофт устарел, пришло контемпорари. А кинозал «Кинопанорамы» вечный, потому что он — классика.

Просвещать — это часть истории «Кинопанорамы». В этом зале еще 20 лет назад проходили творческие вечера известных актеров, режиссеров, операторов. Старая киевская интеллигенция хорошо помнит уникальнейшие встречи с Параджановым, который выступал тут сразу же после тюрьмы, с Иваном Миколайчуком, Николаем Гринько и… долго перечислять.

Кинотеатр всегда был протестным, он все делал против течения. Это движение начала 28 лет назад директор кинотеатра Тамара Бирченко-Шулакова, находящаяся внутри замечательной тусовки шестидесятников. Когда фамилия Андрея Тарковского после того, как он не вернулся в Союз, была вычеркнута отовсюду с запретом даже упоминать ее, именно она показала его «Ностальгию» и «Жертвоприношение». Причем привезти запретные кинопленки они сговорились с Мариной Арсеньевной, сестрой Тарковского.

Сегодня кинотеатр продолжает свои традиции. Мы используем лучшие его качества: уникальную акустику, прекрасную видимость с каждого места — это заслуга лучших инженеров «Арсенала», которые строили кинотеатр. У нас очаровательное фойе, которое является, скорее, арт-пространством: тут демонстрируются выставки картин, фотографий. Фойе у нас постоянно трансформируется под проекты — переставляется мебель, перекрашиваются стены, меняются экспозиции.

Такой зал, как наш, нужно использовать не только в темноте. Он красив, уникален, похож на театр, в нем должны царить актеры, музыканты. И они это сразу чувствуют. Вот Алексей Горбунов недавно увидел зал и сказал, что хотел бы войти сюда со своим спектаклем.

Когда-то я из очень модного места перетащила в «Кинопанораму» «Монологи вагины». Случайно попала на спектакль, увидела неудовлетворенность актрис залом, который «потреблял» эту работу под виски и дорогой коньяк. Подошла к режиссеру, поздравила с творческим достижением, спросила: «Почему в этом зале?». Джулиано (режиссер) ответил, что залов в Киеве нет. Я сказала: «А вот и есть!». Мы тут же поехали в кинотеатр, и Джулиано в него влюбился.

— Кинотеатр часто принимает разнообразные не связанные с кино проекты. Для кого в «Кинопанораме» всегда открыты двери — и зал?

— Мы поддерживаем всех, кто творческий, жаждущий, мыслящий. Не поддерживаем в плохом смысле амбициозных без всяких на то оснований, глупых и наглых (нет, не той замечательной творческой наглостью, которая необходима, а простой хамской навязчивостью и непониманием).

Из интересных проектов — поддержали оперу-шутку «Медведь», озвученный «Вагоновожатыми» немой фильм «Ордер на арест» (проект Центра Довженко), премьеру Винсента Меттеля «Мыслители», премьеру Александра Брагина (автора студии «Квартал 95») «На прицеле у счастья», показ фильма «Земля» в озвучании группой «Даха Браха». Анжелика Рудницкая показала здесь премьеру своего клипа «Верю. Жду. Люблю», посвященного нашим солдатам. Она собирала средства для воинов АТО, сами они сидели в первом ряду — это было очень трогательное зрелище.

К еще одному удивительному проекту попросил нас подключиться отец Роман, настоятель храма при Александровской больнице. Он привез из Грузии икону святого Гавриила Ургебадзе, старца, который излечил многих людей, и фильм о нем. Это было невероятно: пришли прихожане, сестры милосердия, просто зрители, после фильма все желающие поднимались на сцену и рассказывали о своей встрече с человеком, провожать которого в последний путь пришла вся Грузия.

Также мы являемся постоянной локацией множества фестивалей: «Молодость», Docudays, KISFF, «100 фильмов за 100 минут». Из выставок — был, например, проект «Бедлам» (инициатор — Таня Кабанец) — экспозиция картин пациентов больницы им. Павлова... Можно еще много всего перечислить.

— В «Кинопанораме» не только проходят многочисленные немейнстримные тусовки — у вас и репертуар исключительно артхаусный…

— Не вижу смысла показывать то, что идет в Киеве в количестве восьмидесяти копий и рядом, в твоем же районе. Вижу смысл показывать умное, необычное кино, на которое к нам потянутся со всего города.

В репертуар я беру, в основном, «сливки» — оскароносное и ветконосное кино. Остальное могу себе позволить не брать. Увы, у нас все еще нет DCP, и некоторые фильмы пролетают мимо, вернее, мы оказываемся в пролете, но ничего, как там говорят — «голь на выдумки хитра»?

Также мы показываем почти все, что снимается в Украине (кроме того, что выходит на DCP). В прошлом году — 24 фильма. Например, у нас проходила премьера фильма «Свой голос» о хоре Щедрик (авторы — Сергей Маслобойщиков и Светлана Зиновьева), «Наследие нации» о вышиванках (авторы — Леся Воронюк-Волошина и Александр Ткачук). Кстати, к этой одежде у нас особое отношение. Уже три года работает акция «Зрителям в вышиванках — билет за 30 грн». Люди специально одеваются красиво и приходят в кино (улыбается).

— Но если судить по количеству зрителей, «Кинопанорама» поддерживает национальное кинопроизводство себе в убыток.

— Это вопрос патриотизма и, как я говорю, глубины. Знаете, как дайверы постепенно наращивают глубину, так и зрителя нужно постепенно погружать в серьезные вещи, тогда он почувствует красоту и научится правильно дышать.

— А как при лояльной ценовой политике и артхаусной направленности кинотеатру удается держаться на плаву?

— Я вообще не понимаю, как он умудрился выжить. У «Кинопанорамы» нет ничего — ни своей аппаратуры, ни ремонта, ни бюджетов. Аппаратуру дают друзья, сайт сделали поклонники. Помогают все, кто хочет. Кинотеатр не водружается на рельсы стандартного бизнеса, но живет своей независимой жизнью.

Я иногда чувствую, как он излечивает людей, привлекает тех, кто сразу в него влюбляются — и как отторгает тех, кого не хочет у себя видеть. Режиссер Любомир Левицкий, когда в первый раз зашел на показ своего фильма «Тени незабытых предков», сразу сказал: «Это не кинотеатр, это Эгрегор», ментальный конденсат, порождаемый людьми, но обретающий самостоятельное бытие. «Кинопанорама» несет свою самобытность и уникальность, не заботясь о производимом впечатлении — но все-таки производит его на людей, которые чувствуют настоящесть. 

Ирина Гринюк, киновед, редактор, сценарист

Фото: Анна Семенова и из личного архива Натальи Соболевой

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1822
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop