ПРОЕКТИ
12:10
Понеділок, 15 Червня 2015

Кино раздора

Режиссер фильма «Оккупация» Валериу Жереги просит Общественный совет при Госкино помочь ему разрешить конфликт с продюсерами
Кино раздора
Кино раздора

Молдавский кинорежиссер Валериу Жереги обратился с открытым письмом к членам общественного совета при Госкино с просьбой помочь разрешить производственный конфликт с продюсером фильма «Оккупация» Владимиром Филипповым. Свое обращение режиссер передал через одного из членов общественного совета Дениса Масликова.

 

Напомним, фильм «Оккупация» (первоначальное название «Вариант Маркони») победил на третьем питчинге Госкино, его должна была снимать режиссер Анна Гресь, однако уже на пятом питчинге продюсеры поменяли режиссера на Лесю Калинскую, а потом еще раз сменили режиссера на Валериу Жереги. (В свое время Анна Гресь отказалась комментировать свой уход из проекта.) Стоит отметить, что это не единичный случай смены режиссеров на проектах, которые выигрывали питчинги Госкино. Однако, изменения на этом проекте, как и на всех других, всегда проходили за закрытой дверью, тогдашняя глава Госкино Екатерина Копылова требовала всех посторонних, в том числе и прессу, покинуть заседание, и на нем оставались только члены питчинговой комиссии и авторы проекта, на котором происходила смена режиссера.

 

Далее приводим полный текст обращения Валериу Жереги:

 

«Общественному совету

при Государственном

агентстве Украины

по вопросам кино

 

Заявление

 

Я, Валериу Жереги, режиссер-постановщик, автор сценария и сооператор-постановщик полнометражного художественного фильма «Оккупация» по мотивам киноповести Марка Гресь «Вариант Маркони», производства Продюсерского центра «ИнсайтМедиа», создаваемого при финансовой поддержке Государственного агентства Украины по вопросам кино, обращаюсь к Общественному совету при Государственном агентстве Украины по вопросам кино с просьбой помочь разрешить производственный конфликт, который возник по вине руководства ПЦ «ИнсайтМедиа», причиной которого могли стать нецелевое использование средств из государственного бюджета Украины и, возможно, подделка продюсерами документов проекта.

 

Как мне объяснили в производственном отделе Госкино Украины, в 2013 году на картину было выделено 12 миллионов гривен (1 507 000 долл.). В том же году «ИнсайтМедиа» получил 70% от выделенной суммы. По их отчетным документам на съемочный период - это половина работ из утвержденного КПП - было потрачено 2 068 185 грн. - это 258 000 долл. Получается, что на подготовительный период было потрачено 7 613 000 грн.

 

Я был уже третьим режиссером на этой картине, и мой подготовительный период длился всего 2,5 месяца, в котором малой группой был один выезд на локации - 10 дней. Ничего не покупали, ничего не приобреталось, не шили, не строили, пробы проводились в коридоре, музыку не писали, актерам не платили и т.д. Куда были «потрачены» почти 1 млн долларов США по курсу того времени до съемочного периода? И где остальные деньги, если на съемочный период у них потрачено всего 2 064 000 гривен (258 000 долл.)?

 

Картина создавалась в копродукции Украины, Молдовы и Румынии, но после неожиданной для всех остановки производства фильма Молдова и Румыния покинули проект.

 

В марте 2014 года продюсеры внезапно объявили о новой бессрочной - третьей по счету, консервации фильма, которая длится уже более года, по причине того, что средства, выделенные государством на ленту, якобы неожиданно закончились, а дополнительное финансирование продюсеры не обеспечили, согласно своим обязательствам. Как же продюсеры планировали работу для съемок, утвержденных в Госкино объектов?

 

Сейчас в Актах выполненных работ по съемочному периоду некоторых членов съемочной группы вынудили поставить свою подпись в документе о том, что они якобы отсняли и объект «Лагерь повстанцев (Буки)», где большой метраж (иначе не отдавали им заработанные деньги или их часть).

 

Я такой Акт не подписывал потому, что мы объект «Лагерь повстанцев (Буки)», не снимали. Проверив эти Акты, предполагаю, что можно будет дополнить список группы, подписавшиеся под ложной информацией об «отснятых» объектов. Генеральный продюсер проекта Владимир Филиппов довел людей до критической необходимости получения своих честно заработанных денег и, как я предполагаю, продюсеры вынудили этих людей подписать эти акты. Я лично утверждаю: объекты «Лагерь повстанцев (Буки)», «Железнодорожная станция», «Лес», - это 40% картины - не были отсняты.

 

Предполагаю, что, отчитываясь за съемочные объекты из моего сценария «Оккупация» как «отснятые», г-н Филиппов преследует следующую цель: введя в заблуждение Госкино в том, что материал якобы «не качественный» - можно списать огромные деньги на ложно-проведенные съемки дорогостоящих объектов. В создавшейся форс-мажорной ситуации можно заполучить поддержку руководства о списании «не качественного» материала и потом его уже никто смотреть, оценивать и проверять не будет. Таким образом, можно оправдать якобы «потраченные» средства на «творческую неудачу» в производстве дорого выглядящего фильма. Наша профессиональная съемочная группа, коллеги-кинематографисты других стран оценили наш материал как правдивый, неординарный и профессиональный. Это подтверждает и большая поддержка в интернете наших двух трейлеров «Оккупация», где основной вопрос тысяч граждан: «Где, когда, наконец, выйдет эта картина? Это же сейчас - оружие!».

 

 

Для того, чтобы нагнать полезный метраж для полной Единицы - 110 мин, продюсеры планирует к отснятому материалу доснять 50 мин. современные документальные эпизоды, на это у них даже есть так называемый «сценарий». В. Филиппов и А. Суярко давали мне читать этот бездарный, низкопробный текст с целью уговорить меня доснять не достающий по минутам полезный метраж для картины. Там, оказывается, старая бабушка Олеся - бывшая молодая героиня нашего фильма, сегодня представляет в Европе свою книгу «Оккупация», вспоминает о былом времени, то есть пересказывает то, что помнит - это как раз наши не доснятые эпизоды! Там же, за границей, оказывается и сын Маркони, он тоже вспоминает про папу-чекиста. За описание преступления большевиков в Украине российские спецслужбы пытаются отравить бабушку...

 

В таком искусственном соединении постановочного материала и псевдо-документальных эпизодов не могут быть воссозданы исторические события в Украине 20-х годов, с такой «халтурой» во имя спасения положения продюсеров нельзя создавать патриотическое кино, ведь наша задача была раскрыть тайные методы и механизмы Кремля того времени для оккупации чужих стран - то, что сегодня и происходит в действительности. В результате такой «деятельности» будет не исторический художественный фильм, а только фиктивный отчет продюсеров о реализации производственной Единицы за освоенный бюджет.

 

Я отказываюсь принимать такую перспективу для нашего фильма с подменой фальшью правильного развития драматургических коллизий - такому продукту не место в моей фильмографии. Но продюсеры и дальше ищут способы именно так завершить работу над картиной даже без моего участия. Я от картины по сценарию «Оккупация» не отказывался, меня никто не уведомил о закрытии проекта, я в ожидании продолжения работы над фильмом. И я не поставлю свою подпись под исковерканным моим сценарием и не дам мое имя как режиссер-постановщик в случае, если такой «фильм» выйдет в новом варианте. И готов буду доказать свое авторское право во всех инстанциях.

 

«ИнсайтМедиа» остались должны выплатить мне большую часть гонорара и зарплату съемочной группе за длительный период времени.

 

Я не могу от них получить гонорар, как мы договаривались до начала работы над фильмом с г-ном Филипповым, согласно подписанной между нами бумаги с суммой и графиком выплат за мою работу над картиной в ранее оговоренных сроках (с 05.08.13 по 28.07.14).

 

«ИнсайтМедиа» не компенсировала мне длительное проживание в Киеве во время трех простоев, хотя эти консервации были не по моей, а по их вине. И я, как приглашенный из другой страны режиссер, не получал за это время даже суточные в Киеве. Кстати, почему-то суточные нам выдавали только в съемочном периоде в единственной экспедиции и только по 100 грн.

 

Чтобы понять, на какие средства мы создаем картину, и причины непредвиденных простоев, которые против всякой логики вывели съемочную группу и актеров из графика производства, я попросил продюсеров ознакомить меня с лимиткой, сметой и Актами выполненных работ, но мне было отказано. Позже я письменно обратился в Госкино к г-ну Филиппу Ильенко с этой же просьбой, однако, к моему большому удивлению, он мне отказал, ссылаясь на то, что между Госкино и «ИнсайтМедиа» есть договор о совместном производстве и он мне указал просить копии данных документов не в Госкино, а на «ИнсайМедиа», как будто это секретной важности документы.

 

Может быть, мне не дают документы по причине того, что в них может быть неверная информация о нашей работе и о потраченных средствах. Более того, подозреваю, что без меня могла быть использована в документах и моя подпись. Эти сомнения основаны на том, что продюсеры, отправив меня с семьей в Кишинев якобы только на 10 дней... (и это длится до сих пор, более года), вошли в квартиру, которую они нам снимали, в наше отсутствие сами собрали наши семейные вещи по коробкам и сумкам. Там был компьютер, в рабочем столе находились все документы по картине (моя жена Анна Бардук была вторым режиссером), находилось несколько чистых листов с моей подписью, которые я оставил для моего сына Кристиана. Всего этого в коробках и сумках не оказалось. Они с трудом и скандалом вернули наши вещи через полгода...

 

Предполагаю, что в создавшихся форс-мажорных ситуациях в стране, кому-то может быть и выгодно заморозить дорогостоящий проект, чтобы списать в никуда все затраты.

 

Прошу Общественный совет при Государственном агентстве Украины по вопросам кино помочь разрешить эту конфликтную ситуацию и доснять этот многострадальный проект, который очень важен сейчас для Украины.

 

С уважением,

Валериу Жереги, 10 июня, 2015»

 

«Детектор медіа» обратилась к режиссеру с просьбой подтвердить озвученные в заявлении вопросы и получила ответ: «Да, это письмо с изложением малой части непрофессиональной, чтобы не сказать иначе, организации кинопроизводства за счет государственного бюджета мной написано. Не говорю уже об этике, хамстве, наглости, лжи и обмане, и вот такого рода ведения финансовых операций. Это я написал сценарий - 16 вариантов, и они в конце решили оплатить эту работу за... 3000 долл. Впрочем, так и не додали, теперь уже не хотят».

 

В подтверждение этих своих слов Валериу Жереги привел письмо продюсера Андрея Суярко: «Валерий Исаевич, Да, мы договаривались о сумме за сценарий 3000. Подтверждаю еще раз. Исходя из курса на момент заключения договора, эта сумма равнялась 31800 авторские и 7950 за передачу прав. Чистыми это получается - 32107 грн. 12000 мы выплатили год назад, и это была 1000 дол. на тот момент. По тому договору мы Вам еще должны 20107 грн. (на руки после вычета налогов). На сегодня это 915 дол... Поэтому те деньги, которые мы Вам заплатили сейчас, 1170 дол., на самом деле есть аванс на дальнейшую работу, и никто не мешает нам с Вами засчитать их условно как оплату за сценарий. А когда мы заплатим Вам оставшиеся 915 дол., то всего получится: 1000+1170+915= 3085 дол. То есть, Вы даже получаете сумму больше чем договаривались, договор будет закрыт, и мы будем в расчете. И сможем продолжить нашу дальнейшую работу, подписывать или не подписывать дополнения и т.д. С уважением, Андрей Суярко»

 

Еще в декабре 2014 года в комментарии «Детектор медіа» продюсер проекта Владимир Филиппов так комментировал конфликт: «В самый неподходящий момент закончились деньги, а работать без денег режиссер не хочет. Мы найдем, как решить эту проблему. Я надеюсь, что Валериу Жереги вернется на проект, найдет новый виток сил, чтобы решить все накопившиеся проблемы. Хочется ему публично сказать, что для меня не деньги основополагающее в этом проекте, и если для него краеугольным в этом проекте будет сумма его гонорара, то проект будет на грани того чтобы развалиться. Если же он найдет творческие посылы, и поймет, что не все решает сумма гонорара, то мы должны фильм снять».

 

На вопрос, почему на проекте происходила смена режиссеров в декабре 2014 года, г-н Филиппов ответил так: «Этот вопрос лучше адресовать режиссерам. Я думаю, это связано с тем, что режиссеры боятся брать на себя ответственность за такие тяжеловесные проекты. Анна ушла из проекта, потому что хотела снимать и полнометражную версию и сериальную, причем ориентированную на Москву. После того как стало понятно, что найти финансирование на 4-серийную версию фильма про Холодный Яр в Москве не получается, Анна решила уйти из проекта. В этом проекте говорится правда о Холодном Яре. Как большевики его уничтожили? Благодаря хитроумным методам, которыми разделяли атаманов между собой, в конце концов победили их манипуляционным методом, информационной войной».

 

Сразу после получения обращения Валериу Жереги к Общественному совету «Детектор медіа» связалась с продюсером фильма и по совместительству главой Общественного совета при Госкино Владимиром Филипповым с просьбой прокомментировать озвученные в заявлении обвинения. «У нас есть задолженность перед господином Жереги в 19 тысяч гривен за работу сценариста. Я считаю, что именно это является основой всего конфликта, но я могу и ошибаться. Эта задолженность будет закрыта в самое ближайшее время. Она возникла из-за кризиса в стране, анексии Крыма и войны. По-человечески мы понимаем его претензии, но как продюсеры не понимаем его настойчивости», - сказал в комментарии «Детектор медіа» господин Филиппов.

 

На вопрос, будет ли компания «ИнсайтМедиа» заканчивать работу над проектом «Оккупация» с этим режиссером, продюсер ответил: «Я думаю, что в ближайшее время мы подготовим коммюнике по этому вопросу и объявим свое решение». В то же время продюсер утверждает, что какое бы ни было принято решение - продолжать или нет в дальнейшем работу над проектом с Валериу Жереги - фильм «Оккупация» в любом случае будет доснят. «Фильм является одним из важных элементов в той информационной войне, которая сейчас идет, мы понимаем ответственность, которая на нас лежит. Поэтому мы хотим осовременить фильм, придать ему актуальность. Это изменение режиссер не принял», - добавил Филиппов.

 

Более подробный комментарий господин Филиппов пообещал предоставить «Детектор медіа» в интервью.

 

«Детектор медіа» также обратилась к главе Госкино Украины Филиппу Ильенко за комментарием и готова его опубликовать, как только получит в свое распоряжение.

 

Член Общественного совета при Госкино Денис Масликов, через которого Валериу Жереги передал свое обращение, предлагает провести общественную экспертизу Госкино про кинопроекту «Оккупация». «Вижу пока только один вариант помочь разобраться в этом конфликте - это проведение общественной экспертизы Госкино по этому проекту согласно постановлению Кабмина №976 от 5 ноября 2008 года. Сам Общественный совет не имеет права проведения подобных экспертиз, но это может сделать любая общественная организация, входящая в Совет. Предлагаю Общественному совету рассмотреть обращение Валериу Жереги и мое предложение о поддержке проведения общественной экспертизы Госкино по этому проекту одной или несколькими общественными организациями, которые входят в Совет и которые согласятся участвовать в экспертизе»,- написал Масликов в письме к членам общественного совета.

 

На пятницу, 19 июня, созывается внеочередное собрание Общественного совета при Госкино по данному вопросу. Об этом нам сообщил Владимир Филиппов, а также показал письмо с приглашением на данное собрание, адресованное Валериу Жереги, с предложением, если режиссер не сможет лично присутствовать на собрании, организовать скайп-связь.

 

Фото - www.allfun.md

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
3356
Переглядів
Коментарі
Valeriu Jereghi
12:49 / 16 Червня 2015
КТО И КАК ПРЕВРАЩАЕТ ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПРИ ГОСУДАРСТВЕННОМ АГЕНТСТВЕ УКРАИНЫ ПО ВОПРОСАМ КИНО В «COMEDY CLUB» Руководство Совета, оказывается, ведет государственной важности дела по Facebook- у. Вот, далеко за границей с Украиной, я получаю «Сообщение» от незнакомки, совсем неизвестной мне Г-же Svitlana Tymoshenko – так она значится в виртуальных социальных сетях: «Уважаемый Валерий Исаевич, 10.06.15 на адрес Общественного совета при Государственном агентстве Украины по вопросам кино Вами было направлено письмо-заявление с просьбой помочь разрешить конфликтную ситуацию, возникшую между Вами, как режиссером-постановщиком фильма "Оккупация", и продюсерским центром "Инсайт Медиа". В связи с рассмотрением письма, желая не оставить данный вопрос без внимания, руководство Общественного совета объявляет проведение внеочередного заседания 19 июня 2015г. в 16.00 по адресу: г. Киев, ул. Лаврская, 10, к. 413-а. Приглашаем Вас на заседание. Если Вы не сможете быть в Киеве 19 июня, просим Вас организовать онлайн-связь на время заседания. Ожидаем Вашего ответа. С уважением, Глава Общественного совета Филиппов В. Секретарь Общественного совета Тимошенко С.» Нужно отметить, что личный адрес Svitlana Tymoshenko в Facebook-е имеет сразу два отправителя. Я отвечаю: «Уважаемая госпожа Тимошенко, Общественный Совет должен внести предложение как завершить проект «Оккупация» по утвержденному сценарию. Потом, по приглашению Госкино я могу приехать только в качестве режиссера-постановщика кинопроекта, находящегося в производстве, а не в качестве обвинителя, обвиняемого или свидетеля по данному делу... С уважением - Валериу Жереги» Через трое суток, во втором часу ночи мне, гражданину другой страны, по Facebook-у летит следующее указание от имени Общественного Совета: «Господин Жереги, прошу Вас поясните: собирать ли нам Общественный совет по вопросу Вашего письма? Вы будете присутствовать?». Мой им ответ: «Собирать!»
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop